ВОСКРЕСЕНЬЕ, 18 НОЯБРЯ 2018 ГОДА
1401 6-11-2018, 13:23

Страсти по «Кок-Жайляу». Народный курорт или мина замедленного действия?


В минувшие выходные в южной столице прошли общественные слушания по проекту строительства горнолыжного курорта (ГЛК) «Кок-Жайляу». Затея,  которая бурно обсуждалась  в 2014 году, со временем, казалось бы, заглохла. Активисты «зеленых» движений вздохнули с облегчением, но, как выясняется, это было лишь затишье перед бурей.  Теперь началась новая фаза продвижения проекта, который, как уверяют его авторы, предусматривает создание экономичного и экологичного курорта, доступного всем – что называется, от пионеров до пенсионеров.

Принципиально иной подход

Слушания получились громкими. В течение пяти часов под овации, крики, попытки прорваться к микрофону, пространные речи, а временами даже угрозы экологические активисты спорили с чиновниками о том, что для горожан важнее – сохранить урочище «Кок-Жайляу» или построить курорт мирового уровня.

Первым в бой вступил Наиль Нуров, директор Almaty Mountain Resorts, которое и разработало ТЭО проекта. Последний, по его словам, претерпел значительные изменения, все претензии общественности и экологов были внимательно изучены, и теперь речь идет о принципиально ином подходе к строительству с сокращением площади застройки и соблюдением всех природоохранных требований.

Страсти по «Кок-Жайляу». Народный курорт или мина замедленного действия?

Конкретизацию и детализацию сказанного Нуровым взял на себя руководитель управления туризма и внешних связей акимата южной столицы Максат Кикимов. Он сообщил, что главная цель – это строительство круглогодично действующего и доступного каждому курорта. По его словам, главное и принципиальное отличие нового проекта заключается в том, что почти в 13 раз сокращена площадь под застройку, более чем вдвое (с 16 до 6) – количество канатных дорог, предусмотрено меньше лыжных трасс, а вместо трех искусственных озер будет создано только одно объемом 80 тыс. кубических метров. И самое главное – никакой частной застройки.

Руководитель компании  «ГеоДата Плюс» Людмила Кузнецова своим выступлением попыталась развеять опасения горожан и экологов относительно того, что планируемое к строительству «искусственное озеро» размером в два футбольных поля в случае землетрясения может снести с лица земли полгорода. «Консультантами у нас были те специалисты, которые проектировали плотины на «Медео», на Большом Алматинском озере. Так что все досужие разговоры отношения к реальности не имеют», - заявила г-жа Кузнецова. То обстоятельство, что селезащитная плотина на Медео была построена в 1967-м, а вторую очередь сдали в 1980-м, ее не смутило.

«Кто не с нами, тот против народа»

Директор центра компетенции экологических технологий Ахан Омирбек не стал вдаваться в детали. «Это народный курорт, господа, вот что главное. Неужели кто-то не хочет, чтобы у нас и простые люди могли отдыхать?», - попытался пристыдить он собравшихся. По его словам, далеко не у всех горожан есть возможность ездить на Шымбулак, а здесь платишь 90 тенге - и ты уже на ГЛК. Правда, оптимистично настроенный г-н Омирбек не уточнил, сколько будет стоить сам отдых, но повторил, что курорт станет доступным для жителей и гостей южной столицы. 

Он также добавил, что запланированы строительство горных ресторанов, профилирование склонов, строительство курортного центра, технической дороги. А деревьев вырубят  «не так много» –  880, количество вредных выбросов будет «мизерным». Свой спич г-н Омурбек закончил довольно ярко и даже эпатажно, заявив, что все, кто против строительства ГЛК, выступают одновременно «и против народа».

Если эта часть общественных слушаний все-таки походила на попытку обсудить непосредственно проблему строительства ГЛК, то происходившее далее стало больше напоминать театр абсурда. Тем более что на сцену прорвался известный кинорежиссер Ермек Турсунов, который почему-то решил использовать площадку для пространных рассуждений об идеологии, нравственности и прочих тонких материях.

Зал бурлил, «зеленые» активисты рвались к микрофонам, противники пытались помешать им. Например, когда слово взял журналист Вадим Борейко, прозвучало предложение лишить его права на выступление. Но он все же высказался,  заявив, что и само собрание, и любые попытки застройки «Кок-Жайляу» являются незаконными. Больше всего г-на Борейко беспокоит то, что будет нанесен колоссальный ущерб экологии города, может быть уничтожена знаменитая яблоня Сиверса, а это уже удар по истории Алматы и по его славе как города яблок. 

Страсти по «Кок-Жайляу». Народный курорт или мина замедленного действия?

Пытавшиеся прорваться к микрофону активисты движения «Защитим Кок-Жайляу» назвали организаторов слушаний «наперсточниками». Дело в том, что начало дискуссии было запланировано на 10.00, но его перенесли на час раньше, и все места, на которых должны были сидеть экологи, заняли совершенно другие люди, «видимо, поддерживающие проект».

Зачем обсуждать то, что уже решено? 

Как заявил руководитель движения «Зеленое спасение» Сергей Куратов, все аргументы разработчиков ТЭО необоснованны. По его словам, именно попытка построить ГЛК в 2014 году стала причиной поражения Алматы в борьбе за право проведения зимних Олимпийских игр. Он отметил, что своим проектом инициаторы нарушают нормы Орхусской конвенции ООН. 

Страсти по «Кок-Жайляу». Народный курорт или мина замедленного действия?

Происходившее далее стало напоминать нечто сюрреалистическое. Это ощущение усилило появление циркового клоуна Мурата Мутурганова, который долго хвалил власти Алматы за то, что они дают возможность простым людям «прикоснуться к прекрасному». «Я в этом городе родился, женился, родил ребенка, здесь вся моя семья, и я за его развитие. Поэтому я выступаю за строительство «Кок-Жайляу». К нам туристы начнут приезжать, у людей появится работа. Вот все на Шымбулак показывают: мол, есть где отдыхать. Но там уже все занято, и нам нужны новые места отдыха», - высказал свое «компетентное суждение» клоун.

Ощущение представления все больше усиливалось. А когда начали подтягиваться политологи в лице Айдоса Сарыма и Мухтара Тайжана, которые в целом  поддерживают проект, хотя и отмечают отдельные его недостатки,  картина стала более понятной. По словам Сарыма, противники проекта сделали немало, чтобы он в конечном варианте стал лучше, безопаснее и экологичнее. В свою очередь Тайжан попенял на то, что люди перестали слушать друг друга, и по примеру персонажа известного мультфильма призвал всех «жить дружно».   

Люди кричали, поднимали какие-то синие карточки, вроде бы голосуя, хотя им изначально сообщили, что голосование никакого значения иметь не будет, как, собственно говоря, и сами слушания. Ведь Наиль Нуров, отвечая на один из вопросов собравшихся, откровенно признался, что строить ГЛК будут в любом случае. Никакого, как он выразился, «нулевого варианта», при котором возможен отказ от строительства, не рассматривается. Но если все уже решено, то совершенно непонятно, зачем нужно было создавать ощущение конструктивного обсуждения…

Аргументы оппонентов 

Между тем, оппоненты приводят весьма серьезные аргументы. Так, доцент кафедры физической географии и ландшафтоведения географического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, доктор географических наук Александр Хорошев, изучив ТЭО проекта, подготовил свою оценку того, как строительство может сказаться на экосистеме города. По его словам, потребуются дорогостоящие мероприятия по защите поселений от новых рисков геодинамических процессов, связанных с селеопасностью, сейсмоопасностью, паводками.

- В случае создания курорта неизбежный рост транспортного потока в долине Малой Алматинки повлечет необходимость расширения дороги Алматы-Медеу. А это возможно исключительно за счет сокращения лесопокрытой площади водоохраной зоны и снижения ее позитивного вклада в защиту от селевой опасности и в поддержание качества стока. Дополнительный выброс загрязняющих веществ от автотранспорта в нижней части долины вызовет их перенос с горно-долинной циркуляцией в сторону города в вечернее и ночное время, что приведет к  ухудшению качества воздуха в Алматы, - отметил ученый. 

Страсти по «Кок-Жайляу». Народный курорт или мина замедленного действия?

Согласно результатам проведенной им экспертизы, основная территория горнолыжных спусков, требующая земляных работ, находится в бассейне водосбора реки Бедельбай (Батарейка). Наблюдения показывают наличие в лощинах серии частично закрепленных растительностью селевых валов, что свидетельствует о возможности селевых процессов. 

Уничтожение естественного растительного покрова на горнолыжных склонах и последующее искусственное уплотнение снега неизбежно вызовут уплотнение почв и разрушение их структуры. Это приведет к росту поверхностного стока при сокращении подземного. Возрастет риск поступления в русло дополнительного рыхлого материала ниже плато Кок-Жайляу при строительстве канатной дороги. 

Кроме того, как отмечает эксперт, в проекта декларируется воздействие на геологическую среду только вдоль лыжных трасс, но ничего не говорится о местах размещения площадок для опор канатной дороги и подъездных технологических дорог, которые требуют подрезки крутых склонов. Неясно, означает ли это, что на 5-километровом участке между нижней и верхней станциями канатной дороги не будет ни одной опоры, или что их установка будет осуществляться с помощью вертолетов. Говорится только о том, что «земляные работы не окажут заметного воздействия на геологические структуры» и что «площадки подъемников не представляют существенной геологической ценности».

Ученый обращает внимание и на то, что увеличение потока посетителей на автомашинах, тем более с учетом нынешней перегруженности дороги на Медеу в выходные дни, потребует реконструкции дороги от Алматы до нижней станции подъемника. Это возможно только за счет залесенной и уже сильно трансформированной водоохранной зоны  реки Малая Алматинка, русло которой расположено на расстоянии 50-150 м от дороги. Допустимость снижения лесистости водоохранной зоны в высшей степени селеопасной реки крайне сомнительна. Следовательно, в стоимость проекта должны быть заложены расходы на восстановление качества стока реки и дополнительные климаторегулирующие лесопосадки в долине.

Два мира -  два Шапиро

По словам же Сергея Куратова, в ТЭО проекта не учтены требования Орхусской конвенции, Конвенции о всемирном наследии, Конвенции о биологическом разнообразии. Предварительную оценку его воздействия на окружающую среду нужно  делать на самом раннем этапе планируемой деятельности. Согласно Орхусской конвенции, должно быть обеспечено участие общественности уже на самом раннем этапе, что позволит рассмотреть различные варианты. 

Страсти по «Кок-Жайляу». Народный курорт или мина замедленного действия?

Кроме того, Куратов утверждает, что в самом ТЭО имеются серьезные фактические неточности. Например, относительно статуса земель урочища: то это территория парка, то охранная зона  Иле-Алатауского национального парка. Разработчики ТЭО допускают произвольные трактовки норм законодательства, ссылаются  на недействующие на территории национального парка и на несуществующие правовые акты. Они произвольно трактуют земельное законодательство и закон об особо охраняемых природных территориях.

А в это время Наиль Нуров уверяет, что все опасения экологов безосновательны, что сейчас идет пошаговое изучение возможного воздействия строительства на окружающую среду, что доводы противников проекта внимательно изучаются. Правда, по его словам, очень много спекуляций и попыток через чувствительную экологическую проблематику ввести население в заблуждение.

Так или иначе, очевидно, что легкой судьбы у проекта «Кок-Жайляу» не будет и что все действия застройщиков будут изучаться экологами и общественностью буквально под микроскопом… 

ФОТО: ВАДИМ БОРЕЙКО

 

Комментарии