ВТОРНИК, 29 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
37448 7-06-2020, 13:50

О партии «Ак жол», геноциде казахов, «отце нации» и плутоватой статистике


Совсем недавно, 3 июня, фракция партии «Ак жол» в парламенте обратилась к заместителю премьер-министра РК с депутатским запросом, в котором призвала «дать  организованному тоталитарной властью большевиков на казахской земле Великому голоду (Ашаршылық) правовую оценку как факту геноцида против нашего народа». Безусловно, мажилисмены-«акжоловцы» имеют полное право выдвигать такие инициативы. Проблема в другом – в той несерьезности, с которой они отнеслись к обоснованию своего запроса, что для представителей законодательной власти недопустимо.   

Чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее поверят? 

«Полагаем необходимым Министерству иностранных дел начать работу по признанию Ашаршылық фактом геноцида на международном уровне, включая ООН, ОБСЕ, Конгресс США, Европарламент и др.», - считают депутаты и приводят следующие цифры: «Признанный мировым сообществом Голодомор в Украине унёс жизни 3 миллионов 900 тысяч человек, тогда как по недавним публикациям самих украинских исследователей, они оценивают жертвы голода в Казахстане более чем в 4 миллиона жизней, а потери нашего народа – в 70%».

Но, во-первых, массовый голод в Украине признало актом геноцида вовсе не мировое сообщество, а парламенты около двух десятков стран, или менее десяти процентов всех членов ООН. Если же брать более или менее влиятельные международные организации, то отдельные из них квалифицировали его, самое большее, как преступление против человечности, а это далеко не то же самое, что геноцид, для которого характерны особые признаки, прописанные в Конвенции ООН от 1948 года.

Во-вторых, непонятно, о публикациях каких украинских исследователей относительно количества жертв в Казахстане идет речь. Согласно данным Института демографии и социальных исследований НАН Украины, на которые опираются серьезные ученые этой страны, потери населения СССР из-за «избыточной» смертности в 1932-34 годах составили 8,7 миллиона человек, в том числе в Украине – 3,918 миллиона (13,3% населения республики), в России – 3,264 миллиона (3,2%), в Казахстане – 1,258 миллиона (22,4%). Причем речь идет о потерях не только «титульных» этносов, но и других.  

Думается, ответственная политическая организация, коей позиционирует себя партия «Ак жол», и ее представители в парламенте, прежде чем обращаться с запросом по столь важной теме в правительственные структуры, обязаны были очень скрупулезно отнестись к тому, что они озвучивают. Но, судя по всему, депутаты слепо доверились тем, кто подбросил им цифры и факты, взятые из, мягко говоря, сомнительных источников.

Возможно, причина здесь кроется в следующем. «Ак жол» считает себя последователем национально-освободительного движения «Алаш» (это зафиксировано и в программе партии). Отсюда чрезмерная идеализация его лидеров, попытки представить этих деятелей прошлого в образе чуть ли не пророков, уверенность в их безусловной правоте. Хотя они тоже, как и все люди, созданные из плоти и крови, были далеко не совершенными: чего-то не знали, в чем-то заблуждались, что-то делали не так. А для достижения своих политических и идеологических целей наверняка прибегали (пусть, возможно, и в меньшей степени, чем их оппоненты-большевики) к манипуляции общественным сознанием.  

К чему это я? А к тому, что цифры, которые фигурируют в депутатском запросе «акжоловцев» и которые  в последнее время встречаются в многочисленных публикациях, основаны, главным образом, на неких расчетах, вроде бы содержащихся в трудах лидера «Алаша» Алихана Букейханова. Дескать, он подсчитал, что к 1924 году численность казахов должна была достичь примерно 7,5 миллиона человек (или почти вдвое больше, чем по результатам первой всесоюзной переписи, которая состоялась спустя два года), а значит, мол, потери нашего народа от массового голода начала 1930-х составили свыше 4-х миллионов. И отсюда же делается вывод, что, если бы не Ашаршылык, то численность казахов к сегодняшнему дню могла быть 80-90 миллионов и даже больше.

Аргументы в подтверждение того, что эти цифры многократно завышены, были приведены в недавних публикациях на нашем сайте - «Игры патриотов» со статистикой жертв голода 1930-х: кто больше?» и «Ашаршылык: какими были потери казахского этноса, и сколько бы нас стало, не будь голода?». Но на днях позвонил один читатель и заявил, что приведенные в них доводы «наголову разбиваются» данными, содержащимися в очередной статье директора НИИ «Алаш», того самого, который и является главным популяризатором наследия Букейханова, а также его «гипотезы». И на публикации которого, по всей видимости, ориентируются «акжоловцы».  

Чего не знали или о чем умолчали лидер «Алаша» и его адепты?

Речь идет о статье в газете «Дат» от 28 мая с.г. В ней содержатся все те же ссылки на расчеты Букейханова. Но появилось и нечто новое – весьма занимательная таблица на тему «сколько бы нас стало, не случись Ашаршылык». Вот она:

Сопровождается таблица следующими словами: «Если взять хотя бы эти данные о казахах в 4.084 тыс. (по состоянию на 1897 год – прим. авт.) и умножить на самый низкий показатель среди других народов в ЦА – 1425,6%, или 14,2 раза (у туркмен), то численность казахов на сегодня должна была составить 57,9 млн. человек (!), …или если умножить в 34,2 раза (прирост узбеков), чтобы получить наиболее вероятную численность казахов к 2018 г., равную 139,7 млн. человек».

Почти 140 миллионов казахов (!) вместо сегодняшних 12 миллионов – таковы, уверяет автор, потенциальные потери нашего народа. И ведь многие верят этому, тем более что в доказательство приведены исходные цифры (причем официальные, задокументированные) на конец 19-го века. Однако, если копнуть чуть глубже, то станет очевидно, что директор НИИ «Алаш» либо по незнанию, либо намеренно оперирует заведомо недостоверными данными.

Во-первых, обращает на себя внимание фраза «ассимилировались с узбеками». Но ведь раз  ассимилировались, то, значит, почти миллион сартов нужно приплюсовать к 726 тысячам непосредственно узбеков, и тогда получатся совсем другие цифры как за 1897 год, так и в последнем столбце, где приведены проценты прироста.

Во-вторых, не учтено то очень важное обстоятельство, что царской переписью не были охвачены Бухарский эмират и Хивинское ханство, территории которых позже, в советское время, отошли к Узбекской (преимущественно) и Туркменской республикам. А это, по оценкам разных историков, от 2,6 до 2,9 миллиона населения, проживавшего в этих регионах с особым статусом: порядка 60 процентов составляли узбеки, очень много было туркмен, немало каракалпаков. И если, наряду с узбеками Ферганской и Самаркандской областей, посчитать их сородичей из Бухары и Хивы, добавить к ним сартов, то выяснится, что общая численность этого этноса к концу 19-го века составляла около 3,5 миллиона, или почти в пять раз больше, чем указано в таблице. В значительной степени будут скорректированы цифры, касающиеся и туркмен с каракалпаками (кстати, последних сегодня насчитывается не 1,8 миллиона, как уверяет автор, а вдвое меньше).

В-третьих, абсолютно проигнорирован тот факт, что в ходе переписи 1897-го жителей Российской империи идентифицировали не по этническому признаку, а по языковому. При этом ее организаторы не различали киргиз-кайсацкий (казахский) и кара-киргизский (собственно киргизский) языки. И что в итоге вышло? В Пишпекском и Пржевальском уездах Семиреченской области, территории которых сегодня входят в состав Кыргызстана, не обнаружилось ни одного (!) кара-киргиза, зато зафиксировано 278,8 тысячи киргиз-кайсаков, то есть казахов. Тогда как перепись 1926 года, проведенная уже после национального размежевания в Средней Азии и «обособления» друг от друга двух близких народов, выявила на всей территории Киргизской АССР лишь 1 тысячу 766 казахов.

На этот «нюанс» обращал внимание и выдающийся исследователь Востока, академик В,Бартольд: «Русская перепись 1897 г. признавала киргиз или, как тогда говорили, кара-киргиз, только в одной Ферганской области, где их насчитывалось 201 579 душ (в других областях кара-киргизы или, как их еще называли в XIX веке, "дикокаменные киргизы", объединялись вместе с казахами под общим названием "киргизы")». А, скажем, в Ошском уезде переписчики «насчитали» всего-то 1,7 тысячи кара-киргизов, отнеся подавляющую часть населения (156,5 тысячи) к носителям «тюркских наречий без распределения».

То есть, на самом деле киргизов в сумме было не менее 600 тысяч, или втрое больше, чем отражено в результатах царской переписи, а казахов –  на 277 тысяч меньше, или в общей сложности примерно 3,8 миллиона. Получается, что перед началом прошлого столетия узбеки уступали нам в численности не так уж много – 0,3 миллиона.  

Эти обстоятельства, мимо которых прошел – или сознательно не учел – автор статьи, сводят на нет все его последующие расчеты и выводы. Заодно возникает вопрос: а учитывал ли их (и был ли вообще в курсе, например, явного завышения численности казахов) Алихан Букейханов, на которого постоянно ссылается директор НИИ «Алаш»? И, соответственно, заслуживают ли доверия умозаключения «отца нации», как пафосно называет его сейчас определенная часть казахского общества?

Не стану утомлять читателей цифрами (при необходимости готов их предоставить), скажу только, что ни о каком 20-30-кратном росте численности узбеков, киргизов, каракалпаков не может быть и речи. Если иметь в виду все названные выше факторы, то за 120 лет (1897-2018) их стало больше, от силы, в 6-8 раз. И именно из этого нужно исходить при определении «потенциальных» потерь казахского народа. А фактические потери от Ашаршылыка, если основываться на результатах переписей 1926-го и 1937-го (их, в отличие от итогов  кампании 1939-го, авторитетные и неангажированные демографы признают как вполне объективные), составили примерно полтора миллиона, включая умерших голодной смертью и вынужденно бежавших за пределы СССР. То есть, выводы Института демографии и социальных исследований НАН Украины выглядят близкими к истине.

Как в ООН отреагировали бы на такой запрос?

Интересно, в партии «Ак жол» есть юристы, хотя бы немного разбирающиеся в международном праве? Они бы разъяснили инициаторам депутатского запроса одну простую вещь: завышать число жертв голода ради признания его актом геноцида нет никакой надобности. Главное тут – не количество (достаточно того факта, что гибель людей носила массовый характер), а мотивы, цели. Плюс обязательно наличие расовой, этнической или религиозной подоплеки. Скажем, убийство боснийскими сербами восьми тысяч боснийских же мусульман в Сребренице международный Гаагский трибунал квалифицировал как геноцид, а уничтожение «красными кхмерами» почти двух миллионов своих соотечественников-камбоджийцев такой оценки не получило.

Вольное обращение с цифрами человеческих потерь, напротив, вызывает лишь недоверие к тем, кто выдвигает подобные инициативы. Допустим чисто гипотетически, что наше Министерство иностранных дел переправит запрос депутатов от «Ак жола» в его нынешнем виде в профильную структуру ООН. Там прочтут слова про «более чем 4 миллиона жизней», прерванных голодом, и сверят эту цифру с данными официальной статистики на тот период, после чего просто покрутят пальцем у виска. Заодно будет нанесен урон репутации Казахстана, откуда поступают подобные иски.

Автор этих строк уверен в том, что Ашаршылык не будет признан на мировом уровне актом геноцида (и не раз в своих статьях приводил аргументы в пользу такого сценария), но отнюдь не против рассмотрения данного дела в соответствующих международных организациях. Хотя бы потому, что оно может положить конец спекуляциям вокруг страшного народного бедствия. Однако если наше государство решит-таки обратиться с подобным запросом, то он должен быть составлен очень тщательно, содержать в себе достоверные факты и надежную доказательную базу.  А для этого нам самим здесь, в Казахстане, надо со всей серьезностью, ответственно, избегая политизации вопроса, и всесторонне исследовать причины и последствия массового голода начала 1930-х.

Что же касается «акжоловцев», то, похоже, главным для них было просто громко прокричать и тем самым лишний раз напомнить о себе (и ведь они добились своей цели – едва ли не все отечественные и даже некоторые зарубежные СМИ сообщили о их инициативе). Одним словом, банальный популизм… 

Комментарии