СУББОТА, 17 АВГУСТА 2019 ГОДА
17-06-2011, 08:03

Парламент или машина для голосования?


Виталий Воронов: "Никто не мешает депутатам "пахать" и разрабатывать законопроекты"

Одной из самых муссируемых тем последнего времени являются возможные досрочные выборы в мажилис. Не будет преувеличением сказать, что роль парламента в отечественной политической жизни в последние годы как-то незаметно нивелировалась. Видимо, тому есть немало причин, и одна из них заключается, как это ни печально, в ограничении законотворческой роли по идее главного законодательного органа. Об этом проблемном аспекте мы беседуем с Виталием Вороновым, председателем правления ОФ "Транспаренси Казахстан", членом Комиссии по правам человека при президенте РК.

- Аксиомой считается утверждение, что парламент является главным законодательным органом страны. А как обстоит дело с этим у нас? Как принимаются законы в нашем парламенте?

- Не все так однозначно. Ведь помимо парламентских республик существуют и президентские республики, кроме того, есть монархии. В разных странах по-разному построен как процесс законотворчества, так и системы законодательства. Естественно, что в парламентских республиках главная роль в этом процессе принадлежит именно парламенту. Он является не только главным, но и единственным законодательным органом. Так было и у нас вплоть до принятия 28 января 1993 года первой Конституции независимого Казахстана.

Затем ситуация изменилась. По ныне действующей Конституции парламент хоть и является главным законодательным органом, но большое значение имеет и законотворчество главы государства, а также деятельность исполнительных органов власти по принятию подзаконных актов. Плюс в систему действующего права включены нормативные акты ЦИК и Верховного Суда.

Поскольку в настоящее время я далек от парламентской "кухни", мне трудно судить профес-сионально о том, как принимаются законы в нашем двухпалатном парламенте.

- Почему у нас главная роль в законотворчестве принадлежит профильным министерствам, которые пишут законы под себя? Насколько это соответствует принципу разделения властей? И как сделать так, чтобы изменить эту не совсем логичную с точки зрения демократических норм ситуацию?

- Наверное, потому, что так удобнее. Тем более что у правительства есть право законодательной инициативы, как и у депутатов. Раньше разработкой законопроектов занимались смешанные рабочие группы, в которые входили депутаты, представители министерств и ведомств, а также ученые. Участие депутатов и профильных комитетов именно в разработке, а не только в голосовании позволяло более качественно заниматься законотворчеством. Во всяком случае, так мне кажется. Плюс некоторые депутаты сами реализовывали свое право законодательной инициативы. Я, например, до сих пор горжусь тем, что являюсь единственным автором законопроекта, принятого Верховным Советом в 1992 году и ставшего законом, который снял существовавший запрет для наших граждан на изменение записи о национальности. А ведь сколько немцев, казахов, евреев, корейцев и т.д. в советское время были записаны русскими и не могли поменять свою национальность...

Сейчас наши депутаты что-то редко пользуются таким правом либо реализуют его исключительно в угоду чисто политическим интересам, как это было в случаях с инициативами по внесению изменений в Конституцию. В то же время это объяснимо. У них же нет избирательных округов, они не связаны наказами избирателей, не несут перед ними никакой ответственности. Удобнее, когда работает правительство, а тебе остается только критиковать, дорабатывать готовый материал и голосовать.

Что нужно сделать, чтобы ситуация изменилась? Нужно наконец-то провести свободные, честные, открытые и справедливые выборы в парламент, чтобы в нем было обеспечено представительство интересов основной массы населения страны. Конечно, это трудно сделать в связи с упразднением мажоритарных округов, но можно компенсировать за счет получения мест в обеих палатах представителями других, кроме НДП "Нур Отан", политических партий.

- Какова законотворческая роль самого парламента? Как можно ее усилить?

- Работать надо. Никто не мешает депутатам "пахать" и разрабатывать законопроекты. Даже пресловутое обязательное наличие положительного заключения правительства по законопроектам, реализация которых требует бюджетных денег, не является помехой. Ведь все они - члены одной партии. Любого правительственного чиновника могут вызвать "на ковер".

Думаю, что и в нынешнем депутатском корпусе есть "трудяги", но их далеко не большинство и от них мало что зависит. Коллективное мнение превалирует. А ведь вопросы истины не решаются большинством голосов. Иногда прав может быть и один.

Активизировать законотворческую, да и не только эту роль парламента можно, например, путем усиления и развития его представительской функции, позволяющей ему говорить от имени большинства избирателей страны, а не только быть однопартийным образованием. Звучит несколько витиевато, но, думаю, суть понятна.

- Чисто дилетантский вопрос: может, ту штатную численность чиновников, которые участвуют в разработке законопроектов, передать из министерств в парламент?

- Это, насколько мне известно, всегда было достаточно большой проблемой. Сильные, уважающие себя и свой труд юристы и другие специалисты, в которых нуждается процесс законотворчества, не пойдут на работу ни в правительство, ни в парламент, хотя там сейчас, возможно, и неплохо платят. Депутаты и правительственные чиновники все равно получают за свой труд больше, чем "аппаратчики". Я не думаю, что при механическом переходе последних в аппарат парламента ситуация улучшится.

Здесь можно использовать мировой опыт, заключающийся в следующем: независимо от итогов выборов, профессиональный аппарат парламента (специалисты, эксперты и пр.) остается неизменным. Это сохраняет преемственность и не прекращает процесс законотворчества.

У нас же это извечная беда для всех ветвей власти. Каждый новый "бастык" тащит за собой свою "команду", причем руководствуясь не только и не столько критериями ее профессионализма.

- Что в этом плане может дать сравнительный анализ положения дел у нас и в цивилизованных странах?

- А для чего он нужен, этот анализ? Если есть лишнее время - попытайтесь проанализировать. В итоге все равно окажется, что у Казахстана свой путь, свой менталитет.

- Критики утверждают, что у нас нет даже парламентского контроля над процессом разработки республиканского бюджета. Когда, как и почему парламент фактически утратил возможность такого контроля?

- Согласен с критиками. Парламентский контроль в истинном понимании этого слова был упразднен с ликвидацией Контрольной палаты Верховного Совета в первой половине 1990-х годов. Постепенно парламент отказался от таких форм контроля, как создание комиссий, групп, проведение депутатских расследований. А ведь это касалось не только бюджета.

Почему? Да потому, что над депутатами сейчас "ничто не капает", кроме как угрозы роспуска со стороны тех, кто может их распустить. А как тогда их контролировать? Себе же дороже.

- Вы можете оценить, насколько ограничена законодательная инициатива депутатов на современном этапе?

- Думаю, что я уже ответил на этот вопрос выше. Основное ограничение - самоограничение, вызванное нежеланием или неумением работать. Желающий ищет возможности, нежелающий - причины.

Вопросы задавал

Кенже ТАТИЛЯ.

Комментарии