ВОСКРЕСЕНЬЕ, 18 АВГУСТА 2019 ГОДА
1775 26-07-2019, 10:59

Миссия выполнима


Казахстан начинает приобретать все более ощутимый вес во внутрисирийском переговорном процессе. Как сообщили мировые информационные агентства, в начале августа текущего года возобновятся переговоры в рамках «Астаниского формата».

По предварительной информации, в них примут участие представители официального Дамаска и сирийской вооруженной оппозиции. Также на переговорах будут присутствовать посланцы стран-гарантов процесса мирного урегулирования – России, Ирана и Турции. Как всегда бывает в таких случаях, на форуме будет присутствовать представитель Организации Объединенных Наций (ООН). Следует отметить и новшество, которое претерпит формат встречи. Впервые на ней будут представлены несколько арабских стран, соседей по региону, которые кровно заинтересованы в деэскалации внутрисирийского противостояния – Иордания, Ливан и Ирак.

Планируется, что во время переговоров будет обсуждена текущая ситуация в Сирии. Особое внимание будет уделено развитию событий в провинции Идлиб – на сегодня самой «горячей точке» конфликта в этой стране, а также в других районах Сирии. Кроме того, идет активный поиск предложений, которые могли бы помочь сближению позиций враждующих сторон. Помимо этого будут затронуты важные вопросы перспективного развития конституционного процесса. Одним словом, предстоит непростой, но очень важный и нужный раунд переговоров, в успешном исходе которого заинтересованы не только стороны участвующие в конфликте, но и другие участники.

Как известно, «Астанинский процесс» уже имеет достаточно ощутимую историю. Напомним, что еще в мае 2015 года в Астане прошли первые встречи отдельных групп сирийской оппозиции. Они носили предварительный характер и имели целью зондаж почвы для последующих переговоров. Осенью того же года прошел второй этап таких встреч, но уже в более расширенном формате, когда к переговорному процессу присоединились представители неправительственных организаций.

Официальный статус «Астанинский процесс» приобрел с подачи президента России Владимира Путина, который в конце 2016 года выдвинул предложение начать переговоры в Астане. Тем самым этот миротворческий процесс начал приобретать международную легитимность.

Следует подчеркнуть, что обособление «астанинского процесса» из общей канвы процесса внутрисирийского урегулирования произошло отнюдь не случайно. Это стало результатом тупиковой ситуации, которая сложилась на предшествующих переговорах по Сирии в Женеве. Случилось это в силу известных обстоятельств, когда разные центры силы внутрисирийского конфликта исчерпали ресурс перспективного компромисса. Речь идет, прежде всего, о противоречиях между Ираном и арабскими монархиями, а также между Ираном и США. Было непонимание и между другими закулисными игроками данного процесса. В результате сложилась группа стран, которая смогли прийти к некоему подобию консенсуса по базовым принципам поиска компромисса. Речь идет о России, Иране, Турции и Иордании. Каждая из них имеет свои рычаги влияния на стороны сирийского конфликта, и именно это обстоятельство и создало предпосылки для включения в переговорный процесс нового игрока – Казахстана.

Понятно, что наша страна не является участником переговоров в непосредственном смысле слова, а только предоставляет площадку. Однако даже это обстоятельство важно само по себе, поскольку дает Казахстану шанс аккумулировать бесценный опыт участия в международной дипломатии по мирному урегулированию в таком важном регионе как Ближний Восток.

Говоря образно, нынешний Нур-Султан становился некой азиатской Женевой и как место, где будут разрешаться важнейшие международные конфликты. Конечно, Нур-Султану еще рано претендовать на лавры Женевы, но поскольку женевский раунд не давал ощутимых результатов, наверное, не зря было принято решение вдохнуть в сирийский переговорный процесс второе дыхание, но уже на новом месте.

Следует отметить, что на подключение Казахстана в процесс урегулирования в Сирии благосклонно отреагировали и Тегеран, и Вашингтон. Косвенным свидетельством этого стало их согласие на участие в переговорах в тогда еще Астане. Иран в качестве непосредственного участника, а США как наблюдатель. Так, в конце января 2017 года, то есть буквально месяц спустя после инициативы президента РФ Владимира Путина, в столице Казахстана прошла первая встреча в «астанинском формате». В ней приняли участие представители России, Турции, Ирана, США (в качестве наблюдателя), ООН, официального Дамаска и противостоящих ему группировок сирийской вооруженной оппозиции.

Примечательно, что впервые с начала внутрисирийского конфликта в 2011 году, делегации официального сирийского правительства и вооруженной оппозиции сели за стол переговоров.

Следует отметить, что было бы весьма наивно рассчитывать, что в Астане сразу же произойдет качественный прорыв по урегулированию данного конфликта. Тем не менее, кое-какие результаты были налицо.

В частности, Россия, Турция и Иран твердо заявили, что продолжат совместно борьбу против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Джабхат Ан-Нусры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Также они подтвердили необходимость проводить работу по их размежеванию от оппозиционных сирийских группировок, участвующих в переговорном процессе и не причисляемых странами-гарантами (но не правительством Башара Асада) к террористическим.

Кроме того, эти же страны приняли совместное заявление, подчеркнув, что будут добиваться сохранения режима прекращения огня путем использования своего влияния на соответствующие стороны конфликта и активно сотрудничать на базе Астанинской платформы для обсуждения конкретных вопросов по координации усилий по урегулированию конфликта.

Было принято решение о создании конкретно работающего трехстороннего механизма по мониторингу и обеспечению полного соблюдения режима прекращения огня, предотвращению провокации и определению условий для присоединения к режиму прекращения огня.

Одним словом, «астанинский формат» с самого начала показал свою полезность и своевременность. Хотя, понятное дело, до окончательного урегулирования предстоит долгий и тяжелый путь переговоров, поиска компромиссов и консенсуса по тем или иным принципиальным моментам.

Второй тур астанинских переговоров состоялся месяц спустя в том же формате. Они длились два дня и завершились согласованием положения о совместной оперативной группе по мониторингу режима прекращения боевых действий. Также была достигнута договоренность о продолжении работы над документами по фиксации нарушений режима прекращения огня и районам, присоединившимся к перемирию.

14−15 марта 2017 года в Астане прошла третья международная встреча по Сирии на высоком уровне в рамках Астанинского процесса. В переговорах приняли участие делегации стран — гарантов режима прекращения боевых действий — России, Турции и Ирана, а также представители ООН, Иордании, США, правительства Сирии. Правда вооруженная оппозиция отказалась участвовать во встрече. Но, как предположили наблюдатели, с учетом того, что при поддержке стран-участников в Сирии действуют свои вооруженные группировки, то сирийской вооруженной оппозиции, так или иначе, но придется считаться с принятыми на встрече договоренностями.

После двух дней переговоров страны-гаранты приняли совместное коммюнике, в котором подтвердили свою приверженность укреплению режима прекращения боевых действий. При этом было особо отмечено значение Астанинского процесса как дополняющего и укрепляющего Женевские переговоры под эгидой ООН.

Внутрисирийский конфликт пока еще не нашел своего рационального разрешения. Хотя вновь был запущен механизм женевского переговорного процесса, но без ощутимых результатов. И судя по всему, страны-гаранты пришли к пониманию необходимости еще раз вернуться к уже апробированному в таких случаях «астанинскому формату». И как знать, быть может, именно предстоящий раунд переговоров в теперь уже Нур-Султане и положит начало наиболее реальным подвижкам по окончательному урегулированию внутрисирийского конфликта.

Как бы то ни было, можно предположить, что любой их исход будет, несомненно, способствовать росту авторитета Казахстана как полноценного партнера по разрешению тупиковых международных конфликтов.

Комментарии