ВТОРНИК, 29 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
4718 9-05-2020, 10:43

Финансовые миражи «КазАгро» и тщетные надежды сельчан


Известный российский политтехнолог Станислав Белковский советовал своим клиентам обещать чудо. Мол, в него люди поверят гораздо охотнее. Казалось бы, чушь несусветная. Ан нет. На самом деле это просто-таки рецепт выживаемости для тех, по кому давно пора заказывать поминки. Не верите – посмотрите на «второе рождение» государственного холдинга «КазАгро», погрязшего в многомиллиардных долгах и коррупционных скандалах.

Его руководство, даже не успев отряхнуться от прошлогодней зубодробительной критики, прозвучавшей из уст высшего руководства страны, приступило к раздаче несбыточных обещаний – закончить текущий год с прибылью, оздоровиться и стать, наконец, эффективным институтом развития, с пользой для Отечества возделывающим ниву АПК. И (хвала Белковскому!), вопреки реальному положению дел в этой квазигосударственной структуре таким посулам верят. И не просто верят, но и щедро спонсируют их из госбюджета.

Бермудский треугольник

Вряд ли стоит уточнять, что представляет собой НУХ «КазАгро». По сути, это гигантский финансовый насос по перекачке бюджетных денег. Создавался он с расчетом на то, что благодаря его деятельности государственные средства будут попадать на хорошо унавоженную почву и что в результате этого Казахстан получит стабильно работающие фермы, птицефабрики, теплицы, предприятия и цеха по переработке сельхозпродукции. Но уже вскоре после его появления стало понятным, что затея провалилась. Как выразился когда-то спикер нижней палаты парламента Нурлан Нигматулин, «КазАгро» превратился в бермудский треугольник. «Деньги попадают туда и безрезультатно исчезают», - констатировал он.

Долгие годы это было тайной Полишинеля, поскольку Счетный комитет довольно регулярно на протяжении последних десяти лет раскрывал секреты «фокусов» менеджмента «КазАгро». Речь шла о гигантских суммах безвозвратных кредитов, выданных холдингом, о низкой эффективности, несоблюдении «принципов адресности и целевого характера». В частности, проверив в 2016 году использование 1,6 триллиона тенге, выделенных «КазАгро», государственный аудит выявил финансовые нарушения на 22,4 миллиарда тенге, нарушения процедурного характера - на 18,3 миллиарда, а также неэффективно используемые активы в размере 82,9 миллиарда тенге.

Систематически остракизму деятельность государственного монстра подвергали и Первый президент Казахстана, и депутаты обеих палат парламента, и, что особенно показательно, сами фермеры, оплотом и опорой которых должен был стать «КазАгро». Госпомощь до них доходила редко, а если и доходила, то очень часто в виде банальной банковской кабалы. Но с холдинга как с гуся вода. Дальше причитаний «Ой бай» и демонстративных посадок отдельных «копперфильдов» дело не шло. Руководство «КазАгро» и сочувствующие его «бедам» высокопоставленные чиновники так умело забалтывали имеющиеся проблемы, что ему неизменно давался новый шанс.

Увы, но очень похоже на то, что история повторится снова, и что прозвучавшее летом прошлого года требование президента Касым-Жомарта Токаева кардинально перестроить работу холдинга в очередной раз будет дезавуировано исполнителями. И это при том, что пущенная на самотек ситуация с «КазАгро» достигла самого дна. Дальше, как говорится, уже некуда.

В устах главы государства описание этого самого дна звучит так: «Накопленный убыток «КазАгро» по итогам 2018 года составил более 120 миллиардов тенге. Из 672 профинансированных им проектов 270, или 40 процентов, являются простаивающими». Заодно президент ясно дал понять, что «благодарить» за это нужно самих руководителей данной структуры.

К аналогичным выводам по результатам очередной проверки деятельности «КазАгро» пришел и Счетный комитет. Выяснилось, что накопленные убытки холдинга оцениваются примерно в 400 миллиардов тенге. Только за 2017-2018 годы экономические потери от его деятельности составили 206,6 миллиарда тенге, чистые потери – 107 миллиардов тенге, упущенная выгода – 2,5 миллиарда. Но это ничуть не смущало руководство «КазАгро». Оно щедро премировало своих сотрудников за откровенные провалы. «При убыточной деятельности были выплачены премии в размере 4,3 миллиарда тенге за 2017-2018 годы», - бесстрастно констатировал Счетный комитет.

«Сокровища» «КазАгро»

Масштабы приведенных цифр, конечно, впечатляют. Но если еще чуть-чуть поскрести ту кастрюльную позолоту, которую на протяжении всех лет своего существования наводило «КазАгро», то они наверняка будут существенным образом подкорректированы. Сегодня мы знаем о количестве щедро профинансированных холдингом, но простаивающих производств, о проблемных активах в его портфеле (на начало прошлого года – 83 проекта стоимостью свыше 50 миллиардов тенге). А что мы знаем об историях с хеппи-эндом – о проектах, считающихся успешно реализованными? Очень мало. Но это те самые знания, которые лишь умножают скорбь.

Возьмем, к примеру, откормочную площадку на пять тысяч голов КРС в Балхашском районе Алматинской области, построенную ТОО «Отес Био Азия». Формально это успешный проект, предприятие входит в число действующих. А по факту… Объект стоимостью почти 3 миллиарда тенге должен был быть введен в эксплуатацию еще в первом полугодии 2010-го, однако сроки то и дело откладывались. В конце концов, его сдали в последние месяцы 2011-го, что в общем-то некритично, если учесть, сколь часто в наших широтах случаются форс-мажоры. Печально другое – в ходе строительства проект существенно подорожал. Его первоначально заявленная стоимость и так была выше средней (аналоги в других регионах обходились значительно дешевле), а после сдачи объекта в эксплуатацию выяснилось, что она выросла, по разным данным, на сумму от 500 миллионов до 1,7 миллиарда тенге. Естественно, под вопросом оказались рентабельность проекта и его будущее. Поэтому нет ничего удивительного в том, что уже через пару лет после запуска площадки официальный  сайт «КазАгро» сухим языком сообщил: объект испытывает дефицит оборотных средств, а поголовье скота составляет лишь 1,7 тысячи, или втрое меньше обещанного. Что, впрочем, ничуть не помешало тем, кто принимает решения, включить этот проект в различные государственные программы (индустриально-инновационного развития, «Агробизнес-2020», «Сыбага» и «Аманат») с предоставлением серьезных льгот. Кроме того, создатели откормплощадки вошли в число крупнейших лизингополучателей «КазАгро» и по странному стечению обстоятельств были «обласканы» куда более серьезными мерами поддержки, чем, скажем, знаменитое и стабильно работающее «Ордабасы кус». Согласно данным на осень 2014 года, по этому направлению ТОО «Отес Био Азия» должно было холдингу свыше 4-х миллиардов тенге. Срок погашения задолженности – 2025 год.

Пять лет назад площадку посетил аким области. А через год компании присудили звание  лучшего сельхозпроизводителя, несмотря на то, что она не смогла даже рассчитаться полностью за приобретенную технику – выполнить обязательства перед поставщиком ее заставил суд. В 2017-м сообщалось, что на откорме находятся всего-то немногим больше двух тысяч бычков, но при этом компания отнюдь не была обделена субсидиями. Так, в ноябре того же года она получила по бюджетной программе «развитие племенного животноводства, повышение продуктивности и качества продукции» свыше 165 миллионов тенге.
Но весной прошлого года стало очевидно, что, несмотря на всеобъемлющие меры поддержки, дела обстоят неважно. В СМИ появилось объявление следующего содержания: «Определением Специализированного экономического суда Алматинской области, номер 1912-19-3-1/747 от 13.03.2019 г., возбуждено гражданское дело о применении процедуры реабилитации к ТОО «Отес БИО Азия». Как говорится, комментарии излишни. Кроме, пожалуй, одного. В открытых источниках легко можно найти информацию о том, что почти за десять лет «успешного существования» и участия в целой серии госпрограмм ТОО «Отес Био Азия» со своей откормочной площадки заплатило налогов на общую сумму чуть более 176 миллионов тенге…

И таких «успешных» проектов в «КазАгро» много. Но, увы, вряд ли в ближайшей перспективе им будет дана справедливая оценка. Никто так глубоко нырять не собирается – куда как проще разбираться с «мусором», уже всплывшим на поверхность. Особенно если даже не пытаться ликвидировать его источник.

Безумству трансформаций поем мы песню

План трансформации «КазАгро», разработанный после прошлогодней критики со стороны президента, увы, вызывает лишь скепсис и заставляет вспоминать предыдущие бесплодные попытки превратить холдинг в нечто удобоваримое. В частности, еще в 2017 году обещалось, что многие его функции будут переданы в конкурентную среду, что «КазАгро» начнет финансировать село по принципу немецкого «Рентенбанка», перейдя на фондирование частных финансовых институтов. Но воз и ныне там.

Сегодня тоже звучит много обнадеживающих заявлений. Например, о выходе «КазАгро» на безубыточность, о повышении производительности труда и увеличении объемов экспорта продукции АПК, о привлечении инвестиций и инновационных технологий, о развитии новых бизнес-инициатив на селе. Но если учесть, какими шагами холдинг приближает это светлое будущее, то возникают серьезные сомнения в возможности реализации таких планов. Тем не менее, правительство по-прежнему на что-то надеется – невзирая на наличие в «КазАгро» признаков дефолта (о чем в деталях поведали аудиторы из Счетного комитета) и не дожидаясь сколь-нибудь качественных изменений в его деятельности, оно влило в холдинг очередную порцию бюджетных средств.

Осенью было принято решение, что в течение этого и следующего года «КазАгро» получит по 30 миллиардов тенге на «повышение эффективности производства продукции АПК путем повышения эффективности использования финансовых мер государственной поддержки». А «дочке» холдинга - АО «Аграрная кредитная корпорация» на эти же цели перепадет 210 миллиардов тенге, которые она должна будет освоить в течение ближайших трех лет. Правда, пандемия и набирающий обороты экономический кризис внесли некоторые коррективы в эти планы. Согласно внесенным в апреле изменениям в бюджет, «КазАгро» будет выделено всего 10 миллиардов, да и то на увеличение уставного капитала. А вот что касается ее «дочки», то первый транш в 70 миллиардов тенге для нее уже одобрен.

Но есть ли гарантия, что и эту прорву денег не постигнет участь распыленных по ветру триллионов тенге? Как говорится, большой и жирный вопрос. Еще больше и жирней он становится на фоне того, что происходит с «КазАгро» с лета прошлого года, после критики со стороны президента и сеанса разоблачений в исполнении Счетного комитета. А происходит банальная имитация бурной деятельности.

Как было заявлено, «КазАгро» взял курс на оптимизацию и оздоровление, на сокращение штатов и повышение степени доступности услуг холдинга для аграриев. Однако предпринимаемые им меры приобретают весьма уродливые черты.

Начнем с оптимизации. До нынешнего года в «КазАгро» входило семь дочерних компаний. На сегодня остались три – самые крепкие, стабильно выходившие в плюс. Это уже упомянутая «Аграрная кредитная корпорация», Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства и «КазАгроФинанс». Что касается остальных, то одна была передана под крышу профильного министерства, еще одна ликвидирована, а прочие просто влились в состав уцелевших «дочек». Как говорится, ловкость рук и никакого мошенничества.

Теперь что касается кадровых изменений. В частности, сформирован новый совет директоров. Вхождение в его состав трех независимых директоров – иностранцев было преподнесено как достижение. Однако эксперты довольно быстро развенчали этот миф. Так, авторы телеграм-канала Risk Takers не просто усомнились в независимости иностранцев, но и буквально на пальцах доказали ее отсутствие.

Цитируем: «Игорь Абрамов не является независимым членом СД. Он связан с правительством через холдинг «Байтерек» и QazTrade. Там он является членом СД в следующих организациях: Baiterek Venture, АО «ИФК», «Казына Капитал Менеджмент Fund», QazTrade. Майкл Ванштейн не является независимым членом СД. Он связан с правительством через «Байтерек», является членом СД в «KazakhExport». Йорг Андреас Динкелакер тоже не может считаться независимым членом СД. Он является руководителем проекта «Казахстанско-Германский аграрный политический диалог при Федеральном министерстве продовольствия и сельхозполитики Германии», что делает его зависимым». В итоге эксперты резюмируют: «Глядя на текущий состав СД, можно сделать вывод, что совет директоров набирается непрозрачно, и подбираются люди, удобные для правительства. В СД финансового института нет ни одного профессионала, имеющего опыт в рисках. Учитывая, что дочерние организации «КазАгро» являются кредитными учреждениями, СД должен обязательно иметь сертифицированных специалистов по рискам, чтобы не пришлось вновь спасать «КазАгро».

Еще больше вопросов вызывают другие кадровые рокировки. Взять АО «Аграрная кредитная корпорация». Сразу после разразившегося прошлым летом скандала председателем правления этой структуры был избран Мурат Дарибаев. Хотя он имеет два высших образования (экономист и автодорожник), АФН потребовало прекратить его полномочия из-за недостаточности стажа работы в финансовом секторе. Нынешней весной Дарибаева убрали, а на его место поставили Баглана Култаева – специалиста широкого профиля. Окончив два вуза - Казахскую академию спорта и туризма и Центрально-Азиатский университет, он успел и женщин от насилия позащищать, и в Институте повышения квалификации сотрудников органов юстиции поработать. Но хотя бы со стажем работы в финансовом секторе у него полный порядок – он работал в таких банках, как АТФ и «ЦентрКредит». Конечно, только время покажет, насколько эффективным управленцем окажется Култаев, но пока есть ощущение, что шило поменяли на мыло.

Сомнительными выглядят и другие новшества. Например, было заявлено о сокращении тысячи сотрудников холдинга, что, мол, позволит сэкономить 3,2 миллиарда тенге. В это можно было бы поверить, если бы вместо выбывших не стали активно привлекать персонал со стороны, используя аутсорсинг и аутстаффинг. В таком решении вроде бы нет ничего плохого. Мало того, прибегая к подобным механизмам, компании реально экономят на персонале. Правда, обычно речь идет о привлечении команды профессионалов (например, рекламщиков или айтишников) для решения четко поставленных задач. Но у «КазАгро» свои подходы.

Например, недавно были проведены закупки по лоту «Предоставление услуг персонала для АО «Холдинг «КазАгро» на определенный срок в необходимом количестве с уровнем квалификации, соответствующим технической спецификации в требуемых областях деятельности…». Цена вопроса - 18,8 миллиона тенге. Ранее аналогичным образом были закуплены услуги персонала еще на 85 миллионов тенге. Во столько холдингу обойдутся не менее 15 сотрудников, которые будут заняты в период с апреля по декабрь текущего года. «Игроки» в закупленной команде довольно разношерстные - водитель, переводчик, делопроизводитель, специалисты по связям с общественностью, по работе с проблемными кредитами и т.д. Получается, каждый из них будет обходиться холдингу в среднем в 620 тысяч тенге ежемесячно, тогда как услуги каждого из уволенной тысячи сотрудников стоили в среднем вдвое меньше...

О том, что экономия за счет сокращения штатов оказалась довольно призрачной, можно судить и по росту административных расходов «дочек» холдинга. Например, в «КазАгроФинансе» расходы на персонал, если сравнивать март прошлого года и март нынешнего, увеличились с 222-х до 263-х миллионов тенге. Также наблюдается рост затрат на профессиональные услуги, на повышение квалификации. В частности, в августе прошлого года компания потратила на повышение квалификации персонала почти 25 миллионов тенге. Еще около 270 миллионов в том же месяце ушли на тренинги и семинары.

Новая игра по старым правилам

Этим список новых правил жизни «КазАгро» в общем-то и исчерпывается. В остальном же суть его существования по-прежнему составляют все те же скандалы, интриги, расследования. Например, два с половиной месяца назад стало известно, что «Аграрная кредитная корпорация» незаконно за вознаграждение разместила в банке 11 миллиардов тенге – вместо того, чтобы направить их на поддержку сельских предпринимателей, А ранее, осенью прошлого года, был задержан управляющий директор компании, который путем обмана и злоупотреблений завладел 20 миллионами тенге.

Не собираются отказываться сотрудники холдинга и от привычки жить на широкую ногу. Скажем, в «КазАгроФинансе» аренда центрального офиса обходится в 28 миллионов тенге, автомобиля с водителем для управляющего директора-члена правления – в 7,8 миллиона тенге. Причем памятуют там и о том, что не только стены и место красят человека, но и годовой отчет. На разработку его визуальной графической концепции, иллюстрации и инфографику, профессиональную верстку, техническую редактуру, перевод и подготовку соответствующей интерактивной версии компания предусмотрела аж 7,2 миллиона тенге. Такой суммы достаточно для проведения текущего ремонта трех общеобразовательных школ в каком-нибудь регионе.

Вообще, оформлять все в красивую упаковку, похоже, стало для «КазАгро» и его «дочек» традицией.  Например, «Аграрная кредитная корпорация» намедни опубликовала объявление о закупе услуг по размещению информационно-имиджевых материалов в СМИ. Стоимость лота – 30,5 миллиона тенге. Информационный мониторинг обойдется компании еще в 9 миллионов тенге, плюс в 3 миллиона – услуги по ведению и модерации аккаунтов в социальных сетях.

Не скупится на рекламно-информационные услуги и Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства. На эти цели предусмотрены 20 миллионов тенге. Услуги по подготовке и размещению новостных сюжетов в эфире республиканских телеканалов обойдутся ему еще почти в 12 миллионов, услуги по подготовке и размещению специализированных программ на ТВ – в 9 миллионов.

Отдельная статья расходов – выстраивание отношений с внешним миром. Так, осенью прошлого года 3 миллиона тенге ушли на «услуги по проведению медиатренинга для топ-менеджеров и директоров департаментов центрального аппарата и филиалов АО «Аграрная кредитная корпорация». Цель мероприятия - поддержанию связи с общественностью/организациями и другой аудиторией. При этом на цели куда более важные, например, на анализ и оценку проектных рисков, потрачено всего 2,2 миллиона, а оценка инвестиционных проектов обошлась лишь в 2 миллиона. И подобных примеров – масса.

Вместо P.S.

Касым-Жомарт Токаев, говоря о необходимости трансформации «КазАгро» и других госхолдингов, ставил вполне конкретную задачу: «Об убытках квазигосударственных структур, национальных компаний нужно забыть как о кошмарном сне. Они должны генерировать только доходы, а не убытки. Необходимо помнить, что институты развития создавались именно под эти цели, как институты развития. Они призваны развивать экономику, инфраструктуру, индустрию».

Но применительно к «КазАгро» решение этой задачи выглядит невыполнимой миссией. Согласно акту проверки финансового состояния холдинга, подготовленному АО «BCC Invest», прошлый год он завершил с совокупным убытком в размере почти 10 миллиардов тенге. И хотя ревизоры отмечают, что по сравнению с 2018-м убыточность снизилась, особых поводов для оптимизма нет: менеджмент холдинга сегодня занят больше реставрацией фасада, нежели системными изменениями. Об этом на специальных парламентских слушаниях несколько месяцев назад говорили депутаты, представители Ассоциации финансистов и НПП «Атамекен». С их претензиями в своей статье «Богатое село ‒ богатый Казахстан: что мешает развитию аграрного сектора», опубликованной в начале марта в «Казахстанской правде», согласилась и теперь уже бывший спикер сената Дарига Назарбаева. По ее словам, «АО «НУХ «КазАгро», если проанализировать его практику (а именно это и сделали сенаторы), превратилось из института развития в очередной банк, который также выставляет аграриям неадекватно жесткие условия по обеспечению возвратности средств. Наш вывод – механизмы субсидирования отрасли нуждаются в коренном пересмотре».

Вполне вероятно, что попытки сенаторов навести хоть какой-то порядок в системе перетока бюджетных средств через «КазАгро» могли бы принести свои плоды. Но теперь в верхней палате парламента «новый хозяин», и хватит ли у него решимости (или хотя бы желания) продолжить дело, начатое предшественницей, неизвестно.

Между тем, с началом весенне-полевых работ наши коллеги не перестают публиковать мнения аграриев, которых сказками про ведущуюся полным ходом трансформацию не накормишь. Им нужны «живые» и «длинные» деньги на понятных и адекватных условиях. А именно этого как не было, так и нет. И, похоже, в ближайшей перспективе не предвидится. По крайней мере, до тех пор, пока структуры «КазАгро» не перестанут финансировать миражи, которым никогда не суждено стать реальностью. А произойдет это явно не скоро, если учесть, что только в нынешнем году Фонд поддержки сельского хозяйства в качестве затрат на услуги взыскания задолженности по проблемным проектам заложил порядка 330 миллионов тенге…

Комментарии