ВТОРНИК, 15 ОКТЯБРЯ 2019 ГОДА
12207 19-06-2019, 14:32

Школьное образование и спорт в Казахстане: у двух нянек дитя без глазу?


Почти сразу после инаугурации второй президент РК своими указами назначил нескольких новых министров и даже создал два новых министерства, а еще три реорганизовал. Но есть ведомства, которые, возможно, стоит трансформировать самым радикальным образом, поскольку того требует состояние дел в курируемых ими сферах.

Меж двух берегов и все ближе ко дну

…Когда в казахстанских школах происходит какой-то негатив, обыватели начинают апеллировать к профильному министерству, хотя оно тут ни при чем – система среднего образования находится в ведении акиматов. Последние содержат за счет местных бюджетов школы, выплачивают зарплаты учителям, назначают руководителей органов образования.

Получается следующая картина. Министерство определяет «генеральную линию», разрабатывает соответствующие государственные программы и нормативные акты, осуществляет методическое руководство, отвечает за содержание учебников. Конечная цель всего этого – повышение качества школьного обучения и воспитания. Иначе говоря, МОН как бы устанавливает «правила игры». Но при этом повлиять на их соблюдение (выполнение) оно особо не может, поскольку органы образования в регионах ему не подчиняются. Для них царь и бог – аким. И часто становится непонятным, с кого все-таки спрашивать за уровень знаний сегодняшних школьников – то ли с министерства, определяющего политику в целом, то ли с местных органов власти, реализующих ее на практике. А кроме того, возникают серьезные сомнения в согласованности решений и действий центрального ведомства, с одной стороны, и чиновников в регионах, с другой. Не только у семи, но и у двух нянек дитя часто бывает без глазу, то есть без должного присмотра.

Или вот такой момент. Уже давно очевидно, что без существенного повышения учительских зарплат (а сегодня они, если брать в целом, раза в полтора ниже, чем средняя по стране для всех сфер и отраслей) невозможно повысить качество обучения, привлечь в профессию, то есть на педагогические факультеты, более или менее грамотных и толковых выпускников школ. Как уже сказано, деньги учителям выплачиваются из местных бюджетов, но размеры окладов и надбавок – одинаковые для всех регионов – устанавливает министерство. И эта двойная зависимость порождает определенные проблемы. Помнится, Ахметжан Есимов, будучи акимом Алматы, решил за счет средств городского бюджета поднять зарплаты школьным педагогам южной столицы, но не смог ничего поделать, поскольку в центре не захотели менять существующую систему.

Иначе говоря, отечественное среднее образование плывет меж двух берегов, и его постепенно и все явственнее затягивает на дно. Может, пора пристать к какому-то одному? Поскольку Казахстан – государство не федеративное, а унитарное, то напрашивается вывод, что таким берегом должно стать министерство.

Да, чрезмерная централизация управления – это не очень хорошо. Да, в большинстве самых развитых и цивилизованных стран государственные школы находятся на попечении муниципалитетов. И если бы в Казахстане тоже, как и там, были сильные, независимые органы местного самоуправления, обеспечивающие эффективный контроль в том числе за деятельностью учреждений образования на своей территории (и, разумеется, всячески помогающие им), то можно было бы оставить все, как есть. Но никакого местного самоуправления в его истинном понимании у нас нет, зато есть жесткая вертикаль государственной власти, причем с тенденцией к усилению централизации. И в таких условиях, тем более с учетом относительно малочисленного населения страны, думается, есть смысл подумать над тем, чтобы передать всю школьную систему в подчинение профильному министерству.

При этом последнее можно было бы разделить на два: министерство просвещения (школы) и министерство, отвечающее за высшее и среднее специальное образование, а также за науку. Кстати, именно так была организована система управления этой сферой в Казахской ССР, плюс тогда существовал отдельный государственный комитет, в ведении которого находились профессионально-технические училища. А в ту пору, замечу, во власти вовсе не дураки сидели, и уровень образования в республике был очень высокий. Между прочим, чуть больше года назад в соседней России пошли именно по такому пути, создав, согласно указу президента РФ от 15 мая 2018-го, самостоятельное Министерство просвещения. Да, оно не подчинило себе всю школьную систему сверху донизу, но там и условия совершенно иные – население почти в десять раз больше, чем у нас, федеративное устройство…

Интересно, как бы отнеслась в такой идее учительская общественность? В одном она точно выиграла бы – уход из-под назойливой опеки акиматов означал бы для нее (пусть не полное, но хотя бы частичное) освобождение от различных форм повинности, таких как участие в нескончаемых субботниках и различных акциях, устраиваемых местными властями, принудительная подписка на областные и районные газеты и т.п. Что же касается всего остального, то здесь важно выслушать мнение самих педагогов как главной движущей силы системы школьного образования.

Лебедь, рак и щука

Аналогичные шаги напрашиваются и в сфере государственного управления физкультурой и спортом. Сегодня в ней сложилась следующая ситуация.

С начала прошлого года спорт высших достижений с положенными ему финансовыми ресурсами передали в ведение Национального олимпийского комитета (НОК). Здесь вопросов нет – так обстоит во многих странах мира, включая те, в ряды которых Казахстан стремится попасть. Профильное же министерство теперь отвечает только за неолимпийские, то есть менее значимые, и национальные виды спорта, а также за деятельность учреждений, которые имеют республиканский статус и призваны готовить резерв для национальных сборных. Это спортивные школы-интернаты, центры олимпийской подготовки, школы высшего спортивного мастерства…

Если суммарный годовой бюджет, которым оперируют НОК и Комитет по спорту Министерства культуры и спорта вместе взятые, составляет порядка 20 миллиардов тенге, то в регионах на эту сферу расходуется в пять раз больше – например, в прошлом году было 109 миллиардов. Операторами столь значительных сумм являются соответствующие региональные управления, входящие в составы акиматов. Эти деньги должны направляться, главным образом, на развитие массового и детского спорта (особенно в глубинке, где он является и фактором здоровья, и полезным видом досуга, и чуть ли не единственным социальным лифтом), а также на то, чтобы довести талантливых юных атлетов до определенного уровня. Но на самом деле внушительная их часть идет на содержание профессиональных клубов – футбольных, хоккейных и прочих, которые во всем мире находятся в частных руках и только у нас почему-то финансируются из государственной казны. Во многих областях на эти цели тратят 30-40 процентов, а кое-где и до половины региональных спортивных бюджетов, не получая при этом практически никакой отдачи.

Чтобы как-то решить эту проблему, профильное министерство и НОК инициировали внесение дополнений в законодательство. Они предусматривали ранжирование видов спорта в зависимости от результатов, показанных на международном уровне, и приведение в соответствие с этим порядка (и размеров) их финансирования. Два года назад, 11 мая 2017-го, глава государства подписал обновленный закон. Вы думаете, акимы и подчиненные им начальники управлений физкультуры и спорта «взяли под козырек»? Ничуть не бывало. В нынешнем сезоне в ряде областей на финансирование тех же футбольных клубов выделили даже больше, чем год назад. А ведь на эти деньги можно было открыть новые или расширить действующие ДЮСШ и секции, поднять зарплаты детским тренерам, получающим сегодня буквально крохи, приобрести современные спортивные снаряды и инвентарь… Впрочем, многочисленным проблемам детского и массового спорта в казахстанских регионах наше издание в прошлом году посвятило целый цикл публикаций, поэтому не стану повторяться.

Скажу только, что в этой сфере все тесно взаимосвязано. Прежде чем выйти на серьезный международный уровень, юноши и девушки должны пройти через все ступени: ДЮСШ на местах (их курируют акиматы) – ЦОП, РШВСМ (Комитет по спорту министерства) – национальная сборная (Национальный олимпийский комитет). Но если эти управленческие звенья будут действовать, как лебедь, рак и щука в известной басне, то никакой более или менее стройной системы подготовки спортсменов высокого класса у нас не появится. И, кстати, насколько справедливо критиковать министерство, допустим, за слабые результаты казахстанских атлетов, если оно не в состоянии (не имеет на то полномочий) повлиять на работу тех же ДЮСШ, в которых закладывается вся основа и которые входят в зону ответственности акиматов?

Словом, и здесь пора задуматься о создании жесткой вертикали. В таком случае профильное министерство будет отвечать за состояние всего спорта (по крайней мере, финансируемого из бюджетных источников) в стране, отпадет надобность увещевать акимов, поскольку теперь оно само станет решать, на развитие каких видов и сколько денег нужно направить. И будет давать НОКу «госзаказ» на обеспечение условий для успешного участия наших атлетов в крупнейших международных соревнованиях…

 

Комментарии