СРЕДА, 22 МАЯ 2019 ГОДА
30192 22-02-2019, 06:30

Если завтра все в стране вдруг заговорят на казахском… Продолжение темы


Несколько дней назад мы решили рассмотреть гипотетическую ситуацию: все граждане Казахстана в одночасье овладели государственным языком – что бы за этим последовало? Судя по реакции читателей, затронутая тема вызвала большой резонанс. Поэтому мы решили продолжить ее, адресовав те же самые вопросы другим экспертам:

  1. Это снимет внутреннее напряжение, которое присутствовало вследствие того, что казахский язык не был по-настоящему востребован?
  2. Как это отразится на межэтнических отношениях? Они улучшатся или останутся на том же уровне?
  3. Сегодня казахи не испытывают конкуренции в некоторых сферах, особенно в управленческой, благодаря тому, что кандидатов на занятие должностей в госорганах обязали знать государственный язык. Если вдруг все жители страны станут его носителями и появится реальная конкуренция, то смогут ли казахи ее выдержать?
  4. Как это скажется на миграционных процессах? Какая тенденция возобладает: выезд из Казахстана или, наоборот, въезд в него?
  5. Что станет с культурным и образовательным уровнем нашего общества? Он изменится? Если да, то в какую сторону?

Это станет импульсом к прогрессу

Жасарал Куанышалин, политолог:

1. Непременно снимет напряжение. Самое главное – исчезнут безобразные скандалы на языковой почве, которые время от времени сотрясают наше общество. Сотрясают единственно только вследствие того абсурдно-парадоксально-уродливого наследия колониальных времен, когда при практически поголовном владении коренными жителями – казахами - русским языком (хотя они живут в своем родном Отечестве, а не в России) подавляющее большинство русских, наоборот, не владеют казахским языком, хотя живут не в России, а в Казахстане. Прекращение же языковых скандалов избавит наше общество и от основной причины внутреннего напряжения – конфликтогенной ситуации, постоянно присутствующей в Казахстане из-за указанной выше языковой диспропорции.

2. В стране, где все граждане свободно владеют государственным языком, как это и должно быть в любом нормальном государстве, межэтнические отношения улучшатся намного. Этому будет способствовать, во-первых, уже сам факт знания всеми казахского языка. Во-вторых, обусловленная данным фактом естественная интеграция неказахов, прежде всего славян во главе с русскими, в казахскую языковую среду (тюркские и мусульманские диаспоры в основном уже интегрированы). В-третьих, полученная ими вследствие этого возможность читать книги, публикации в СМИ и Интернете на казахском языке, смотреть и слушать казахскоязычные телевидение и радио, посещать казахские театры и т.д., и в целом общение с казахами на их родном языке.

Все это поможет неказахам убрать те невидимые глазу, но всегда присутствовавшие (и, увы, присутствующие даже сейчас, спустя почти тридцать лет после обретения независимости) между ними и коренными жителями барьеры, возникшие в силу незнания первыми языка вторых, и позволит гораздо лучше понять нужды, заботы и чаяния казахов. Что, в свою очередь, повлечет за собой такие архиважные для постколониального общества изменения, как решительный отказ представителей бывшей имперской нации от мышления, претензий и амбиций «старшего брата», с одной стороны, и окончательное освобождение от комплекса «младшего брата» представителей бывшей колонизованной нации, с другой.

3. Известно, что здоровая конкуренция – один из универсальных двигателей прогресса. И в этом плане сфера госслужбы не является исключением. А казахи, как многократно доказывала наша история, - нация очень восприимчивая ко всему новому и потому достигала немалых успехов в самых различных сферах жизни даже в колониальные времена. Поэтому можно не сомневаться в том, что они выдержат любую конкуренцию, лишь бы она была, повторяю, здоровая. А это, в свою очередь, пойдет на пользу и их конкурентам-неказахам тоже, что в конечном итоге послужит делу оздоровления и совершенствования системы государственного управления в целом.

4. Улучшение межэтнических отношений, повышение уровня взаимопонимания, взаимоуважения между казахами и неказахами, оздоровление системы госуправления и другие позитивные изменения вследствие овладения казахским языком всеми жителями страны обязательно будут способствовать созданию привлекательного облика Казахстана как государства, где все граждане живут в атмосфере не только декларированной, но и реальной дружбы и согласия. А это, можно сказать, автоматически повлечет за собой сокращение эмиграции при одновременном усилении иммиграции.

5. Жизнь нашего общества в условиях свободного функционирования и развития в Казахстане языка его коренных жителей даст сильнейший импульс к прогрессивным изменениям и в духовной сфере тоже. В этой связи невольно вспоминается моя давняя статья «Коса геноцида косила не только экстенсивных...» («Казахская правда», №1, январь 1993 г.), которая была написана в порядке дискуссии с О.Сулейменовым по национальному вопросу. Она заканчивалась следующим абзацем:

«Ни «национал-радикалы», ни «национал-патриоты», под которыми Вы, Олжас Омарович, подразумеваете национал-демократов, не требуют «переменить все в один день», как Вы любите повторять. Они только хотят, чтобы вопиющие национальные проблемы казахского народа, которые можно и нужно разрешить сегодня, и разрешились сегодня, а не откладывались, не отодвигались за «более важные», по вашему мнению, социально-экономические проблемы. Выступая 1 ноября 1992 года в программе-дебюте «Гульжан ТВ», Вы, Олжас Омарович, повторили все то, о чем говорили в интервью «Казправде», и попутно использовали образное сравнение: «Нельзя давать жаждущему сразу ведро воды. Задохнется». Смею заверить, что это весьма неудачное сравнение. Жажда физическая и духовная – вещи принципиально разные. Первая из области физиологии, вторая – социальной психологии. Народ не задохнется, если возвратить ему сразу, в полной мере, все его национальные богатства: язык, культуру, образование, историю, религию, обычаи, традиции... Напротив, от этого он только быстрее возродится и окрепнет».

Я и сейчас остаюсь при этом своем мнении...

Странная «гипотеза», или Иллюстрация подмены реальности…

Петр Своик, общественный деятель:

Вообще, это сильный прием: допустить, что цель уже достигнута, и посмотреть, какие задачи в результате решаются. И вы тем более молодцы, что взялись за вопрос самый важный – о казахском языке. По сути, именно на нем держится и правовая, и идеологическая конструкция казахской национальной государственности, начиная с такой конституционной формулы: «Граждане Республики всех национальностей, объединенные общностью исторической судьбы с казахской нацией, составляют вместе с ней единый народ Казахстана». Как видим, в отличие от европейских государств, давно уже наполнивших понятие национального гражданским содержанием, у нас категории граждан, нации и народа юридически разводятся – мы ориентируемся на этно-национальную государственность. Мостиком же к соединению гражданского и этнического является конституционная норма о государственности казахского языка, овладев которым, гражданин становится частью казахской нации, а сама казахская нация, вобравшая в себя всех граждан Казахстана, – народом.

То есть только владеющий казахским языком гражданин имеет конституционное право считаться казахом и входить в казахскую нацию - никакой иной трактовки не сможет выдать даже Конституционный совет. И против чего вряд ли будут возражать даже самые убежденные казахские националисты (они же – национал-популисты).

Отсюда же и такое правовое следствие – гражданин, не владеющий государственным языком, не входит в казахскую нацию и, следовательно, не является казахом. По всей видимости, нагыз-нацпопы охотно поддержат и это утверждение, но, боюсь, такая правовая конструкция активно не понравится многим настоящим казахам.

Хотя другой Конституции у меня для вас нет.

Еще Конституция обязывает «правительство, местные представительные и исполнительные органы создать все необходимые организационные, материальные и технические условия для свободного и бесплатного овладения государственным языком всеми гражданами Республики Казахстан в соответствии со специальным законом». Но сам этот Закон – «О языках» -  ничем таким конкретным органы власти не озадачил, заменив обязанность государства «долгом каждого гражданина овладевать государственным языком, являющимся важнейшим фактором консолидации народа Казахстана». Такая подмена является, конечно, не ошибкой законодателя, а его принципиальной позицией. В самом деле: хочешь жить в Казахстане – знай казахский язык, в этом деле не государство обязано гражданам, а граждане – ему. Спросите национал-патриотов – они подтвердят.

Впрочем, нацпопы воспроизводят именно государственную позицию. Так, уже не в правовом, а в идеологическом документе - Доктрине национального единства - тоже сказано, что «овладение казахским языком должно стать долгом и обязанностью каждого гражданина Казахстана, это ключевой приоритет, главный фактор духовного и национального единства».

Отсюда, обратным ходом, непреложно следует, что граждане, не владеющие казахским языком, не соблюдают свой государственный долг и нарушают обязанность, посягают на ключевой приоритет и пребывают вне духовного и национального единства.

Между тем, всей этой правовой и идеологической конструкции национальной государственности уже три десятка лет, и пора бы показать и результат. Ведь если невладение казахским языком имеет сколь-нибудь массовый характер, то как-то страшновато думать, что консолидация народа Казахстана не осуществлена, а духовное и национальное единство не достигнуто.

Здесь горячие юридические головы могут сказать: закон о языках не соблюдается потому, что в УК не предусмотрено наказание граждан за уклонение от своего долга, а в ТК и в Законе «О госслужбе» нет запрета на занятие рабочих мест и должностей лицами, не владеющими государственным языком. И не сдуйся, например, форум «Жаңа Қазақстан» - его активисты сразу навели бы должный порядок.

Менее же горячие предлагают просто подождать: демография и миграция делают свое дело, мигрирующих из села в города носителей казахского языка становится все больше, а эмигрируют из Казахстана, по большей части, русскоязычные. И так постепенно можно прийти к той самой гипотетической ситуации, которую предложили  авторы вопросов.

Но мы-то с вами серьезные люди и отвечаем на вопросы серьезного издания, поэтому даже самую смелую гипотезу должны рассматривать не в жанре фэнтэзи, а в границах возможного и необходимого.

Под возможным мы понимаем реальное продвижение казахского языка – все-таки прошло три десятка лет непрерывных усилий, законодательного, идеологического и финансового обеспечения. Никто не может упрекнуть власти в том, что они бездействовали, экономили на госязыке или мешали его распространению. Следовательно, результат (давайте будем объективны и справедливы к нашему государству) получился именно такой, какой только и мог быть. И он, если кто не в курсе, совсем неплох, можно сказать – великолепный результат!

А именно: еще в 2017-м (этот год был определен реперным) доля взрослых, владеющих государственным языком по «Казтесту», составила 80%, а доля выпускников школ, владеющих казахским, – 70%. Английским, кстати, тогда овладело уже 15% казахстанцев – президентская установка на трехъязычие стремительно выполнялась!

А к 2020 году (то есть уже через десять месяцев) доля казахстанцев, владеющих государственным языком, возрастет до 95%, доля владеющих русским языком составит не менее 90%, английским – порядка 20%. Другими словами, практически уже сейчас нам с вами очень трудно найти человека, не владеющего казахским языком, – таких отыщется лишь один на двадцать казахстанцев. Чуть проще найти не понимающего языка межнационального общения – каждый встреченный нами десятый не знает русского. Зато с каждым пятым мы без проблем объяснимся на английском.

Вы спросите: откуда такие чудные сведения? И я вам отвечу: из «Государственной программы развития и функционирования языков на 2011-2020 годы» и отчетов о ее выполнении. Неважно, как говорят, важно, как отчитываются.

И другой официальной отчетности у меня для вас нет. А потому и нет языковой проблемы  – она успешно решена. А кто не верит – вопросы к власти.

Теперь насчет необходимого – а это необходимость для любого современного государства иметь в арсенале элит (политических, экономических, научных, культурных, занятых в средствах массовой информации и коммуникаций и так далее) хотя бы один из так называемых мировых языков. И совсем уж хорошо, если и население в своей массе тоже имеет своим какой-то из мировых языков. Да, еще в начале прошлого века государства оставались замкнутыми оболочками, внутри которых развивались национальные политические, экономические, идеологические, информационные, научно-образовательные и, соответственно, языковые системы. Необходимость же знать иностранные языки была лишь у дипломатов, военных и торговцев. Ныне же экономика, идеология, информатика и все, все, все вышло на наднациональный уровень, пребывание на котором требует массового владения хотя бы одним из мировых языков. Русский таким языком является, даже турецкий, хотя и с определенной натяжкой – тоже, а вот казахский - нет.

Зато граждане Казахстана, включая принадлежащих к казахской нации, русскоязычны. Как русскоязычна и сама казахская национальная государственность, несмотря на заполнение ее по этническому принципу.

Да, казахи стали русскоязычными в результате тяжелейших испытаний. Это Великая Отечественная война, в ходе которой в Казахстан была эвакуирована масса заводов, а казахские мужчины пошли воевать в русскоговорящую армию, это целина, это космодром и полигоны, это громадные индустриальные стройки. К такой трагической и героической истории можно относиться по-разному, но это – наша общая история и общие ее итоги. Бывает, люди не любят родителей и даже отказываются от них, но это само по себе проявление чудовищной ненормальности. А отказаться от собственной же генетики вообще не дано никому.

Итак, казахи, как и все казахстанцы, имеют русский язык своим первым или вторым родным или рабочим языком – и это нормально. Как нормально сохранять, передавать детям, развивать и казахский язык при всяческой государственной поддержке, насчет чего тоже имеется общественный консенсус.

Нормально, когда сами же казахи, даже если бы в Казахстане каким-то чудом не осталось ни одного русского, воспроизводят русскоязычие. А вот слабое аульное образование, не обеспечивающее сельской молодежи базовых знаний, включая языковые, превращающее их в социальных аутсайдеров в собственном государстве, – это категорически ненормально!

И еще, конечно, ненормально, когда государство опирает свою языковую и межнациональную политику не на реалии, а на двойные стандарты и на нереализуемые мифологемы, внушающие необоснованные надежды одним и нереализуемые тревоги другим.

Вы спросите: а где же ответы на вопросы?

Отвечу: сама ваша «гипотеза» есть глупость или провокация, или все сразу. А если помягче – она сама есть замечательная иллюстрация подмены реальной языковой и межнациональной политики выдуманными из головы мифологемами.

Все заговорят на казахском потому, что уйдет русский? А на каком тогда международном языке будет осуществлять внешнее общение казахская государственность - на китайском? Хотите поговорить об этом? Я – нет.

Все заговорят на казахском при сохранившемся русскоязычии? Но так не бывает, у казахского и русского языков в Казахстане есть свои устоявшиеся ниши, и им гораздо больше лет, чем три десятилетия суверенитета. Коммунисты тоже активно поддерживали казахский язык, и это еще вопрос, кто больше и успешнее. Да, кадровая политика при советской власти строилась на интернационализме, ныне – сами знаем на чем, но насчет устойчивости и полезности власти для населения – тоже есть с чем сравнивать. В любом случае за последние уже, по крайней мере, полвека соотношение применения казахского и русского языков в Казахстане мало изменили что коммунисты, что националисты. Из чего и стоило бы исходить в практической языковой политике. В которой развитие казахского языка из сферы идеологической надо бы перевести в сферу квалификационных требований. И когда-нибудь так и будет.

 



Комментарии