ЧЕТВЕРГ, 26 НОЯБРЯ 2020 ГОДА
6207 7-07-2020, 12:13

Спасут ли казахстанскую экономику консервативные подходы?


В пятницу под председательством президента Касым-Жомарта Токаева пройдет расширенное заседание правительства. Ожидается, что его участники тщательно проанализируют текущую экономическую ситуацию, обсудят меры выхода из кризиса. Глава государства уже акцентировал внимание на необходимости поддержки занятости и сохранения предпринимательской активности. По сути, в условиях новой реальности, вызванной вынужденным возвращением к режиму жесткого карантина, предстоящее заседание должно стать своего рода Рубиконом. Но станет ли? Как говорится, большой и жирный вопрос. 

Об иллюзиях и реальности 

Госорганы, конечно же, стараются держать руку на пульсе. Однако уже очевидно, что работа, проводимая в рамках существующего плана по восстановлению экономического роста, дает неоднозначный эффект. На это пусть и косвенно, но регулярно указывает и Касым-Жомарт Токаев, настраивая членов правительства и акимов не только на принятие экстренных мер реагирования, но и на готовность к длительной пандемии, что, понятное дело, требует дополнительных усилий по переформатированию экономики со стороны государства. 

А в минувший четверг президент страны, выступая на расширенном заседании совета по управлению Международным финансовым центром «Астана», уже прямо дал понять, что существующий пакет антикризисных мер должен быть, как минимум, расширен. В частности, он заявил, что в условиях глобальных потрясений, вызванных пандемией и падением цен на нефть, а также беспрецедентных объемов оттока капитала с развивающихся рынков необходимо проведение новых реформ с целью диверсификации национальной экономики. 

Очевидно, что совсем скоро правительство похвастается своими реформаторскими подходами. Более того, соответствующие изыскания уже близятся к завершению. Об этом не так давно, отчитываясь о результатах работы возглавляемого им кабинета за прошлый год, сообщил премьер-министр Аскар Мамин. По его словам, в скором времени будет представлен новый план, направленный на регенерацию роста национальной экономики и рассчитанный на период до 2025 года. Этот документ, как заявил глава кабмина, «определит ключевые драйверы на будущий экономический курс». 

Впрочем, несмотря на демонстрируемую правительством уверенность, особого оптимизма ни простые обыватели, ни эксперты не испытывают. Буквально на днях все сомнения на сей счет аккумулировали в одном посте авторы Telegram-канала Risk Takers. По их словам, налицо провал: «Каждый человек смог почувствовать на себе, как в момент пандемии государство бросило народ на самовыживание. Число зараженных превысило 47 тысяч, хотя прошлый министр здравоохранения ожидал около 3,5 тысячи зараженных. То есть ожидания чиновников не подтвердились, а граждане задаются вопросом, на что ушли 5,9 триллионов тенге и почему лекарств не хватило». 

По мнению экспертов, главная причина заключается в некачественном госуправлении, и рассчитывать на то, что в ближайшей перспективе в этом плане произойдут какие-то изменения, нет никаких оснований: «…неподготовленность правительства приведет к еще большему экономическому спаду, чем ожидалось. Если в ранних прогнозах экономисты делали допущение, что ВВП упадет на 4 процента, то теперь мы ожидаем падение более чем на 5 процентов. Этот год будет сложнейшим с экономической точки зрения за последние 20 лет. Страна не была готова к такому стресс-сценарию». Причем дальше, по прогнозам авторов канала, будет только хуже: «Пока кабмин пытается локализировать проблемы с невероятным ростом больных, экономические последствия только начинают набирать обороты. Накопленный негативный экономический эффект начнет раскрываться в сентябре, когда в банках увеличится объём неработающих займов, и все это будет сопровождаться повышением уровня безработицы. Остается только надеяться, что котировки нефти будут стабильными. Как только нефть начнет проседать, например, из-за профицита добычи, курс сразу же отреагирует падением. В ответ на обесценение тенге Нацбанк будет вынужден повышать ставку, в то время как экономический рост начнет еще больше замедляться». 

Подводя черту под неутешительными выводами, эксперты резюмируют необходимость принятия комплексных решений. Но в то же время констатируют: «Вряд ли наше правительство с этим справится».

Учитывая излишний оптимизм относительно нашего будущего, царящий в верхах, и пессимизм, сковавший низы, мы попросили аналитика Wall Street Invest Partners Данияра Джумекенова поделиться своим видением ситуации и оценить перспективы новой экономической политики Казахстана. 

Спасут ли казахстанскую экономику консервативные подходы?

О шоках и устаревших подходах 

- Что, на ваш взгляд, необходимо включить в новый пакет мер? Должны ли эти меры учитывать новый карантин, и если да, то каким образом? Будет ли это адресная помощь, или же нужно сделать акцент на более глобальной поддержке всей экономики? 

- Чтобы определиться с необходимыми антикризисными мерами, для начала следует разобраться в нюансах сложившейся ситуации. Главная отличительная черта текущего кризиса заключается в том, что он начался с шока предложения - резкого сокращения производства продукции, которое стало следствием закрытия предприятий на карантин, а также разрушения глобальных логистических цепочек. Последний раз с подобным мир сталкивался в семидесятые годы прошлого века, когда арабские страны решили прекратить поставки нефти странам, поддержавшим Израиль в Войне Судного дня. Этот шаг привел к весьма тяжелым последствиям, которые ощущались целое десятилетие. 

Но сегодня, помимо шока предложения, страны-экспортеры столкнулись и с шоком спроса. Если говорить конкретно о Казахстане, то речь идет о падении объемов торговли по сырьевым товарам, которое способствует снижению курса национальной валюты, росту инфляции и спаду потребительской активности. Подобные структурные кризисы проявляются крайне редко и оказывают сильнейшее влияние на экономику и общество. Как правило, выбраться из подобной ситуации удается лишь путем серьезной трансформации экономической модели.

- Приведут ли к ней те шаги, которые предпринимает казахстанское правительство?

- Для большинства постсоветских (да и не только) стран свойственно оказывать поддержку лишь крупному бизнесу, что является довольно устаревшим подходом. Доля малого и среднего бизнеса в ВВП Казахстана составляет около 30 процентов, а занято в нем порядка 3,5 миллиона человек, или 40 процентов всего трудоспособного населения. И, игнорируя этот сегмент, добиться каких-то существенных успехов в борьбе с кризисом вряд ли удастся. Причем речь здесь идет даже не столько о воле правительства (если судить по заявлениям и существующим программам льготного кредитования), сколько о несовершенстве самой системы. 

Приведу пример. Согласно статистике, лишь 13 процентов всех малых компаний имеют действующие кредиты. Сомневаюсь, что причина заключается в их нежелании брать займы – ведь отсутствие доступного финансирования является главным препятствием для развития любого бизнеса. Дело, скорее, в другом: банки крайне неохотно идут навстречу предпринимателям, поскольку для них корпоративные кредиты являются потенциальным источником проблем и крайне рискованным занятием. При этом существование льготных программ практически никак не способствует развитию мелкого и среднего предпринимательства. В итоге оно практически не замечает усилий правительства по поддержке их бизнеса. Почти 85 процентов роста ВВП в 2019 году пришлось на несырьевой сектор, а значит, отрицать его важную роль в экономике нельзя. Но в данный момент сколько-нибудь серьезной поддержки ему не оказывается. Необходимо принять срочные меры по реформированию системы предоставления льготных кредитов и налоговых льгот. При их отсутствии все прочие действия теряют смысл.  

С другой стороны, нельзя игнорировать огромную долю теневого сектора, по вине которого затруднена поддержка добропорядочных предпринимателей. Она варьируется, по разным оценкам, от 25 до 50 процентов от ВВП. Страна больше не может позволить себе существовать в подобных условиях: ей срочно нужны деньги для стимулирования экономического роста. Без реформы налоговой системы здесь не обойтись.

О низкой потребительской активности и прямой финансовой поддержке населения 

- Какие же меры реально могут помочь пережить кризис, а с чем стоит повременить, чтобы не превращать бюджетные траты в «пир во время чумы»? На чем нужно сосредоточиться?

- Если вести речь о каких-то более оперативных способах поддержки экономики, то, помимо уже названных кредитных и налоговых льгот, стоит рассмотреть возможность введения прямых выплат населению. Как уже говорилось, сегодня основная проблема бизнеса заключается в низкой потребительской активности, и, как показывает практический опыт, она будет сохраняться на протяжении долгого времени и после отмены карантина. Единственный выход - стимулирование активности через увеличение расходов населения. Конечно, мы не можем позволить себе платить по 2 тысячи долларов каждый месяц, как в США, но можно начать с выплат в размере минимальной зарплаты. 

- Но насколько это реально? Решится ли на такой шаг правительство?

- Вероятнее всего, новый пакет мер окажется консервативным и не будет содержать пунктов, касающихся новых выплат населению или финансирования малого и среднего бизнеса (за исключением тех программ, что были внедрены весной). В случае необходимости крупные организации смогут получить прямую поддержку, тогда как общий подход к кредитованию измениться не должен. Курс тенге отыграл почти все свои весенние потери, но это обстоятельство может помешать восстановлению экономики: Казахстану выгодна слабая национальная валюта, так как она позволит эффективнее конкурировать на международных рынках и увеличить доходы бюджета в пересчете на тенге. 

- Способен ли в принципе новый пакет экономических мер, который, по всей вероятности, будет принят уже совсем скоро, если не улучшить экономическую ситуацию в стране, то хотя бы «законсервировать» нынешнее положение? 

- От Нацбанка следует ожидать действий, направленных на снижение курса, который в среднесрочной перспективе способен достичь 410-415 тенге за доллар. Можно прогнозировать падение ВВП по итогам года на 5,7 процента и рост официальной (без учета теневого сектора) безработицы до 7 процентов. Вернуться к прошлогодним цифрам получится, в лучшем случае, в 2022-м… 

Комментарии