СРЕДА, 3 ИЮНЯ 2020 ГОДА
2850 25-03-2020, 12:22

Гражданское общество: большая «перестройка»


Еще в далеком 1993 году первый президент РК заявил о необходимости становления в Казахстане полноценного гражданского общества. Это, по его словам, одна из важных составляющих модернизации политических и социально-экономических процессов в стране. «Когда этот сектор экономики станет столь же значимым, как и государственный, - отметил Нурсултан Назарбаев, - степень экономической свободы граждан позволит им самим определять свое будущее». Поэтому государство стало создавать соответствующие условия, и, в первую очередь, формировать необходимую законодательную базу, которая постоянно обновляется и совершенствуется.  

Разрозненная мозаика

В 90-е годы прошлого века наблюдался рост гражданской инициативности. Независимые профсоюзы, партии, разного рода объединения стали появляться как грибы после дождя. Общественная жизнь бурлила и била ключом, но далеко не всегда этот процесс носил позитивный характер. Нередко такая активность сводилась к банальному критиканству государственных инициатив без какого-либо конструктивизма, а само гражданское общество выглядело довольно фрагментарным: была масса мелких, малоизвестных объединений, главной бедой которых было отсутствие целостности, а, следовательно, и перспективности с точки зрения дальнейшего нахождения в этом поле. Существовавшие же крупные общественные объединения, деятельность которых была достаточно эффективной и успешной, в силу своей природы не собирались «жить вечно», поскольку создавались ради достижения той или иной конкретной цели. Взять, к примеру, такое известное не только в Казахстане, но и далеко за его пределами движение, как «Невада-Семипалатинск», сыгравшее знаковую роль в выборе молодым независимым государством актуальной повестки дня. После решения своей главной задачи – закрытия Семипалатинского ядерного полигона и реализации серии антиядерных инициатив, которые были всецело поддержаны государством в лице президента и правительства, оно постепенно стало уходить в тень. 

Причин такой стагнации гражданской активности можно назвать много. Но главную, как думается, несколько лет назад назвал доктор философских наук Албан Балгимбаев. «За многие десятилетия тоталитарного режима сложилась «дурная наследственность», которую трудно преодолеть: отсутствие автономного и самостоятельного отношения людей к политике и государству, предполагающее уважение к закону. Именно поэтому, а также в силу низкого уровня культуры развитое гражданское общество формируется медленно, с откатами и деформациями», - заключил он. 

Учитывать общественные интересы

Сегодня, спустя годы, ситуация, безусловно, изменилась в лучшую сторону. Налицо очевидная заинтересованность гражданских активистов в том, чтобы принимать участие в решении общественно значимых проблем, растет количество НПО, происходит профессионализация объединений и общественных организаций. Государство всячески поддерживает усилия в этом направлении, мотивируя и поощряя деятельность третьего сектора. Совершенствуется система государственного социального заказа, увеличиваются его объемы, введены премии и гранты, реализуется концепция «слышащего государства», формируются разного рода дискуссионные и консультативно-совещательные площадки, созданы общественные советы, деятельность которых получила законодательное обоснование…  

И все же, несмотря на столь серьезные меры государственной поддержки, третий сектор еще не расправил крылья и пока не стал той силой, которая способна по-настоящему консолидировать общество. Это отмечается и в презентованной недавно  Министерством информации и общественного развития Концепции развития гражданского общества до 2025 года. «В настоящее время институты гражданского общества в недостаточной мере отображают общественные интересы», - говорится в тексте документа. Государство не в меньшей степени, чем население, заинтересовано в появлении полноценного партнера, которым может стать сильное и эффективное гражданское общество, поэтому пытается со своей стороны придать ускорение развитию «третьего сектора», помочь ему уверенно встать на ноги. Но тут нужна игра в четыре руки, а с этим есть проблемы – сами НПО не всегда готовы к «совместному исполнению». Ситуация осложняется тем, что далеко не все неправительственные организации намерены самосовершенствоваться и модернизироваться с тем, чтобы отвечать требованиям времени и существующему общественному запросу, а некоторые и вовсе воспринимают оказываемую государственную поддержку как нечто должное. Для таких объединений государственный социальный заказ стал не «плечом», а поводом сложить руки в ожидании очередной дозы бюджетных средств. Как выразился однажды директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев, это способствовало «формированию среди отдельных НПО настроений иждивенчества и их ориентации исключительно на государство, и, как следствие, произошла постепенная утрата ими своей самостоятельности и связей со своими целевыми группами». 

В прошлом году был опубликован национальный доклад «Гражданский сектор НПО Казахстана», подготовленный общественным фондом «Десента» в рамках проекта, реализуемого НАО «Центр поддержки гражданских инициатив». Его авторы, опираясь на данные опросов, приходят к довольно неутешительному выводу: 84,3 процента казахстанцев никак не участвуют в деятельности НПО, фондов и прочих организаций, представляющих гражданское общество. Аналогичная ситуация и с уровнем доверия. 

Слабо участвует в деятельности третьего сектора и бизнес, хотя потенциальную роль последнего в развитии гражданского общества трудно переоценить, учитывая пример тех же европейских стран. Впрочем, в последние годы здесь наблюдается некое оживление. Ведь, как отмечают в фонде «Десента», «гражданское общество производит и аккумулирует в обществе социальный капитал, доверие, способность к самоорганизации и взаимным действиям, что крайне важно для появления социальной среды, благоприятной для развития бизнеса и деловой активности, привлечения наиболее конкурентоспособной рабочей силы». 

А тем временем еще в прошлом году была анонсирована передача части государственных функций в конкурентную среду, в том числе туда, где занят гражданский сектор, и отечественные НПО должны быть готовы к такому повороту событий. 

Ответственное государство – ответственный гражданин

Готовы ли они? Ответ на этот вопрос вряд ли будет однозначным. Да, позитивные изменения, связанные с количественным ростом субъектов гражданского общества и их вовлеченностью в решение социальных задач,  очевидны. В то же время среднестатистическое НПО, как свидетельствуют данные национального доклада, представляет собой небольшую организацию с четырьмя сотрудниками в штате и бюджетом в 6,4 миллиона тенге ежегодно, которая осуществляет деятельность исключительно в пределах своего географического ареала. При таких исходных данных максимум ее возможностей – реализация не более пары проектов в год. Такая неправительственная организация зачастую не имеет собственного офиса, ее инфраструктурные возможности весьма скромны. Всего порядка 5-7 процентов от общего числа зарегистрированных в Казахстане НПО имеют довольно внушительную ресурсную базу и ежегодный бюджет от 15 миллионов тенге. 

Изменить положение призвана Концепция развития гражданского общества на ближайшие пять лет, проект которой был опубликован недавно и в текст которой по итогам широкого обсуждения с экспертами, представителями НПО были внесены поправки, предложенные общественниками. По крайней мере, большие надежды на нее возлагают как разработчик в лице Министерства информации и общественного согласия, так и многочисленные наблюдатели, а также сами представители третьего сектора. Ожидается, что в ходе ее реализации гражданское общество наконец-то начнет «перестраиваться, внедрять и использовать новые технологии, получать новые компетенции» при весомой поддержке со стороны государства.  

Гражданскому обществу предстоит преодолеть ряд барьеров. Среди них, помимо  вышеперечисленных, есть и такие: отсутствие диверсификации поступления финансовых средств, слабая координация между запросами населения и целевым выделением средств, кадровый дефицит, недостаточная транспарентность и плохо развитое партнерство между участниками гражданского общества, слабая представленность казахстанских институтов гражданского общества на международных площадках.

Для успешной реализации данной концепции есть главное – доверие между государством и гражданским сектором. Как отмечается в упомянутом выше национальном докладе, «значительная часть представителей НПО оценивает отношения с государством как отличные, либо как хорошие (совокупная доля таких ответов равно 57,6 процента). При этом оценка «хорошие тенденции, с тенденцией дальнейшего улучшения» составляет 31,9 процента. Доля негативных оценок не превышает 10 процентов». Такие данные, как говорят авторы исследования, свидетельствуют о том, что «за последние годы уровень взаимодействия НПО и государственных органов серьезно изменился. Практически не осталось работающих НПО, которые бы не взаимодействовали с государственными органами. Значительная группа НПО имеет регулярные взаимоотношения с государством. Как минимум раз в месяц с государством взаимодействует 38,9 процента организаций, раз в квартал – 59,8 процента». 

В документе прописаны довольно четкие и действенные механизмы достижения конкретных целей. В частности, ожидается, что в ближайшие пять лет гражданский сектор достигнет такого уровня развития, что напрямую будет влиять на побуждение государства к обеспечению интересов граждан, к формированию механизма обратной связи для повышения эффективности государственного управления и общественного контроля, к созданию благоприятных условий для участия граждан в процессе принятия решений на условиях подотчетности и прозрачности.

Усилия будут направлены, прежде всего, на модернизацию политической сферы, на совершенствование законодательных и институциональных основ для развития гражданского общества, на создание благоприятных условий для роста гражданской активности, волонтерства, благотворительности. При этом, наверное, впервые в подобного рода документах внимание акцентируется на качестве гражданской активности, идущей снизу, о стимулировании появления «ответственного гражданина». В тексте концепции уточняется, что конкретно имеется в виду: «Идеология «ответственного гражданина» будет предполагать, что граждане станут ответственными налогоплательщиками и будут участвовать в контроле над расходованием бюджетов разных уровней».

Кроме того, в рамках данной концепции предусматривается сделать довольно много конкретных шагов в сторону усиления гражданского контроля. Речь идет не только об общественных советах и общественных слушаниях. Ставка делается на гражданский мониторинг государственных проектов и программ, бюджетов. Одно из предполагаемых новшеств заключается в обеспечении участия представителей гражданского общества в составах советов директоров социально значимых предприятий квазигосударственного сектора. Как уточняется, это нужно «для повышения прозрачности в процессе принятия решений по управлению государственными активами». Также предусматривается создать онлайн-приемные во всех госорганах и сервис «Е-петиция». 

Комментарии