ВОСКРЕСЕНЬЕ, 27 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
23-08-2013, 00:22

А ля гер ком а ля гер


Возможное подписание Соглашения об ассоциации  между Европейским союзом и Украиной стало предметом пристального внимания аналитического сообщества под довольно неожиданным ракурсом. А именно в свете внезапно разгоревшейся торгово-таможенной войны между РФ и Украиной, которые, между прочим, являются членами СНГ.

Мы попросили высказать свои соображения на этот счет авторитетных казахстанских экспертов, адресовав им следующие вопросы:

 

1.         Какое влияние может оказать разворачивающаяся российско-украинская торгово-таможенная война на восприятие интеграционных проектов на постсоветском пространстве общественным мнением наших стран?

2.         Каково ваше мнение по поводу позиции соответствующих госструктур Казахстана в скандале вокруг продукции украинской компании "Рошен"?

3.         До сих пор между Россией, Казахстаном и Белоруссией не урегулирован вопрос о статусе известных товарных знаков, дошедших до нас со времен Советского Союза. Поэтому казахстанские и белорусские производители лишены права экспорта данных товаров на территорию как России, так и других государств. С учетом этой ситуации можно ли прогнозировать, что Россия и впредь будет использовать торговые войны как инструмент давления на несговорчивых и более слабых в экономическом отношении партнеров? 

Тулеген Аскаров, экономический обозреватель:

1.            Если речь идет об общественном мнении стран - участниц Таможенного союза, то здесь, конечно, я думаю, реакция будет однозначная, как бы по принципу "наши и не наши". Потому что Таможенный союз уже несколько лет существует и при всех его изъянах и минусах, в принципе, большая часть наших граждан уже привыкла к тому, что мы в нем находимся. Он имеет вполне конкретные границы, вполне конкретные интересы. Поэтому, если что-то вдруг не так строится в отношениях с государством, не являющимся членом этого союза, думается, что это будет восприниматься большей частью населения нормально.

А что касается общественного мнения тех стран, которые находятся вне этого союза, то здесь реакция также вполне однозначная и предсказуемая. Наверняка будут разговоры про "имперские" интересы России и т.д., и т.п. Тут уж ничего не поделаешь.

 

2.            Опять же повторюсь. Раз уж мы члены ТС, то реакция, конечно же, с другими государствами, членами этого образования, должна быть синхронной. Иначе все увидят, что в реальности все обстоит, как в известной басне Крылова про лебедя, рака и щуку, когда каждый сам за себя и никакого союза, по сути, нет. Поэтому это вполне естественная реакция. Раз россиянам что-то там не понравилось в этих конфетах, то наши некоторые госструктуры, прежде всего санитарно-эпидемиологические, тоже стали проявлять реакцию на предмет наличия в украинских конфетах вредных веществ.

В то же время реакция других госструктур в целом была, скажем так, нулевой. И это легко понять, если посмотреть на данные о внешней торговле Казахстана с государствами не членами ТС. Украина не состоит в ТС, но она - член СНГ, а потому у нее есть некоторые преимущества в плане торговли с нами. Это и налаженные хозяйственные связи, отсутствие языковых проблем и другие моменты.

Так вот, если посмотреть на эти данные, то Украина занимает довольно высокий удельный вес в нашей торговле. Торговый оборот с ней у нас гораздо больше, например, чем с той же Белоруссией, которая как раз таки является членом ТС.

И это не должно никого удивлять, потому что, с одной стороны, Украина нуждается в том, чего у нас в избытке - нефти и газе. С другой стороны, это довольно развитая даже по европейским меркам страна, которой есть что предложить Казахстану, начиная с продукции машиностроения и заканчивая сельхозпродукцией.

И мне кажется, что именно поэтому наша реакция и получилась несколько противоречивой: поддержать Россию, коли уж оттуда пришел этот сигнал по конфетам, и в то же время не перебарщивать, чтобы не навредить интересам нашего крупного торгового партнера. Я думаю, это нормальная и вполне прагматичная позиция.

Вместе с тем следует понимать, что таможенная граница имеет не меньшее значение, чем просто государственная граница вообще. Потому что через таможенные границы идет движение товаров, и в таком случае необходимо гарантировать гражданам страны или таможенного союза, что эти товары вполне безопасны. Это обязанность соответствующих служб - отдельно взятой страны или совместных. Реакция их в таких случаях должна быть обязательно синхронной. Удивляться этому не надо. Например, в том же Европейском союзе в аналогичных случаях все государства реагируют одинаково. Потом, возможно, между ними начинаются споры, дискуссии по глубине реакции, по ее форме и т.д., но первоначальная реакция всегда должна быть синхронной. В противном случае граждане, избиратели будут видеть каждый раз, что союз больше существует на бумаге, а в реальности его попросту нет. Со всеми из этого вытекающими последствиями для политиков, судьба которых зависит от воли избирателей. 

 

3.            Торговые войны - это явление объективное. Ведь даже реальные войны есть продолжение все той же политики, только другими средствами. Даже внутри одного союза могут оказаться государства с разными уровнями экономик, с разной структурой экономик. Поэтому торговые войны даже между членами одного союза - таких как Таможенный союз, Европейский союз или еще каких-то - явление почти что неизбежное. Так было всегда.

И то, что между Казахстаном и Россией время от времени появляются какие-то разногласия, также вполне естественное явление. Особенно когда это касается вопросов защиты прав на интеллектуальную собственность. У нас, к сожалению, еще с советских времен этим вопросам не уделялось должного внимания. Попросту говоря, интеллектуальную собственность у нас всегда воровали без зазрения совести.

Теперь времена изменились. Мы ведь члены не только ТС. Мы члены ряда международных соглашений по защите этой самой интеллектуальной собственности. Понятно, что все это идет с Запада, прежде всего из США, которые нам навязывают определенные стандарты и методологию в сфере защиты интеллектуальной собственности. Это делается потому, что, условно говоря, защищенной интеллектуальной собственности на Западе больше, нежели на постсоветском пространстве. У них все вопросы, связанные с этим, давно отрегулированы.

Поэтому вопросы, увязанные с теми же конфетами или какими-то торговыми марками - это еще просто цветочки, а ягодки будут впереди. Допустим, Microsoft уже стучится в двери каждого офиса (и ему помогают в этом правоохранительные органы) и требует, чтобы было лицензионное программное обеспечение. Россия в значительной степени ужесточает свое законодательство по охране интеллектуальной собственности. В этом плане уже пошли первые судебные иски и можно быть уверенными, что количество их будет только нарастать.

Мы пока лишь втягиваемся в эту сферу. В этом плане мы узнаем еще много чего неожиданного, когда окажется, что копирайт на произведения нашего великого предка Абая находится не у нас. Также как и патенты на кумыс и казы. В общем, нас ждет немало сюрпризов. Поэтому пока нам лучше потренироваться в этих упражнениях с Россией, которая хоть как-то может нас понять и прислушаться, чем потом набивать себе очень большие шишки.

 

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований "Альтернатива":

1. На мой взгляд, ситуация вокруг продукции украинской компании "Рошен" чрезмерно политизирована. Более серьезными в политическом отношении были так называемые "газовые конфликты" между Москвой и Киевом. Сейчас же речь идет о кондитерских изделиях, которые не занимают ключевых позиций в товарной структуре украинского экспорта в Россию. Поэтому не думаю, что финансовые потери "Рошена" в данном случае равнозначны серьезному экономическому ущербу всей Украине. К тому же украинский премьер-министр Николай Азаров недавно заявил, что никакой торговой войны между двумя странами нет и не будет.

Кстати, нередко сама Украина идет на определенные запреты по отношению к продукции из других стран. Так, например, в марте этого года был введен запрет на импорт мяса польской компании Krak-Tol, в апреле - на ввоз крупного и мелкого рогатого скота из ряда европейских стран, а недавно - зерна из трех регионов той же России. И это нормально, когда соответствующие органы тех или иных государств предпринимают подобные меры для защиты жизни и здоровья своих граждан. В свою очередь, данная страна должна быть готова к тому, что с аналогичным подходом может столкнуться и ее продукция за рубежом. Главное, чтобы меры принимались именно в интересах простых граждан, а не в угоду большой политике.

Понятно, что "Роспотребнадзор" повел себя в ситуации с "Рошен" довольно неуклюже, чем и спровоцировал негативную реакцию среди украинской общественности. Сначала его представители заявили об обнаружении в соответствующих продуктах бензапирена, а позже фактически изменили свои претензии, связав их с какими-то надписями на этикетках. Вместе с тем когда за этой крайностью последовали другие, типа забрасывания российских баскетболистов "рошеновскими" конфетами, то в рассматриваемой "войне", считаю, никто не победил. Хорошие политические дивиденды из негатива не сделаешь.

В целом все это добавило свою "ложку дегтя" прежде всего в отношения между Россией и Украиной. Но, с другой стороны, не стоит излишне  драматизировать эту ситуацию. Каждая из двух стран проходит свои уроки. А любые спорные вопросы можно и нужно решать конструктивно.

 

2.            Тот факт, что наша санитарно-эпидемиологическая служба исследовала конфеты фирмы "Рошен" на предмет наличия в них опасных веществ, это нормально. Она выполняла свою работу. Другое дело, что гораздо большее усердие ей следует проявить относительно генномодифицированных продуктов, периодически поступающих в Казахстан с разных концов света. Причем не ждать, когда данные продукты сперва запретят в соседних странах. Но это уже отдельная большая тема.

Надо сказать, что Казахстан время от времени сам вводит запреты на ввоз на свою территорию какой-то продукции. Не так давно, к примеру, это коснулось молочной продукции новозеландской компании Fonterra. А в июле 2011 года представители нашей ветеринарной службы провели в Украине инспекцию около 30 предприятий, производящих животноводческую продукцию. В результате в отношении большинства из них, где были выявлены всевозможные недостатки и нарушения, были введены временные ограничения на ввоз продукции на территорию стран - участниц Таможенного союза, включая и Казахстан. Кстати, против этого шага в отношении Украины никто тогда у нас не выступал.

 

3.            В рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства имеется немало нерешенных вопросов. Но лично я не склонен делить участвующие в них страны, скажем так, на "жертв" и "истязателей". Все они добровольно соз­дали эти интеграционные образования, ввели в них определенные правила, наднациональные структуры и т.д. Теперь каждой из этих стран важно научиться добиваться соблюдения данных правил от своих партнеров, при условии неукоснительного следования этим правилам ими самими. В противном же случае из ТС и ЕЭП всегда можно выйти.

Что касается России, то у нее имеется своя геополитическая стратегия, в соответствии с которой она и действует. Хотя и не всегда эффективно. И, видимо, она и дальше будет использовать "торгово-экономические войны" в необходимой для себя мере. Другое дело, что далеко не все инциденты являются таковыми "войнами". Например недавняя история с алматинским апельсиновым соком в Красноярском крае. Во всяком случае, у России сейчас нет никаких ни оснований, ни выгод, чтобы оказывать экономическое давление на нашу страну. А Казахстану надо четко знать свои национальные интересы и уметь их отстаивать. Причем в отношениях не только с Россией, но и с другими странами и международными структурами.

Комментарии