ПОНЕДЕЛЬНИК, 28 МАЯ 2018 ГОДА
12572 27-03-2017, 11:58

Кто и зачем лоббирует ликвидацию детских домов в Казахстане?

KZ RUS ENG

В Казахстане набирает обороты кампания по ликвидации детских домов и переводу детей-сирот в так называемые патронатные семьи. Ожидаемое внедрение ювенальных технологий, когда за простой шлепок по попе собственного чада или окрик ждет наказание вплоть до уголовного, тоже вроде бы преследует благие намерения: каждый ребенок должен не только жить в любящей семье, но и иметь право голоса. Однако здесь, как выясняется, не все так просто. Целенап­равленно занимающаяся этим вопросом общественный деятель Ирина Каримбаева утверждает, что происходит подмена понятий с далеко идущими целями.

 

Любовь за деньги

– Патронат, который нам представляют как семью, на самом деле вовсе не семья в классическом понимании, – говорит она. – Это бизнес, поскольку между патронатным родителем и приемным ребенком стоят деньги. Первый получает ежемесячную зарплату и пособие на содержание второго. Кроме того, насколько мне известно, патронатные семьи могут открыть и зарегистрировать фонды, куда поступают спонсорские деньги. И не факт, что органы опеки не будут вступать в коррупционную связь с патронатным воспитателем, чтобы получать свои «откаты». В России, где эта система уже внедрена, такое случается сплошь и рядом.

Другая проблема патронатных семей – бесконтрольность. В общественное сознание сейчас усиленно внедряется мысль о том, что в детских домах происходит сплошное насилие над детьми, а вот в патронатных семьях, выступающих в роли родительских, мол, тишь да гладь. Однако исследования зарубежных правозащитников, да и мои собственные интервью с директорами детских домов Казахстана показывают, что в таких семьях условий для насилия гораздо больше, чем в детдоме. Не будем забывать, что последний – это государственное учреждение, где директор несет ответственность за каждого воспитанника. А вот что происходит внутри патронатной семьи – этого никто не знает.

Кроме того, патронатные родители, не являясь профессиональными воспитателями, часто не в силах справиться с такими детьми. Директора детдомов не скрывают, что их «проблемных детей» не единожды возвращали
назад. Таким образом, ребенок несколько раз переживает психологическую травму, вызванную тем, что его оставили: сначала это сделали родители, потом – патронатные воспитатели.

И еще один момент. Ликвидация детских домов чревата угрозой безопасности государства по причине того, что большое количество детей-сирот выводится из-под его контроля. Случайность это или нет, но почему-то такие дети (что в России, что в Казахстане) часто попадают в семьи сектантов. Где гарантия, что они не станут объектом влияния экстремистских сил?

В целом программа дискредитации детских домов похожа на то, как в свое время дискредитировали СССР, когда нас, выражаясь по-библейски, заставили право первородства продать за чечевичную похлебку.

– Откуда же взялся миф, будто в детских домах все настолько плохо, что их надо немедленно ликвидировать?

– Это не является спонтанной акцией каких-то общественников, волонтеров или фондов. Я изучила множество материалов, находящихся в открытом доступе, и пришла к выводу, что инструкции по деинституализации детских домов идут от … ООН. Одним из множества документов по этому поводу является резолюция ООН «Руководящие указания по альтернативному уходу за детьми», где в статье 23 прямо говорится об общей стратегии деинституализации крупных учреждений интернатного типа с постепенной их ликвидацией.

Сравнив технологии упразднения детдомов в России и Казахстане, я увидела, что они очень похожи. Появляются какие-то неправительственные организации и общественники-активисты, которые утверждают, что в детских домах ребенок подвергается насилию, что шансы выйти из стен такого учреждения нормальным человеком равняются нулю… Эта информационная кампания приносит свои плоды: общественное сознание круто меняется в сторону негатива по отношению к детским домам.

Возьмем нашу страну. Сейчас в Казахстане имеется более ста детских домов. Большинство из нескольких тысяч работающих там сотрудников имеют высшее специальное образование и многолетний опыт работы, но нам упорно внушают, что они поголовно насильники и воры, которые только тем и заняты, что обижают сирот. Хотя простая логика подсказывает, что большая часть этих людей все-таки на своем месте. А если главный управленец учреждения в лице директора плохой, то надо поменять его, а не ликвидировать сам детский дом.

 

Педофилия и ювеналы

– Известная общественная деятельница недавно открыто заявила: мол, у воспитанников детдомов нет шансов на то, чтобы вырасти добропорядочными гражданами.

– Я считаю это заявление не просто глубоко оскорбительным для тех, кто вырос в детских домах, но и ангажированным. Скандал, развернувшийся в марте прошлого года вокруг детского дома №1, укрепил меня в таком мнении. На мой взгляд, обвиняемого в педофилии парня используют только для того, чтобы опорочить детские дома все с той же целью – ликвидировать их.

Мы все помним, что после войны миллионы детей, оставшихся без родителей, выросли в детдомах. Еще раньше великий педагог Макаренко организовал из отъявленных беспризорников и малолетних правонарушителей детскую трудовую коммуну. Результат – подавляющее большинство их выросли хорошими людьми. Кстати, эта самая общественная деятельница (я поняла, о ком идет речь) в одной из телепередач проговорилась, что осуществить программу по ликвидации детских домов ей помогали некие западные консультанты. Из этого явно прослеживается, что она выполняет четко поставленную задачу. Сейчас ей и ее сторонникам нужно внести как можно больше негатива в общественное сознание по поводу детских домов и сформировать патронатные семьи. Но, насколько известно, такая семья – это вспомогательный инструмент для ювенальной юстиции, что не может не тревожить, хотя предстоящее введение ювенальных технологий в Казахстане и делается под благими лозунгами защиты прав детей – с целью якобы уберечь их от любых видов насилия.

–В чем же опасность этих самых ювенальных технологий?

– Начну с того, что уполномоченная по правам ребенка в РК Загипа Балиева в ноябре прошлого года озвучила в СМИ намерение ужесточить законодательство до такой степени, когда простой шлепок будет приравнен к насилию (https://www.zakon.kz/4830441-roditelskijj-shlepok-po-mjagkomu-mestu.html). А недавно, в феврале, выступая в эфире телеканала «Хабар», она заявила, что «весь мир идет по этому пути». Если ее инициатива будет поддержана, то под понятие «насилие» наверняка подведут любое принуждение – например, запрет смотреть телевизор или родительский приказ немедленно приступить к выполнению домашнего задания. Одним из инструментов ювенальной юстиции является телефон доверия, по которому ребенок может донести на собственных родителей.

Иными словами, многие традиционные методы воспитания детей будут считаться насилием. За это могут лишить родительских прав, изъять ребенка из семьи и отправить неизвестно куда. Вначале на «временное устройство», а потом ему наверняка подыщут другую (возможно, патронатную) семью. Родители, естественно, найти его не смогут, так как разглашение сведений о нем карается законом, в частности статьей 135 УК РК «Разглашение тайны усыновления (удочерения)». В Скандинавии, например, изъятого опекой из обычной семьи ребенка увозят по сек­ретному адресу. Ребенок может кочевать из одной такой семьи в другую, а потом, в конце концов, его могут отдать (вернее, продать) на международное усыновление.

Вообще, среди основоположников глобального движения за запрет телесных наказаний в семье находятся, как ни странно, английские педофилы – организация «Обмен информацией по педофилии» (Paedophile Information Exchange, PIE), объединяющая активистов борьбы за права педофилов как сексуального меньшинства. Рекомендую интересующимся прочитать доклад «Детство в омуте лукавства, или с кем воюют «ювеналы», авторами которого являются российские педагоги-психологи Ирина Медведева и Татьяна Шишова. Приведу цитату из доклада: «…педофилы выступали за отмену телесных наказаний, что вполне естественно, поскольку страх таких наказаний, как показывает исторический опыт народов мира, удерживал большинство детей от дурных поступков, в том числе и от ранних половых связей. Иными словами, педофилам необходимо было сделать сближение ребенка с «добрым, любящим дядей» максимально ненаказуемым».

 

Легализованный экспорт будущего страны

– Как вы относитесь к практике международного усыновления детей?

– Никакого международного усыновления, по сути, нет, а есть легализованный бизнес по торговле детьми – вещь неприемлемая в цивилизованном государстве. Цена ребенка из Казахстана, выставляемая зарубежными агентствами по усыновлению потенциальными иностранными родителями, колеблется от 30 до 60 тысяч долларов США. Не верите? Загляните в интернет. А торговля, в свою очередь, создает почву для криминала – от простой продажи сирот из детдомов до, например, похищения детей с целью подделки их документов и дальнейшей переправки за рубеж (так называемое «отмывание детей»). Мать, особенно молодую и неопытную, могут принудить к продаже собственного ребенка, аргументируя это тем, что за границей его жизнь сложится лучше, чем на родине. Доходит до того, что новорожденных подменяют в родильных домах, выдавая их за мертворожденных – чтобы затем скрытным путем продать иностранным приемным родителям.

Известная европейская правозащитница Роели Пост, бывший эксперт Евросоюза, прямо называет практику международного усыновления легализованным детским трафиком, рынком, действующим по законам спроса и предложения. Она написала книгу «Румыния. Только на экспорт. Нерассказанная история румынских сирот», а также статью «Извращенный эффект Гаагской конвенции», в которых рассказывает о горьком опыте Румынии и Индии. После того, как в этих странах была ратифицирована Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления, там расцвели торговля детьми, киднеппинг и прочие преступления. Этот документ вроде бы призван обезопасить ребенка и сделать так, чтобы международное усыновление осуществлялось в «наилучших интересах ребенка». Но на практике данная конвенция фактически легализует торговлю детьми и даже институционализирует ее, обязывая государства создавать специальные центральные органы для выполнения функций по международному усыновительному бизнесу, обмену информацией о наличии детей-сирот. В этих целях специально меняют законодательство стран – участниц конвенции, готовят кадры и комплексную анкетную базу данных по детям-сиротам. Иными словами, замаскированную торговлю детьми ставят на нужные рельсы. Это неудивительно, так как любой бизнес требует регулярных поставок товара на рынок, даже если этот товар – дети! Многие агентства по усыновлению (в частности, американские) выступают под сенью религии, пряча меркантильную подоплеку за лозунгами христианской заботы о сиротах. Казахстан, напомню, подписал эту конвенцию в 2010 году.

То, что дети, проданные на международное усыновление, часто становятся объектом насилия, передачи «из рук в руки», порноиндустрии и проституции, продажи на органы, подтверждают громкие скандалы последних лет. После того, как некая Фратти-Щелгачева вывезла в Италию 1260 российских детей, из которых усыновленными нашли лишь пятерых, а остальные исчезли (http://argumenti.ru/rassledovanie/n282/99830), министр внутренних дел этой страны Роберто Марони еще в 2009 году сделал скандальное заявление: «Мы имеем основания говорить о торговле органами малолетних, признаки этой торговли обнаружены и в Италии» (https://www.inopressa.ru/article/02Feb2009/lastampa/children.html.) Бывший уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов также официально подтвердил наличие международного мощного лобби педофилов (https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/astahov-kastriruet-pedofilov-64361/).

 

Распад семьи

– Но ведь ключевым понятием в Гаагской конвенции являются «наилучшие интересы ребенка».

– На мой взгляд, это не больше, чем словоблудие. Ни в одном документе я не нашла четкого определения этого расплывчатого термина, но невысказанная подоплека его такая: ребенку лучше жить на сытом и преуспеваю­щем Западе. Для этого не грех изъять его из родной семьи, если он живет в стране третьего мира. Но я считаю, что наилучшие условия для проживания ребенка там, где звучит родная речь, где похоронены его предки, где есть преемственность культуры и традиций. Бытовые условия, даже самые замечательные, не заменят родину.

 То, что коренное население европейских стран вымирает, не выдумки, об этом говорит статистика. По официальным данным, взятым с сайта Eurostat, общий коэффициент рождаемости в Евросоюзе в 2015 году составил 1,58 на женщину, что существенно ниже уровня простого воспроизводства, который равен 2,1. Возможно, поэтому и стремятся вывозить туда наших детей. Это ведь не только весьма доходный бизнес. Любая страна богата не залежами нефти и полезных ископаемых, а детьми. Они ее стратегический резерв. С 1999-го по 2014-й годы из Казахстана вывезли почти 9 тысяч детей. Это население небольшого города. Теперь они являются гражданами других стран. Если мы вот так просто раздаем своих детей, то кто же тогда будет строить будущее нашего государства?

– Размывание института семьи тоже как-то с этим связано?

– Как показывают результаты исследований независимых правозащитников, да, действительно, это намеренная программа по разложению института семьи. Когда ювенальная полиция лишает родителей инструмента воздействия на собственного ребенка и может изъять его из семьи по любому поводу, – это, конечно же, удар по рождаемости: женщины предпочтут вообще не иметь детей, чем постоянно жить в страхе, что их могут отобрать.

Пропаганда нетрадиционных отношений, когда детям подспудно внушается, что родители могут быть одного пола, еще один удар по семье. Здесь надо помнить, что и Библия, и Коран, лежащие в основе нашей цивилизации, накладывают абсолютный запрет на нетрадиционные отношения. А теперь получается так: исподволь разрушая традиционные уклады многих стран, в том числе и нашей, нас подталкивают к тому, чтобы поставить цивилизацию на другие рельсы. А ведь удар по семье – это удар по государству.

Семью размывает также идеология гендерного равенства. Опять же цель вроде бы благая, но когда женщину делают подобной мужчине, то она утрачивает привлекательность для противоположного пола, да и некогда ей заниматься рождением и воспитанием детей. Подобная политика, не секрет, носит глобальный характер и проводится через ООН, которая, скорее всего, давно является проводником интересов западного истеблишмента. ООН оказывает давление на подконтрольные государства, заставляя их принимать странные законы – о ювенальной юстиции и гендерном равенстве.

– Из вышесказанного напрашивается вывод: сейчас происходит массовая манипуляция сознанием людей и мы почему-то легко ей поддаемся. Чем это можно объяснить?

– Мы столкнулись с хорошо продуманной западной манипулятивной машиной. Даже взрослые и образованные люди зачастую бессильны перед ней как дети. Дело в том, что население постсоветского пространства не сталкивалось с этим раньше, поскольку у нас подобное не практиковалось. Сейчас некоторые российские исследователи, например известный обществовед Сергей Кара-Мурза, психолог Ирина Медведева, серьезно занимаются этим вопросом. В школах СССР с конца 1950-х перестали преподавать логику, которая шлифует мышление. А теперь еще и в целом упало качество образования, происходит массовое снижение интеллектуального уровня населения. Эти две вещи – западная манипулятивная машина и низкий уровень образования – сделали свое дело…

Автор: Сара САДЫК

Комментарии

Author Жулдыз
Редактировать / Удалить/ Цитировать
28-мар-2017, 16:22

Сара, а вы сами с детьми из дд общались, особенно с подростками, которым скоро выпускаться из дд. А с патронатными родителями, ходили к ним в гости и видели, как растут приемные дети? Так, вот, перед тем писать такую белиберду, почему не провели адекватный анализ всего написанного? Конкретные факты привели бы, живые примеры, а так все прекрасно знают, что это чей-то очередной заказ. Если вы человек с чистой совестью, то как вы будете жить дальше и не будут ли вас мучить сомнения и угрызения совести. Хотя, вряд ли, вам заплатили и вам важнее ваш заработок, а не судьба детей из дд. Аллах вам судья

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
29-мар-2017, 15:25

Согласен с автором в том, что бездумно внедрять непонятные нам законы, принимать обязательства по международным договорам не допустимо. Нужно четкое понимание последствий от принятия таких решений. А Загипа, при всем уважении, даже не поняла, что она там пролобировать пыталась. ДД это конечно не сахар, но и передача детей патронатным родителям, а тем более усыновление за границу, не всегда лучше чем ДД.

Author olga
Редактировать / Удалить/ Цитировать
17-май-2017, 02:35

Согласна с автором, кто гарантирует, что ребенку будет лучше в патронатной семье, чем в детском доме? Мы часто со студентами бывали в детских домах г.Алматы. После этой шумихи, разыгранной "благотворительницами" типа А.С. и ей подобными с обвиненным в педофилии мальчиком, нас пока не не пускают в детские дома. Поверьте мне, там нормальные условия, там работают болеющие за детей педагоги. Как они просят студентов позаниматься с детьми английским, математикой, кому-то помочь с поступлением в колледж. Они просят не за себя, не за своих родных детей, а за своих воспитанников. Вся проблема в том, что, когда дети выпускаются их ДД., то они никому не нужны.

Оставить мнение