ЧЕТВЕРГ, 1 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА
8722 3-07-2015, 00:00

Каков истинный потенциал директора КИСИ Ерлана Карина?


Работа Карина на посту руководителя Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) в последнее время вызывает у журналистского сообщества шепот неодобрения, который в какой-то кризисный момент может перерасти в открытое недовольство и раздражение. Дело в том, что политолог, который знает все экспертное и журналистское сообщество, за годы своего пребывания во властных структурах стал закрытым и недоступным. "Очинушился" - констатируют коллеги. Что ж, возможно, для этого у него есть очень веские причины.

 

Молодой да ранний

Что и говорить, последние интервью Карина не отличаются ни глубиной мысли, ни оригинальностью текста, ни легкостью языка. Создается ощущение, что он встречается с прессой только по необходимости, постольку, поскольку обязывает его стратегически важный государственный (и никак иначе) пост. Впрочем, опытные работники пера и микрофона, наблюдающие за этой личностью, могли заметить, что Карин покинул "зону свободного доступа" уже достаточно давно - тогда, когда стал плотно, напрямую работать с казахстанским политическим истеблишментом. Как правило (за очень редким исключением), периодически появляющиеся в прессе статьи, комментарии и интервью политолога инициированы им самим. Нетрудно разобраться, что каждое из них является тщательно продуманным и стратегически выверенным месседжем по тому или иному поводу или касающимся того или иного политика или политструктуры. Другими словами, Карин уже давно стал передатчиком в механизме коммуникаций власти и народа. Другое дело, что мало кто может объяснить его скрытность, почти маниакальное желание постоянно оставаться в тени и оттуда управлять процессами.

Впрочем, начинать, наверное, нужно не с этого. Ерлан Тынымбайулы Карин, согласно официальной метрике, родился в 1976 году в Чимкентской (ныне Южно-Казахстанской) области. Нигде официально не указывается (однако этот факт известен в достаточно широких кругах), что Карин является представителем Младшего жуза, выходцем из рода адай. Данное обтоятельство, возможно, не является ключевым для многих представителей казахстанской элиты, но для Ерлана Карина мелочей нет. К примеру, до сих пор крепка его связь с другим известным младшежузовцем, ныне акимом Кызылординской области Крымбеком Кушербаевым, с которым Карин в середине "нулевых" годов плодотворно работал в Мангыстауской области. В любой ситуации, видя любую перспективу, он использует весь возможный арсенал методов, которым владеет в полной мере.

В начале "нулевых" наш герой выглядел наиболее перспективным из всей плеяды политологов своего поколения - Досыма Сатпаева, Айдоса Саримова, Берика Абдыгалиева, Андрея Чеботарева, Данияра Ашимбаева… И время показало, что он, выбрав политическую стезю, не прогадал. Переломным моментом в его карьере стал 2003 год, когда Карин занял пост первого заместителя председателя ныне не существующей партии "Асар", фактически являясь главным ее идеологом. И это в 27 лет. Параллельно он исполнял функции генерального директора Международного института современной политики.

А после того, как политолог, ставший уже политтехнологом, был назначен заведующим отделом внутренней политики администрации Президента РК, стало понятно, что на политическом олимпе Казахстана взошла новая звезда.

 

Отношения с элитой

После периода работы в партии "Асар" Ерлана Карина традиционно называют человеком, близким к Дариге Назарбаевой. Отчасти, наверное, можно сказать и так, если бы не одно "но". "Асар" - дела давно минувших дней, после этого дочь президента пережила большую личную трагедию, которая надолго отвернула от нее многих приближенных. А Ерлан с тех пор работал с ничуть не менее авторитетными политиками, так что связывать его сегодня с бывшей шефиней как минимум легкомысленно. Впрочем, в кулуарах ходят слухи, что Карин до сих пор сохранил хорошие отношения с ней, сыграв немаловажную роль в ее сближении с Нурланом Нигматулиным.

Кстати, по некоторым данным, именно перевод Нигматулина с должности первого зам­преда партии "Нур Отан" стал причиной того, что спустя некоторое время ушел и ее секретарь - Карин. Свидетельством того, что он и по сей день тесно работает с главой АП, может служить его активность (скорее всего, абсолютно добровольная) в преддверие президентских выборов. Именно Карин собирал политологов и других экспертов для того, чтобы они "на камеру" комментировали ситуацию вокруг избирательной кампании. А кто отвечал за ее проведение, думаю, упоминать не стоит.

Про Крымбека Кушербаева мы уже говорили выше. Еще два человека, с которыми Ерлан Тынымбайулы долгое время активно выстраивает отношения, находятся практически на самой вершине властной пирамиды. Это премьер-министр Карим Масимов и глава КНБ Нуртай Абыкаев.

Мы не знаем и не можем знать, что происходит в кулуарах самых высоких властных коридоров, но все же некоторые закономерности вывести можем. Ерлан Карин, как известно, является почетным президентом и председателем правления Федерации джиу-джитсу и MMA, членом исполкома Азиатской федерации каратэ-до (АKF), членом Исполкома федерации каратэ-до Казахстана, членом Всеяпонской международной федерации джиу-джитсу. Неудивительно, что в Казахстане в последние годы столько внимания уделяется различным турнирам по смешанным единоборствам, борьбе и т.д. За организацией многих из них стоит наш герой. И очень часто на трибуне можно видеть другого страстного любителя боевых искусств - президента Федерации тайского бокса…

 

Политический нюх

Из вышесказанного можно сделать вывод, что Ерлан Карин очень ценит отношения с влиятельными людьми, является толковым политтехнологом и стратегом, который заранее продумывает все ходы и почти не ошибается. Но, скажем, тема терроризма и религиозного экстремизма, ставшая в последнее время его "коньком", была выбрана им, скорее всего, по чистому наитию. Эта работа уже сегодня приносит ему свои плоды, и в дальнейшем она может стать основой его политического капитала.

Еще в 2004 году Ерлан Тынымбайулы возглавлял Центр антитеррористических программ. Кто-то даже утверждает, что ради этого перспективного направления он покинул руководящую должность в партии "Асар". Затем Карин был секретарем "Нур Отана", а уйдя оттуда, снова вернулся к научной работе и в 2014 году издал свой труд "Солдаты Халифата: мифы и реальность". Плюс ко всему он член экспертного совета при Совете безопасности РК, Общественного совета при Генеральной прокуратуре РК, Общественного совета при МВД, член Международного общества исследователей терроризма и председатель попечительского совета Центра программ безопасности. Одно это перечисление говорит о том, что его считают ценным кадром. И последние заявления главы КНБ Нуртая Абыкаева относительно религиозного экстремизма и, в частности, Исламского государства, явственно перекликаются со словами, статьями и книгой Ерлана Карина.

Не стоит забывать и о том, что одновременно с назначением Карина директором КИСИ (это произошло в октябре прошлого года) глава государства подписал указ, в соответствии с которым институт будет планировать свою деятельность, исходя из текущих и перспективных задач, поставленных президентом, руководителем АП, и фактически будет находиться "под АП". Другими словами, станет одним из подразделений этой структуры, работающим в том числе на обеспечение госбезопасности.

Видимо, все эти месяцы институтом проводилась работа, ход которой нежелательно было разглашать. Поэтому молчал и Карин. Постепенно он выходит "на люди". Пока это, правда, выглядит не очень органично.

...Многие зададут справедливый вопрос: почему при таких способностях Карин до сих пор не стал "политическим тяжеловесом"? Причин тому много, и одна из главных - аппаратная борьба в ситуации с ожидаемым транзитом власти. В условиях, когда каждый может потерять все, ввязываться в нее, по крайней мере, неумно.

Комментарии