СРЕДА, 21 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА
25711 3-04-2020, 17:25

Вырвется ли Казахстан из орбиты интересов России?


Борьбу за выживание, вызванную пандемией коронавируса и общемировой экономической стагнацией, каждая страна сегодня ведет в одиночку. Даже внутри  такого тесного интеграционного объединения, как ЕАЭС, не наблюдается должной координации усилий, что фактически ставит под вопрос смысл его существования. Перед лицом кризиса страны, входящие в союз, ведут себя как лебедь, рак и щука. Пока одни предлагают открыть границы, другие уповают на то, что ослабленная Россия уже не сможет, как прежде, удерживать партнеров по ЕАЭС в орбите своих интересов. И тут впору задаться вопросом: а есть ли будущее у этого объединения после карантина?

Замир Каражанов, политолог: «Рано говорить о том, что коронавирус поставит точку в истории ЕАЭС»

- Как нынешняя ситуация скажется на интеграционных процессах?

- Вообще-то она уже сказалась. Интеграция подразумевает свободу перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Из-за пандемии сегодня такая свобода распространяется только на услуги, да и то, если они оказываются удаленно, в онлайн-режиме. Остальное осуществляется либо в ограниченном формате (перемещение товаров и капитала) либо вовсе не работает, как в случае с рабочей силой, которая потенциально может стать разносчиком вируса. Очевидно, что нынешняя эпидемия негативно скажется на торговом обороте между странами ЕАЭС, поскольку государства уже ограничили авиа- и автосообщение. Также стоит ожидать падения темпов роста экономик стран, входящих в союз, что, в свою очередь, опять же скажется на товарообороте между ними. Вероятно сокращение масштабов сотрудничества в тех отраслях, которые в наибольшей степени пострадали от карантинных мер. Сейчас это туризм, авиаперевозки, почтовое сообщение.

- Сохранит ли Россия в такой ситуации свои позиции «страны-магнита» в ЕАЭС?

- Вообще, следует понимать, что ограничены возможности не России, а нынешней модели ее развития. Об этом ещё в 2009 году, сразу после глобального кризиса, заявила глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина. Позже, в 2012-м, этот же тезис повторил Всемирный банк. Ещё до 2014 года, когда цены на нефть превышали 100 долларов за баррель, темпы роста ВВП России были самыми низкими среди стран БРИКС. Сам этот факт говорил о необходимости серьёзных перемен. Можно вспомнить, как в тот период Алексей Кудрин, ныне глава Счётного комитета Госдумы РФ, призывал провести структурные реформы. Но их тогда не случилось, и, скорее всего, не будет сегодня. Ответом на кризис в стране и даже в личной жизни человека должны быть перемены. Потому что из кризиса либо выходят лучшими, чем были, либо не выходят вообще. Однако, к сожалению, в России не действует принцип «золотого пинка», а само правительство ничего существенного не предпринимает. Скорее всего, страна будет проедать свои финансовые накопления, как она делала после 2014 года, и при этом показывать умеренные показатели экономического развития. То есть, можно сказать, что Россию ослабляет не коронавирус или критически низкая цена на нефть, а выбранная ею модель развития.

- Следует ли из этого, что страны ЕАЭС постепенно будут сходить с орбиты ее влияния?

- Россия сама находится в орбите интересов стран ЕАЭС, в том числе Казахстана. Для нас РФ  - крупный сосед. И это заставляет выстраивать, поддерживать и развивать связи с ней. Мы будем принимать её такой, какая она есть. А значит, отношения с ней сохранятся. Это заметно на примере текущей ситуации, «войны санкций» России и Запада. Несмотря на обострение геополитической борьбы, о чем у нас в последнее время любят говорить, Казахстан развивает взаимодействие с соседом. Подписываются новые соглашения о сотрудничестве в разных сферах. Потому что это отвечает казахстанским интересам.

Хотя, надо признать, в нынешней ситуации перспективы ЕАЭС не выглядят радужными. Впрочем, это касается не только ЕАЭС, но и любого другого регионального интеграционного объединения. В том числе и Евросоюза. Из-за пандемии коронавируса повсеместно происходит сокращение товарооборота, а в перспективе возможно замедление экономического роста.

Если говорить конкретно о ЕАЭС, то в последние годы товарооборот между странами союза падал. Это было вызвано проблемами и в экономиках самих государств, и внутри ЕАЭС. Эпидемия только усугубит экономические противоречия между странами. Но оценивать ущерб пока рано. Многое зависит от того, как будут развиваться события в ближайшее время. Смогут ли страны ЕАЭС быстро остановить распространение коронавируса, как это сделали в Азии, или же мы получим долгоиграющую проблему, как в Европе? Чем быстрее одолеем эпидемию, тем меньший ущерб понесём. Следует также учитывать предпринимаемые в странах ЕАЭС антикризисные меры, которые направлены на поддержание экономик. От их эффективности в немалой степени будут зависеть и перспективы объединения. Но говорить о том, что коронавирус поставит точку в истории ЕАЭС, рано. Интеграция переживёт эпидемию, вопрос только в том, с какими последствиями она выйдет из нынешней ситуации.

Толганай Умбеталиева, директор Центральноазиатского фонда развития демократии: «Путин сегодня больше занят своим политическим будущим, и будущее ЕАЭС в эту повестку не входит»

-Пройдет ли ЕАЭС испытание на прочность сегодняшними вызовами?

- Кризис, безусловно, повлияет на все интеграционные союзы, и ЕАЭС в этом плане не исключение. Во многих странах сегодня приоритет отдан решению вопросов безопасности граждан, экономика же отодвинута на задний план. Конечно, есть решения, направленные на поддержку бизнеса, выплаты пособий населению, сохранение заработных плат, но все они продиктованы необходимостью обеспечения безопасности граждан.

Серьезные изменения в деятельности интеграционных объединений возможны после решения проблем, связанных с коронавирусом. Сегодня только один союз вносит коррективы в систему управления — это ЕС. Основная мотивировка - обеспечение безопасности граждан, но при этом принимаемые меры направлены на сохранение баланса между решением вопросов, связанных с предотвращением распространения эпидемии, и соблюдением демократических норм, прав человека. После эпидемии восстановить нарушенный баланс будет сложнее. И сегодня это очень важный пункт.

В ЕАЭС же пока выбрана тактика ситуационного реагирования на вызовы - каждая страна предлагает свои ответные меры. К примеру, Казахстан выступил с инициативой снизить таможенные пошлины. Какие-то предложения были сделаны другими странами-участницами союза. Но до обсуждения вариантов совместного выхода из сложившейся ситуации дело не дошло.  

- Следует ли предполагать, что мы и дальше будем двигаться врозь, каждый своим путем?

- Позиция России достаточно показательна. Исходя из того, что она не проявляла особого интереса к расширению экономического сотрудничества, могу предположить, что ее в ЕАЭС интересует лишь вопрос управления. То есть, она пытается охватить этим союзом как можно большее число стран постсоветского пространства. Поэтому и впоследствии Россия не станет  проявлять активность в решении экономических вопросов. Возможно, на бумаге ее позиция будет звучать достаточно привлекательно, но при реализации этой позиции возникнут барьеры, которые будет сложно преодолеть.

Казахстан сегодня пытается самостоятельно справиться с проблемой, и ЕАЭС ему нужен лишь с точки зрения некоторых пунктов, необходимых для обеспечения безопасности граждан. Например, это доставка товаров первой необходимости из других стран-участниц союза. После карантина Казахстан, как и другие государства ЕАЭС, будет опять же самостоятельно решать экономические вопросы, согласовывая с партнерами по объединению лишь некоторые моменты. Сигналы к тому, что в союзе будет пересматриваться или реформироваться система управления, практически отсутствуют. Путин сегодня больше занят своим политическим будущим, и будущее ЕАЭС в эту повестку не входит.

В последнее время на международной арене уже стали проявляться тенденции к национализации экономик стран в противовес глобализации. В дискуссиях наметились попытки обсудить методы гибкого регулирования, которые предоставят больше свободы правительствам стран при решении экономических вопросов и снизят влияние со стороны крупных игроков, таких, как США, Китай, а также международных финансовых организаций. Ведь далеко не всегда правила международной торговли справедливы в отношении отдельных стран, и их правительства должны обладать правом на тот уровень открытости, который принесет выгоду их национальным экономикам. Думаю, что подобные дискуссии должны начаться и внутри ЕАЭС.

-Что конкретно должно быть вынесено на обсуждение?

- Во-первых, вопрос о том, насколько справедливы ранее принятые правила в отношении всех членов союза, ведь входящие в него страны сильно разнятся в экономическом плане. Во-вторых, каким должен быть уровень открытости экономик в ЕАЭС? До сегодняшнего дня именно Россия демонстрировала минимальную открытость своей экономики, что вызывало серьезное недовольство, в частности, со стороны Минска, хотя экономически РФ является самой сильной среди всех стран ЕАЭС.

Жаксылык Сабитов, политолог: «Пока отцы-основатели ЕАЭС у власти, с ним ничего не случится»

- Какое будущее ждет ЕАЭС?

- Здесь стоит разделять долгосрочную, среднесрочную и краткосрочную перспективы союза. В краткосрочной перспективе, то есть в ближайшие 2-4 месяца, скорее всего, все члены ЕАЭС будут в «карантине», деловая активность максимально замедлится. Малые страны, входящие в это объединение, попадут под сильнейший экономический удар, вызванный «идеальным штормом», или, как говорит мой хороший знакомый, «групповым нападением стаи черных лебедей». Такой экономический шок может привести в некоторых случаях к определенным социальным волнениям, в других - к серьезному экономическому кризису без видимых «близких» политических последствий, поскольку действия властей с введением чрезвычайного положения, которое подразумевает временные ограничения ряда политических и других прав граждан, в данном контексте выглядят легитимными.  

В среднесрочной перспективе в ЕАЭС мало что изменится. Официальным отцом-основателем союза принято считать первого президента Казахстана, а духовным отцом-основателем - второго президента Российской Федерации. Пока они находятся у рычагов реальной политической власти, с ЕАЭС вряд ли что-то случится.

- А дальше?

- В долгосрочной перспективе судьба ЕАЭС туманна и непонятна, она очень сильно зависит от того, какие траектории развития выберет Россия после окончания эпидемии коронавируса. На данный момент в этом контексте обнуление президентских сроков Путина может так и остаться решением, которое было в планах, но не реализовалось в качестве некоего плана развития Российской Федерации до 2036 года. В этом «мелодраматическом» сценарии ЕАЭС жил бы «долго и счастливо», как минимум, еще 16 лет. Но сейчас, вполне возможно, произойдет другое обнуление, а именно обнуление шансов текущего президента РФ на пролонгацию его полномочий в 2024 году. И при таком «драматическом» сценарии судьба ЕАЭС станет понятной только после «показа титров», то есть завершения политического цикла 2018-2024 года.

Ислам Кураев, политолог: «Выход из ЕАЭС – подходящий для нас сценарий»

- Потеряет ли Россия нашу и другие страны ЕАЭС?

- Если не ошибаюсь, это не первый наш с вами разговор на данную тему. В таком случае давайте называть вещи своими именами. Экономический союз невозможен в принципе, если права и возможности у стран-участниц неодинаковые. ЕАЭС больше похож на экономическую интервенцию по добровольно-принудительному принципу. Как мне кажется, сегодня самый подходящий момент пересмотреть наши отношения с «союзниками». Выход из ЕАЭС и ТС – в целом подходящие для нас сценарии. Даже если Россия будет готова пересмотреть соглашение с ОПЕК, это уже «не лечит».

-То есть, будущего у союза нет?

- Его не было, по сути, с самого момента образования ЕАЭС. Наши страны отстали от всего мира технологически, экономически. Мы не можем обеспечить себя элементарными вещами. Согласно основным целям ЕАЭС, мы должны были создать сильный экономический блок. А что в результате? Имевшиеся в Казахстане предприятия рухнули, так как отечественный рынок заняла продукция стран-соседей. То есть, мы не выдержали естественной конкуренции. Причины в общем-то известны — серьезная привязка нашей экономики к российской, а тенге к рублю. Если санкции, инфляции и девальвации бьют по России на 50 процентов, то Казахстан ощущает это на все сто. Отсюда понятно, кому ЕАЭС выгоден больше - нам или «союзникам». Мы медленно уничтожаем себя, а страну превратили в провинцию для сбыта товаров. Примерно так же делала Англия в 18-19 веках. Методы все те же. Если мы хотим совершить прорыв, то пора отказаться от старого и начать жить по-новому.

 

Комментарии