СРЕДА, 26 ФЕВРАЛЯ 2020 ГОДА
13-11-2009, 00:00

Религия у власти. Возможно ли это?


Вопрос субтильности устоев светского государства в последнее время часто обсуждается на всех уровнях - от кухонь обывателей до парламентской трибуны. Особенно жаркие споры вызывает возможность прихода к власти религиозной партии. Модную тему подхватывают чиновники, общественные деятели, эксперты и представители правоохранительных органов. Они рассуждают о связи религии с политикой, влиянии ее на социум и даже резюмируют тенденции. Сentral Asia Monitor решила выяснить, насколько эти разговоры актуальны. Наш собеседник - Эсен Усубалиев, заместитель директора Независимого аналитического исследовательского центра "Религия, право и политика".

Кыргызстан

Религия у власти. Возможно ли это?

 

Вопрос субтильности устоев светского государства в последнее время часто обсуждается на всех уровнях - от кухонь обывателей до парламентской трибуны. Особенно жаркие споры вызывает возможность прихода к власти религиозной партии. Модную тему подхватывают чиновники, общественные деятели, эксперты и представители правоохранительных органов. Они рассуждают о связи религии с политикой, влиянии ее на социум и даже резюмируют тенденции. Сentral Asia Monitor решила выяснить, насколько эти разговоры актуальны. Наш собеседник - Эсен Усубалиев, заместитель директора Независимого аналитического исследовательского центра "Религия, право и политика".

 

- На ваш взгляд, является ли Кыргызстан светским государством - не номинально, а фактически?

- Безусловно, Кыргызстан остается светским государством в фактическом смысле этого слова. На это указывают характер государственного правления, Конституция страны и вообще сама структура власти. Вопрос заключается в другом - что такое светскость применительно к кыргызстанским реалиям, где большинство населения принадлежит к традиционному исламу. Здесь кроется главная проблема в определении характера, форм светскости. Ведь то, что мы имеем в виду - это западно-христианская, а затем и советская традиция, где под отделением религии от государства подразумевалось отделение церкви от государства. Но в исламе нет церкви, и с точки зрения характера религии он намного отличается от христианства. В исламе нет деления на светскость и религию. Религия "дин" - это настолько всеобъемлющее понятие, что оно охватывает все - человека, общество, государство. Кыргызстан, да и остальные страны Центральной Азии должны выработать свою модель светскости, определить и разграничить сферы, где религия будет играть роль, а где ее влияние должно стать минимальным. Я предлагаю в качестве основы принять следующий принцип: религиозные организации отделены от государства, но религия не может быть отделена от общества. На мой взгляд, светское государство - это нейтральное государство в отношении поддержки той или иной религии. С единственным исключением, что страна поддерживает традиционный религиозный баланс в обществе. Опираясь на опыт мирного сосуществования ислама и православного христианства, государство, будучи нейтральным, сохраняет функции регулирования религиозной сферы, поскольку эти вопросы касаются безопасности страны.

- "Независимая газета" как-то назвала Кыргызстан "островом относительной светской государственности в море современного ислама", проиллюстрировав это тем фактом, что "ревностными мусульманами являются лишь около трети жителей страны, по большей части - этнические узбеки, живущие на юге". Согласны ли вы с таким мнением?

- Я полагаю, что эти утверждения не соответствуют действительности. Скорее всего, подобные высказывания основываются на данных советских времен, когда считалось, что оседлое население юга Кыргызстана в большей степени религиозно, чем на севере страны. Но после распада СССР ситуация начала стремительно меняться. Прежней осталась лишь высокая религиозность узбекского населения, где значительная часть еще находится под сильнейшим влиянием исламского протестного движения в соседнем Узбекистане.

Что касается кыргызов, то приходится констатировать серьезные перемены качественного характера. Ранее южные кыргызы считались более религиозными, чем те, что жили на севере. "Исламское возрождение" в Кыргызстане привело к разным результатам в областях страны. На юге больше внимания начали уделять традиционно-обрядовой стороне ислама. Население стало более открытым, более последовательным, воздвигнув в культ праздники, пост и остальную исламскую атрибутику. На севере страны вследствие более высокого уровня образования кыргызы-мусульмане стали в большей степени воспринимать и развивать ислам с точки зрения политической идеологии. Конечно, и на юге идеологическое развитие ислама имеет распространение, но там к этому пришли через ломку традиционных стереотипов об исламе. Радикальные группы и движения из-за рубежа работали над "исправлением" ислама, очищением от традиционных элементов, не связанных с доктриной религии. На севере страны эти группы получили традиционных мусульман по рождению, но в жизни которых не было места исламу в прошлом, их жизнь не являлась тесно переплетенной с обрядами ислама. Поэтому сейчас на севере мусульмане Кыргызстана более идеологически подготовлены, чем на юге. Они воспринимают ислам как целостную концепцию политики, правовой системы, экономики и вообще руководства в жизни человека, общества и государства.

- У вас есть данные, сколько на сегодняшний день в Кыргызстане религиозных течений? Какова численность их приверженцев? Какие направления больше популярны?

- Хотел бы сразу отметить, что точных данных ни у кого нет и быть не может. Поскольку учет не ведут ни сами организации, ни соответствующие органы. МВД и ГКНБ могут располагать данными о лидерах этих групп и численности их ближайшего окружения, но никак не точным числом сторонников, активистов и сочувствующих. Любые утверждения экспертов о численности тех или иных групп приблизительны, а в некоторых случаях просто заведомо ложные. Что касается течений, то здесь следует отделить исламские и псевдоисламские течения. К исламским течениям можно отнести только суннитов (большинство) и шиитов (крайнее меньшинство). К суннитским идеологическим течениям принадлежат последователи салафизма, запрещенной партии "Хизб ут-Тахрир", а также движения "Даават Таблиг". Последнее не занимается политикой и не представляет угрозы для государства. Салафизм в большей степени угрожает целостности мусульманской общины, ее стабильности, но нисколько не государству. А вот "Хизб ут-Тахрир" - это большая и серьезная угроза для государства.

- Бытует мнение, что официальный ислам в Кыргызстане переживает кризис, поскольку не соответствует реалиям общества. Духовное управление мусульман Кыргызстана граждане считают политизированным. Как вы полагаете, все это соответствует действительности?

- Я сомневаюсь, что Духовное управление мусульман нашей республики является политизированным. Наоборот, оно призвано стоять на позициях традиционализма и нейтралитета ислама по отношению к любой политической деятельности.

Да, можно сказать, что ислам переживает кризис. Это связано с тем, что потребности мусульманской общины растут (экономика, бизнес, право), а тот ислам, который мы привыкли видеть в стране, уже не отвечает новым требованиям времени. Сейчас Кыргызстан испытывает необходимость в интеллектуальном развитии ислама, повышении образования имамов, чтобы те решали не только духовно-нравственные проблемы, но и давали советы, как, сохраняя религиозную идентификацию, оставаясь в исламской системе ценностей, жить по законам светского государства.

- Недавно в газете "Вечерний Бишкек" состоялся разговор на тему обострившихся угроз светскости Кыргызстана. Одним из поводов стало предположение лидера фракции социал-демократов о том, что следующей правящей в стране партией после "Ак Жола" может стать религиозная партия типа "Хизб ут-Тахрир". Вы разделяете эти опасения?

- Не думаю, что такой вариант развития событий возможен в среднесрочной перспективе. Исламская правящая партия - это серьезный и долгосрочный проект, который должен был начаться как минимум 10 лет назад. Партия "Хизб ут-Тахрир" на эту роль не подходит, поскольку изначально она отказалась от любых форм сотрудничества и диалога со светскими властями. В плане легализации у нее перспектив нет. Но я не исключаю, что, возможно, появится партия, которая будет иметь светскую форму, но религиозное содержание. В данном случае примечателен опыт турецкой партии Справедливости и Развития. Что касается потери светскости, то если государство не определит новое понимание светскости с учетом мусульманского большинства и особой роли ислама в истории народов страны, то не исключаю, что страну могут ждать конфликты на этой почве. Ведь неопределенность способствует росту протестного потенциала в общине.

- Как вы считаете, нужно ли избегать слияния религии с политикой? Есть ли в стране госструктуры или организации, которые способны серьезно влиять на религиозную ситуацию?

- Муфтият, безусловно, должен оказывать влияние на религиозную ситуацию. Однако он до конца не использует все свои возможности и потенциал. Реформа муфтията, улучшение его имиджа в мусульманской общине, принятие на работу молодых и образованных имамов будет служить укреплению его авторитета и влияния в мусульманской общине. Сейчас эту роль играют неформальные лидеры общин. Муфтият должен быть заинтересован в централизации своего влияния, не только номинально, в плане назначения имамов в мечети, но и фактически - работая среди верующих.

Можно попробовать избежать слияния религии и политики, но процесс взаимного влияния необратим. Если государство займет конструктивную позицию, не будет отрицать объективного влияния религии на политику, а, наоборот, санкционирует этот процесс, тогда оно укрепит свои позиции. Необходимо помнить о мусульманском большинстве. В то же время следует препятствовать радикализации верующих, росту политического протеста в мусульманской общине. Для этого наш Центр и предлагает государству модель перевода политической активности в социальную деятельность

- Представители Госкомиссии по делам религий говорят о том, что статус этой структуры недостаточно высок, что для решения задачи усиления роли государства в религиозной сфере ей не хватает ресурсов. Вы видите потребность в контроле со стороны государства за обеспечением нерушимости светского характера республики?

- Госкомиссия по делам религий, на мой взгляд, является временной структурой в условиях переходного периода. Но на данном этапе она очень нужна, поскольку играет роль связующего моста между государством и религией, светскостью и религиозностью. Ее следует укреплять за счет материально-технических и интеллектуальных ресурсов. Когда же развитие ислама приобретет более интеллектуальный уровень, государство сможет сформулировать новое понимание термина "светскость", а мусульманская община получит признание своей особой роли в развитии государства и стабилизации общества, значение этой структуры будет менее актуальным.

- "Религия в Кыргызстане паразитирует на лжи, коррупции, двойных стандартах", - заявила на заседании парламентской фракции СДПК депутат Роза Отунбаева. "Мечети не должны быть прибежищем бедноты и объектами архитектурного убожества. Ислам должен работать над собой. Если он внедряется в нашу жизнь, то должен быть если не "пятизвездочным", то все равно достойным", - сказала она. Как вы относитесь к "пятизвездочному исламу"?

- Думаю, это было некорректное по своей форме высказывание. Я имею в виду намеренную замену фразы "получение выгоды" на "паразитирование". Все это сделано для того, чтобы, с одной стороны, показать свое скептическое отношение к исламу, а с другой - получить какие-то политические дивиденды в своей оппозиционной деятельности. Я думаю, что в условиях потери доверия и авторитета этой партии СДПК начинает осваивать религиозный ресурс, прощупывая почву. Нет ни "пятизвездочного ислама", ни "семизвездочного ислама". Есть ислам единый и для богатых, и для бедных. Не надо судить об исламе по форме и состоянию религиозных объектов. Конечно, я как мусульманин за красивые и большие мечети. Но мне важна суть религии, а не ее форма. И я полагаю, что это мнение всех мусульман.

 

Софья БАЛАКИНА, Бишкек,

специально для Central Asia Monitor

Комментарии