ПОНЕДЕЛЬНИК, 19 НОЯБРЯ 2018 ГОДА
7052 10-09-2018, 12:02

После Азиады. Системные сбои в казахстанском спорте: кто виноват и что делать?


Итоги летних Азиатских игр вызвали недовольство многих болельщиков в Казахстане и тревогу относительно перспектив, связанных с предстоящей уже через два года  Олимпиадой-2020 в Токио. Но было бы в корне неверно сводить весь разговор лишь к обсуждению результатов - количества медалей, места в общекомандном зачете… Куда важнее понять, какие системные сбои произошли в отечественном спорте и как их устранить.

Перекошенная пирамида

Профильное министерство и Национальный олимпийский комитет уже получили изрядную порцию критики в свой адрес. Но, предъявляя им претензии, возможно, в чем-то справедливые, мы забываем о том, что в их ведении находится лишь вершина пирамиды, тогда как за ее основание, фундамент отвечают совершенно другие структуры. Не может быть страна конкурентоспособной в спорте высших достижений, если она не имеет массового и хорошо развитого детско-юношеского, – это аксиома. А последнее является  прерогативой уже акиматов, причем суммарный спортивный бюджет регионов в четыре-пять раз превышает тот объем финансовых средств, который выделяется спорту на республиканском уровне.

Сегодня в Казахстане эта сфера поделена на три зоны ответственности. Формирование и обеспечение национальных сборных, организация их учебно-тренировочных сборов, участие в международных соревнованиях – все эти функции с начала нынешнего года переданы Национальному олимпийскому комитету (НОК), который имеет статус общественного объединения и получает соответствующий государственный заказ от профильного министерства. В ведении последнего остались пять республиканских интернатов-колледжей для спортивно одаренных детей, около десятка центров олимпийской подготовки, центр спортивной медицины, антидопинговый центр и т.д., а также кураторство над неолимпийскими и национальными видами спорта. Этим двум уровням управления госказна выделяет в общей сложности примерно 15-20 миллиардов тенге в год.  

Наконец, третий уровень и третья зона ответственности – спорт в регионах. Полных  данных относительно того, какими суммами оперируют там, у автора этих строк пока нет, но, основываясь на разрозненной  информации, имеющейся в открытом доступе, можно делать определенные оценки. Скажем, в Мангыстауской области, одной из самых малонаселенных, в прошлом году фигурировала цифра 3,5 миллиарда тенге, в Алматинской – 6 миллиардов. Это не считая затрат на строительство спортсооружений. В общем, где-то больше, где-то меньше (все зависит не только от количества жителей, но и от отношения конкретно взятого акима к спорту), а в среднем выходит по 4,5-5 миллиардов. Помножьте на количество регионов, и получится от 70 до 80 миллиардов тенге.

Можно спорить по поводу того, насколько адекватна сложившаяся в этой сфере система управления и финансирования, но что есть, то есть. А проблема заключается в следующем. Акиматы сами, без оглядки на министерство и НОК, распоряжаются своими спортивными бюджетами, и каждый из них может иметь собственное представление о том, на что и сколько направлять денег. Причем зачастую эти самые представления не только не стыкуются с курсом, проводимым на республиканском уровне управления, но и противоречат ему. А механизмов влияния на акиматы у министерства и тем более у НОК нет. Соответственно крайне сложно выстроить стройную систему подготовки резерва для национальных сборных, получить «на выходе» достаточное количество конкурентоспособных атлетов.

В прошлом году была предпринята попытка ввести такой механизм через систему ранжирования видов спорта, причем его подкрепили законодательно. Цель в общем-то понятная, да она и не скрывалась – заставить акиматы отказаться от крена в сторону поддержки профессиональных (в первую очередь футбольных) клубов, на содержание которых расходуется до 40-50 процентов спортивных бюджетов областей, и направить высвобожденные средства на развитие детско-юношеского спорта, что и должно быть приоритетом для регионов. Но, как мы видим сейчас, практически ничего не изменилось.

Порочная практика

…С середины «нулевых» на протяжении чуть ли не десяти лет самым щедрым на финансирование профессионального футбола был акимат Актюбинской области, благодаря чему местный клуб, чей бюджет в иные годы доходил до 3,3 миллиарда тенге (18 миллионов долларов по тогдашнему курсу), пять раз выигрывал чемпионат страны. И в этот же период регион не вырастил ни одного (!) олимпийца, то есть спортсмена, более или менее конкурентоспособного на мировом уровне. Две последние летние (2012-го и 2016-го) и три зимние (2010-го, 2014-го и 2018-го) Олимпиады прошли без воспитанников актюбинского спорта. Натурализованные атлеты из Азербайджана, Китая и России, разумеется, не в счет. Это абсолютный антирекорд для Казахстана.  

Главным соперником футбольного «Актобе» в борьбе за чемпионство в те годы был костанайский «Тобол», который получал от акимата ненамного меньшие суммы. А «Кызылжар» из соседней Северо-Казахстанской области, имея значительно более скудный бюджет, барахтался во втором дивизионе. Но при этом СКО делегировала на две последние летние Олимпиады 14 атлетов, тогда как Костанайская – лишь 5. Хотя в первой численность населения в полтора раза меньше, чем во второй. А наибольшее количество олимпийцев (если суммировать «летников» и «зимников») поставляет ВКО – одна из двух областей, уже давно не имеющих представительства в футбольной премьер-лиге. Словом, тут  явно прослеживается закономерность.

Три года назад автор этих строк посвятил данной теме опубликованную в Central Asia Monitor статью «Что возмутило Тимура Кулибаева? Отвлекая огромные деньги на футбольные клубы, акимы областей подрывают основы спорта в стране».   С тех пор мало что изменилось. Более того, некоторые клубы, в том числе и «Актобе», даже при таких бюджетах умудрились оказаться в глубокой долговой яме.

Спору нет, футбол – спорт №1 с точки зрения популярности в мире. И его уровень в нашей стране надо поднимать. Но мы должны определиться с тем, как это делать. Уже очевидно, что ежегодное вбухивание в профессиональные клубы десятков миллиардов тенге государственных средств – путь в никуда. От этого сборные Казахстана (национальная, молодежная, юношеская) сильнее не становятся, доморощенные  футбольные «звезды» не появляются. О порочности сложившейся системы автор этих строк подробно писал год назад в статье «Дармовые деньги из бюджета только разлагают казахстанский футбол». А сегодня есть смысл акцентировать внимание на одном, но ключевом тезисе. 

Руководство Футбольной федерации Казахстана постоянно повторяет как мантру:  «сильный чемпионат (то есть сильные клубы) – сильная сборная», тем самым давая понять, что профессиональный футбол должен и впредь активно поддерживаться за государственный счет. Но вот буквально на днях национальная сборная Казахстана в первом матче Лиги наций проиграла на своем поле 0:2 команде Грузии. А ведь наш внутренний чемпионат наголову сильнее грузинского. Объяснение тут простое. За сборную РК выступали футболисты из отечественных клубов, а в составе соперника были игроки сплошь из иностранных (в основном европейских) лиг. В грузинском чемпионате мало денег, поэтому молодежь при первой же возможности стремится уехать в более богатые и сильные зарубежные клубы, где вынуждена бороться за место под солнцем, а значит, расти в профессиональном плане. Тогда как наши «сборники», получая ежемесячно по 20 тысяч долларов и больше, согласны сидеть на скамейке запасных в своих клубах, где на первых ролях «легионеры» (неслучайно главный тренер Станимир Стоилов сетовал на отсутствие игровой практики у многих своих подопечных). Они никуда не рвутся, ни к чему не стремятся – большие деньги развратили их.

Сравнение можно продолжить. Первенство Казахстана куда сильнее (а по финансовым возможностям несопоставимо богаче), чем чемпионаты Исландии, Черногории, Эстонии и т.д. Но на уровне сборных ситуация прямо противоположная: эти маленькие страны с населением всего-то в 0,4-1,3 миллиона человек располагают гораздо большим количеством квалифицированных игроков, ставших таковыми благодаря тому, что в свое время перебрались в крепкие европейские клубы.

Иначе говоря, лозунг «сильный чемпионат – сильная сборная», актуальный в советское  время с его «железным занавесом», сегодня, в условиях глобализации и свободного перемещения футболистов между странами, безнадежно устарел. Ведь уровень внутреннего чемпионата определяют одни («легионеры»), а за национальную команду играют совершенно другие. И это уже общемировое явление – подробнее о нем можно прочесть в статье более чем трехгодичной давности «Казахская болезнь в футболе – что-то вроде голландской болезни в экономике».

Поэтому отныне, как убеждает опыт Исландии, Бельгии, Австрии, стран бывшей Югославии и прочих, нужно брать на вооружение другой лозунг: «сильный детско-юношеский футбол – сильная сборная». И именно из него исходить при финансировании спорта №1. А клубы, национальный чемпионат пора переводить на коммерческие рельсы – привлекать спонсоров, учиться зарабатывать. То есть, не просто кричать на каждом углу об огромной популярности «игры миллионов» как зрелища, а «монетизировать» эту самую популярность. Речь идет о постепенном превращении профессионального  футбола в доходный шоу-бизнес, как это уже произошло во многих странах.   

Социальный лифт

Давайте зададимся вопросом: зачем вообще государству финансировать спорт? С его физкультурной и оздоровительной составляющими все понятно: инвестиции в них жизненно необходимы. А стоит ли выделять бюджетные средства на подготовку будущих чемпионов? На сей счет в соцсетях в последнее время все чаще высказываются сомнения: мол, у государства есть заботы и поважнее. И даже аргумент, что международные спортивные победы работают на имидж страны куда результативнее, нежели дипломатия, далеко не всех убеждает.  

Но есть не менее важный аспект. В наших условиях спорт – едва ли не единственный реально работающий социальный лифт. Не имея влиятельных покровителей или богатых родственников, в Казахстане крайне сложно подняться по госслужбе, открыть доходный бизнес и даже стать «звездой» отечественной эстрады. А в спорте все зависит от самого человека. Если у него есть талант и большое желание, то он может выбиться из самых «низов» без всякого блата. Обратите внимание: едва ли не все наши знаменитые атлеты вышли из простых, часто многодетных семей, многие родились и выросли в глубинке. А если бы государство не финансировало спорт, то кем бы они стали? И правильно ли мы поступим, если лишим такого же шанса на жизненный успех сегодняшних детей, живущих в аулах, райцентрах, на городских окраинах? Не говоря уже о том, что занятия в секциях и ДЮСШ, которые содержатся за казенный счет, хоть как-то отвлекают подростков от криминальных проявлений, от вредных привычек. И, конечно, со всех точек зрения лучше вкладывать в спорт, чем вынужденно содержать наркодиспансеры, тюрьмы и колонии.    

Или другой момент. Да, во многих странах Запада государство не финансирует спорт высших  достижений. Но там настолько развит спортивный маркетинг, сформирован настолько огромный и доходный рекламный рынок, что атлеты-олимпийцы всегда могут (либо сами, либо с помощью федераций) найти спонсоров – компании, которые готовы взять на себя  их расходы в обмен на продвижение своих брендов. В крайнем случае на помощь придет  краудфандинг – «народное финансирование», которое там очень распространено. У нас же таких компаний практически нет, населению не до поддержки спортсменов – само еле выживает.

А значит, без государственного финансирования спорта нам пока не обойтись. Другое дело, что выделяемые из казны, и особенно из местных бюджетов, суммы необходимо расходовать рационально, с умом, правильно выбирая приоритеты. Задача должна стоять одна – создать в регионах такую систему массового и детско-юношеского спорта, которая бы эффективно работала и на укрепление здоровья населения, и на подготовку качественного олимпийского резерва. Подробно об этом мы поговорим в следующий раз.

Комментарии