ЧЕТВЕРГ, 21 МАРТА 2019 ГОДА
2675 6-03-2019, 10:49

Почему синологов для Казахстана готовит Китай?


Соседствуя с одной из самых могущественных и густонаселенных стран мира, мы не знаем о ней практически ничего. Как это ни парадоксально, в Казахстане лишь единичные специалисты профессионально занимаются изучением современного Китая, но даже их труды остаются невостребованными. Что уж говорить в целом о китаистике – она давно умерла. И шансы на ее возрождение минимальны… Если, конечно, оно не будет вызвано крайними обстоятельствами.

Такие выводы озвучили на днях эксперты в рамках «круглого стола», за которым обсуждали состояние и перспективы отечественного китаеведения. Его организаторами выступили частные think tanks - Центр китайских исследований China Center, экспертный клуб «Один пояс и один путь» и Институт по освещению войны и мира, которые собственными силами пытаются поднять казахстанскую школу китаеведения с колен. Но этих усилий, признают они, катастрофически недостаточно. Для полноценного развития данной сферы требуется участие и, главное, заинтересованность самого государства.

Как отметила ведущий эксперт China Center Татьяна Каукенова, теоретически такая заинтересованность уже давно назрела, учитывая активное расширение в последние годы экономических связей Казахстана с Китаем. Если провести соответствующий анализ, то выяснится, что чуть ли не в каждой отрасли отечественной экономики сегодня ощущается острый дефицит китаеведов. Несмотря на это, серьезный запрос на них со стороны госорганов, исследовательских структур и бизнеса, по ее словам, до сих пор отсутствует…

Тем временем сама Поднебесная в плане подготовки синологов для Центральной Азии делает гораздо больше, чем все страны региона вместе взятые. Это, в частности, культурные мероприятия, научно-исследовательские проекты, открытие Институтов Конфуция, способствующих распространению китайского языка и в целом знакомству жителей зарубежных стран с Китаем. Но больше всего впечатляет то, насколько активно наш восточный сосед привлекает иностранную молодежь к получению образования в своих вузах. По данным Татьяны Каукеновой, на обучение студентов из стран Шелкового пути китайская сторона выделила уже четверть миллиона грантов. Только молодых казахстанцев в вузах КНР сегодня насчитывается около 18 тысяч!

Кризис формата

Впрочем, китайское образование не гарантирует на выходе качественного китаеведа, утверждает Татьяна Каукенова. Да, эти ребята и девушки лучше знают язык и жизнь современного Китая, нежели наши студенты, но у них отсутствуют исследовательские навыки, критическое мышление, умение работать с информацией. Было бы идеально, считает она, если бы они заканчивали бакалавриат в Казахстане, а магистратуру в Китае. Но в наших условиях это, увы, большая роскошь. До недавних пор обучение китаистике, например, в КазНУ обходилось в два раза дороже, чем в КНР...

С ней соглашается Еркин Байдаров, ведущий научный сотрудник Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова, который тоже не видит в новом поколении синологов той глубины, академичности, специфических знаний, которые присущи ученым старой формации. «Школа китаеведения в Казахстане не появится до тех пор, пока у нас не будет достаточного количества сильных специалистов, - говорит он. – Пока их очень мало: можно по пальцам пересчитать. К примеру, в нашем институте есть отдел по изучению Азиатско-Тихоокеанского региона, но «узких» специалистов по современному Китаю, к сожалению, нет. Сегодня студенты китайских кафедр в основном изучают язык и совсем мало - историю, политическую жизнь КНР. Лекции по этим предметам читают преподаватели-филологи, которые не имеют необходимых знаний. Учащимся приходится самим находить и изучать нужную информацию. Причем касается это всех кафедр востоковедения. И меня очень беспокоит, что нас ждет завтра... Кадров нет. Грантов мало. За свой счет на этих специальностях обучаться никто не хочет».

К тому же китаеведение в Казахстане, считает декан Школы государственной и общественной политики и права AlmaU Аскар Нурша, переживает глубокий кризис формата. В чем он заключается? Политолог выделяет три основных типа отечественных китаистов, условно называя их «государственными», «оппозиционными» и «независимыми». Первые пишут исследования о Китае исключительно в позитивном ключе, дабы сохранить хорошие отношения между двумя странами. Вторых политическая целесообразность толкает на необходимость критиковать китайское правительство, причем не всегда по делу. Аналитика обеих этих групп, естественно, не лишена искажений.

Что касается независимых специалистов, то все они когда-то прошли через государственные аналитические структуры, а сейчас работают автономно (в вузах или НПО). Именно их исследования по Китаю, на взгляд эксперта, отличаются объективностью и вызывают научный интерес. Но отсутствие стимулов и финансовой поддержки не позволяет им в полной мере раскрыть свой потенциал.

- Если государство не начнет финансировать эту сферу, то ее будет финансировать Китай через различные проекты и гранты, - убежден Аскар Нурша. - Но я сомневаюсь, что выводы таких исследований будут корректны и верифицированы. Сегодня среди коллег уже появляются так называемые китаефилы, которым ближе и понятнее Китай, чем Казахстан, потому как они долгое время там учились или работали. Параллельно активизируются китаисты, занимающие либо пророссийские, либо прозападные позиции, - они могут подогревать антикитайские настроения в Казахстане... Мы стоим на пороге чего-то нового, с чем нам придется иметь дело. Но как бы то ни было, думаю, у китаеведения в Казахстане есть будущее. Ведь любой кризис – это новые возможности…

Сам себе режиссер

В свою очередь председатель попечительского совета «Трансперенси Казахстан» Марат Шибутов считает, что эволюционным путем развить школу китаеведения в стране вряд ли удастся. Скорее всего, нас к этому вынудят крайние обстоятельства: «Фактически напрямую на китайский рынок пока никто не заходит, соответственно нет необходимости в знании права и экономики КНР. Но в ближайшие несколько лет ситуация начнет меняться, и определенные потребности появятся сами собой. У нас ведь только после «пинков» начинают что-то делать. Вот когда наши бизнесмены (например, поставщики мяса или зерна) попытаются выйти на китайский рынок и очень сильно обожгутся, тогда они начнут задумываться и искать грамотных специалистов-китаеведов, которые смогут их проконсультировать, допустим, о том, как вести переговоры или заключать договора. Такие уж особенности нашей культуры».

Весьма показательный пример одного из таких эйпик-фейлов (в переводе с английского «сокрушительный провал») привел директор China Center Адиль Каукенов. Речь идет о довольно известной казахстанской компании, которая некогда инвестировала немалые средства в строительство завода по производству соков в Синьцзяне, но потерпела фиаско. И все потому, что она не посчитала нужным предварительно проконсультироваться со специалистами. А если бы она это сделала, то наверняка узнала бы, что на тот момент в КНР в принципе отсутствовала культура употребления соков…

- Да, китайцы не пьют соки, но зато они пьют вино, - отметил эксперт, - и если провести хороший анализ, выстроить грамотную стратегию, то казахстанские виноделы могли бы реализовывать на китайском рынке по 10-20 миллионов бутылок в сутки. Для КНР это смешные объемы, а для наших производителей - чуть ли не годовые. Но проблема в том, что казахстанские бизнесмены не хотят платить за такую информацию. А если посмотреть, скажем, на Россию, то там, прежде чем выйти на китайский рынок с каким-то продуктом, проводятся масштабные маркетинговые исследования. Благодаря им, к примеру, шоколад «Аленка» и водка «Путинка» имеют в КНР огромный успех. Или взять то же российское мороженое: целая команда китаеведов трудилась над тем, чтобы оно попало на китайские прилавки, и даже Владимир Путин дарил его Си Цзиньпину во время двусторонних переговоров...

Пока не грянет гром

Мощным толчком к развитию китаистики в нашей стране может стать обострение геополитической обстановки в мире. Взять хотя бы часто прогнозируемый экспертами кризис в китайско-американских отношениях, в котором Казахстан, по мнению Марата Шибутова, либо приобретет статус «поля битвы», либо будет поставлен перед непростым выбором... «Вот тогда у нас появятся и заказ на китаистов, и финансирование, и исследования, - уверяет он, – поскольку основные изменения в стране происходят именно через кризисы».

Более подробно о внешних рисках рассказал руководитель экспертного клуба «Один пояс и один путь» Булат Султанов. По его словам, как бы мы ни старались оставаться в стороне от большой геополитической игры, которая закручивается сегодня вокруг Китая с участием его главного конкурента США, нам это в силу близкого соседства вряд ли удастся. Сейчас главное - определиться, какая роль будет отведена нашей стране в этой игре (объекта или субъекта), и уже затем выстраивать свою внешнюю политику.

- К сожалению, мы иногда страдаем центропупизмом: мол, Казахстан является центром вселенной, - рассуждает эксперт. – А на самом деле мы - среднеразмерное государство, вокруг которого начинает затягиваться водоворот событий, так как мы находимся внутри треугольника «Россия – Китай – Исламский мир». Хотим мы того или нет, сюда будут пробиваться сразу несколько моделей. Первая – тюркская, или неоосманская, интеграция во главе с Турцией. Ставка будет делаться на Казахстан, Таджикистан, Киргизию и, возможно, Узбекистан. Вторая модель – это Большая Азия, или Новый шелковый путь, то есть объединение Центральной и Южной Азии во главе с США. Лично я противник этого сценария, потому как в Казахстан может устремиться миграционный поток из Индии, да и Афганистан меня тоже очень беспокоит. Третья модель – сопряжение экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза. И четвертая – это Большая Евразия, идею создания которой выдвинули президенты Назарбаев и Путин... Но как бы ни повернулась ситуация, нам в любом случае нужно быть предельно острожными и продолжать выстраивать свою дипломатию на трех главных принципах: многовекторности, прагматизме и защите национальных интересов.

Что же касается ученых-международников, то их, по мнению Булата Султанова, нужно готовить так, чтобы, помимо знания языков, они еще умели анализировать ситуацию и давать соответствующие рекомендации, в том числе относительно потенциальных конфликтов и того, как можно их избежать. Так уж сложилось, говорит, продолжая его мысль, президент общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев, что именно с конфликтологами, несмотря на наличие серьезных внешнеполитических угроз, в стране сегодня особая напряженка. По его словам, это ощущалось во время земельных митингов в 2016 году и тогда, когда в конце прошлого года СМИ распространили информацию о так называемых «лагерях перевоспитания» в СУАР, где мусульман, в том числе казахов, якобы подвергают пыткам. На взгляд эксперта, ни «специалисты», ни журналисты тогда не только не смогли трезво оценить ситуацию и масштаб угроз, но даже отличить, где правда, а где фейк. В отсутствие информации и качественного анализа даже самая бестолковая «утка» о Китае, распространенная через WhatsApp, способна породить среди населения массовую панику и негодование... И стоит ли потом удивляться тому, как зашкаливает уровень синофобии в Казахстане?!

Комментарии