ВТОРНИК, 10 ДЕКАБРЯ 2019 ГОДА
6146 29-01-2019, 14:09

Должен ли Илья Ильин поделиться премией за Олимпиаду с Даулетом Шабанбаем?


Совсем недавно стало известно, что казахстанский борец вольного стиля Даулет Шабанбай будет провозглашен бронзовым призером летней Олимпиады-2012. Дело в том, что спортсмен из Грузии, которому он проиграл в четвертьфинале и которого после прошлогодней перепроверки проб уличили в применении допинга, был дисквалифицирован, после чего произошло перераспределение медалей.

Кто-то теряет, кто-то находит…

Ранее таким же образом в числе олимпийских призеров оказались несколько других казахстанцев.  К тяжелоатлетам Анне Нурмухамбетовой и Денису Уланову отошли бронзовые медали летних Игр 2012-го и 2016-го, а прыгунья тройным Ольга Рыпакова получит «серебро» за ОИ-2008-го, на которых она заняла 4-е место. Кроме того, штангистка Алла Важенина из серебряной медалистки превратилась в чемпионку, а борец греко-римского стиля Нурбахыт Тенизбаев – из бронзового призера в серебряного (после пересмотра результатов той же Олимпиады-2008).

В то же время четыре наших тяжелоатлета лишились завоеванных ранее титулов олимпийских чемпионов (причем у Ильи Ильина отобрали сразу два), еще четверо спортсменов – штангистов и борцов – должны вернуть серебряные и бронзовые медали. И еще далеко не факт, что на этом история с перераспределением наград завершилась. Допинг-пробы хранятся десять лет, в течение которых любая из них может быть подвергнута повторному анализу с использованием постоянно совершенствующихся методов обнаружения запрещенных веществ. Так что если для Олимпиады-2008 срок давности уже истек, то итоги летних Игр 2012-го и 2016-го пока не могут считаться окончательными.

В этой связи любители спорта задаются вопросом: а как быть с теми денежными премиями и квартирами, которые государство выделяет призерам ОИ? Ведь   аннулирование результатов и дисквалификация являются официальным признанием того факта, что этих наград атлеты удостоены незаслуженно (нечестно), а значит, по логике, они должны вместе с медалями вернуть и все полученное вознаграждение. И, напротив, те, кто в свое время уступил место на олимпийском пьедестале соперникам, использовавшим запрещенные препараты, сегодня, когда их объявили призерами, могут считаться незаслуженно обойденными этими самыми материальными благами.

Чтобы было понятно, о каких благах идет речь, напомню, что положено казахстанским спортсменам за успешное выступление на Олимпийских играх.

Начнем с премиальных. Золотая медаль оценивается в 250 тысяч долларов (сегодня это 95 миллионов тенге), серебряная – в 150 тысяч, бронзовая – в 75 тысяч, четвертое место – в 30 тысяч, пятое  – в 10 тысяч, шестое – в 5 тысяч. Получают их и тренеры. Например, личному наставнику олимпийского чемпиона полагаются 200 тысяч долларов (еще 50 тысяч делят между собой первый тренер и руководитель тренерского штаба национальной сборной), аналогичным образом распределяются деньги и за другие места с первого по шестое. Иначе говоря, за каждое олимпийское «золото» государство выплачивает в сумме 500 тысяч долларов, за каждое «серебро» – 300 тысяч и т.д.  

Кроме того, для всех призеров ОИ  и их наставников предусмотрена пожизненная выплата материальной помощи, или своего рода «спортивной пенсии», в размере 24 МРП (в нынешнем году это 60.600 тенге) ежемесячно.

Что касается квартир, то они предоставляются только спортсменам-медалистам Олимпиад: обладателю «золота» – трехкомнатная, «серебра» – двухкомнатная, «бронзы» – однокомнатная. Причем это жилье оформляется в частную собственность.

Законопроект, оставляющий много вопросов

Сегодня кое-кто то ли в шутку, то ли всерьез предлагает отобрать у Ильина, борца греко-римского стиля  Асета Мамбетова, а также у других спортсменов, результаты и медали которых аннулированы, все, что дало им в свое время государство, и перераспределить в пользу тех, кого провозгласили олимпийскими призерами спустя несколько лет. В таком случае тому же Шабанбаю следует доплатить 65 тысяч долларов (75 тысяч минус 10 тысяч, которые он уже получил за пятое место), выделить однокомнатную квартиру и назначить пожизненную матпомощь. С чисто спортивной точки зрения такое решение, возможно, было бы справедливым. Но с юридической… В ныне действующих нормативно-правовых документах такие процедуры не предусмотрены. А на нет и суда нет – закон обратной силы не имеет.

После серии допинговых скандалов, в центре которых оказались казахстанские спортсмены, профильное министерство решило восполнить этот пробел и внести необходимые изменения в законодательство. Уже подготовлен и сегодня находится на рассмотрении в парламенте соответствующий законопроект. В нем содержится статья, которая гласит: «За нарушение антидопинговых правил Республики Казахстан предусматривается: 1) возврат денежного поощрения за аннулированный результат соревнований; 2) лишение выплаты пожизненного ежемесячного материального обеспечения спортсменам и тренерам; …6) лишение жилища для чемпионов и призеров Олимпийских игр».

Применительно к последнему пункту предлагается ввести норму, запрещающую отчуждение выделенной квартиры в течение десяти лет. То есть в течение периода, равного сроку давности, который установлен Международным олимпийским комитетом и Всемирным антидопинговым агентством, квартиру нельзя будет продать, подарить и т.д. Из чего можно сделать вывод, что государство в определенных случаях вправе ее отобрать. Со вторым пунктом тоже более или менее понятно – выплату пожизненной материальной помощи можно прекратить в любой момент. А вот что касается первого, связанного с самой финансово затратной частью, то возникает ряд вопросов относительно механизмов реализации предложенной в нем нормы.  

Реально ли будет вернуть премиальные по прошествии нескольких лет? Ведь спортсмен, получивший их, может сказать, что он истратил деньги, что ему уже нечего возвращать. Или, например, что делать с натурализованными атлетами, которые после выступлений за Казахстан перебрались обратно к себе на родину? Скажем, лишенный серебряной медали ОИ-2008 за применение запрещенного анаболика борец-«вольник» Таймураз Тигиев (кстати, такая же участь постигла его родного брата Сослана, который представлял Узбекистан) уже давно живет в Северной Осетии, откуда он родом. Не исключено, что в будущем аналогичная ситуация может возникнуть и с кем-то другим, ведь в казахстанском спорте сегодня довольно много «легионеров», в том числе из стран дальнего зарубежья – Китая, Монголии, Южной Кореи, даже из Кении, откуда пригласили бегунов на средние и длинные дистанции. И далеко не все они собираются связывать свою дальнейшую жизнь с нашей республикой.

А что делать в случаях, когда «награда нашла героя» спустя несколько лет, как это произошло с Шабанбаем и Нурмухамбетовой? Относительно таких возможных сценариев в законопроекте ничего не говорится. Наверное, потому, что его авторы либо просто не могут ничего предложить, либо боятся оказаться в двусмысленном положении. И понять их можно.  

С одной стороны, такие спортсмены вроде бы заслуживают премиальных выплат, соответствующих их новому статусу олимпийских призеров, положенных за это квартир и включения в список получателей пожизненной «спортивной пенсии». Но, с другой, никто не знает, что может произойти до 2022 года, когда завершится срок хранения допинг-проб, взятых в ходе лондонской Олимпиады, медалистами которой и объявлены Шабанбай с Нурмухамбетовой. В той же тяжелой атлетике, виде спорта с «абсолютно непредсказуемым прошлым», итоговые результаты тех Игр постоянно корректируются. Скажем, в весовой категории до 94 кг, где выступал Ильин, чемпионом на сегодняшний день считается иранец, занявший тогда 5-е место, а бронзовым призером – поляк, завершивший соревнования 9-м. Но и это, возможно, еще не окончательная расстановка.  

Неадекватные премиальные

Поневоле возникает вопрос о целесообразности назначения премиальных по итогам Олимпиад или, во всяком случае, об адекватности их сумм. Больше, чем Казахстан, платят своим чемпионам и призерам только Азербайджан и Таиланд. Причем последний растягивает выплаты на двадцать лет, что представляется более разумным вариантом. И в целом «балуют» олимпийцев огромными денежными бонусами только отдельные страны Азии и бывшего СССР, тогда как наиболее развитые государства мира либо ограничиваются  20-30 тысячами долларов (для обладателей «золота»), либо не платят вообще.

Чрезмерно высокими выглядят размеры премиальных за олимпийские результаты и на фоне того, как наше государство оценивает успехи казахстанцев на других международных соревнованиях. Скажем, золотая медаль чемпионата мира в любом виде спорта, входящем в программу летних или зимних ОИ, «стоит» 15 тысяч долларов – в 16 раз меньше, чем «золото» Олимпиады. Хотя выиграть мировое первенство часто не менее сложно, а иногда даже тяжелее, поскольку в нем обычно участвует намного больше атлетов. Да, олимпийская победа – венец спортивной карьеры, поэтому она должна оцениваться выше, чем восхождение на верхнюю ступень пьедестала почета ЧМ. Но не в 16 же раз!

Ныне существующие размеры премиальных были введены перед ОИ-2008, когда Министерство спорта возглавлял Темирхан Досмухамбетов. По итогам тех Игр государство выплатило спортсменам, занявшим места с первого по шестое, и их тренерам 3,53 миллиона долларов, в 2012-м – 4,68 миллиона, в 2016-м – 4,44 миллиона. В сумме за три последние Олимпиады (не считая зимние) получается 12,65 миллиона «зелеными». По нынешнему курсу порядка 4,8 миллиарда тенге. Это чуть ли не половина денежных средств, ежегодно выделяемых из республиканского бюджета на весь казахстанский спорт высших достижений. А если кому-то не нравится такое сопоставление, то приведу другое: пяти миллиардов тенге хватит на то, чтобы в полтора раза поднять базовые оклады всем работающим в нашей стране детским тренерам по олимпийским видам спорта.

И еще один важный момент. Запредельные размеры премиальных – один из главных побудительных мотивов к использованию нечестных методов достижения спортивных результатов, в том числе допинга. Ведь появляется соблазн заработать сразу и много, чуть ли не на всю оставшуюся жизнь. Перед ним молодому человеку очень трудно устоять, даже если существует риск быть разоблаченным. А тут еще  тренеры, которым за олимпийскую медаль тоже положены большие деньги, активно подбивают…

Наверное, в условиях Казахстана, где очень мало людей, готовых спонсировать спорт, где слабо развиты  спортивный маркетинг и рекламный рынок (в отличие от стран Европы, США, Японии и т.д., где атлеты имеют спонсорские контракты, получают хорошие деньги за продвижение известных брендов), совсем отказываться от премирования за высокие результаты не стоит. Тем более что большинство спортсменов – выходцы из небогатых либо вовсе бедных семей, а потому нуждаются в материальном стимулировании. Но во всем надо знать меру…

Комментарии