ВТОРНИК, 16 ОКТЯБРЯ 2018 ГОДА
3716 3-05-2018, 21:01

«Не грузиньте мне мозги!»

Вообще-то фильм называется иначе – «Не египте мне мозги!». Но ведь не могли же мы вынести в заголовок эту не очень приличную фразу, на-брав ее крупным шрифтом. Мы –    нет, создатели фильма – да, у них даже тени сомнения не было. Они были уверены, что это, во-первых, остроумно, а, во-вторых, привлечет к фильму самую многочисленную категорию зрителей – молодежь и подростков. Там даже пометка есть «12+», то есть уже тинейджеры должны постигать всю многозначность этого магического словосочетания – «Не египте мне мозги!».

Самоубийство у киноэкрана

То был мой звездный час как кинозрителя: я находился один в зрительном зале, и фильм показывали только мне одному. Не потому что я такой крутой, а потому что я заплатил 1100 тенге за билет. Вру – 900. Мне сделали скидку. Очевидно, за мужество. Я чувствовал себя первопроходцем. Наверное, то же самое испытывает альпинист, поднявшись на Монблан. Я мог бы придумать гору и повыше, но на «повыше» фильм не тянет. Хотя то была, можно сказать, кинопремьера: фильм лишь вчера вышел на экран, но, судя по всему, паломничества не было, хотя создатели киношедевра, с их точки зрения, сделали все, чтобы завлечь, увлечь, заставить жаждущий зрелища народ, забыв обо всем и про все, устремиться к экрану. Устремился лишь я. По долгу службы.

Первые же кадры даже меня, человека бывалого, повергли в шок: во весь экран – ноги повешенных, их колыхали легкие порывы ветра. Беспощадная камера взяла ракурс чуть выше, и мы увидели лица несчастных, уже тронутые легким тленом и печатью смерти. По жалким останкам моей шевелюры скользнул холодок ужаса, кровь стыла в жилах.

Но тут зазвонил мобильник в кармане у одного из повешенных, что вызвало оживление у висельников и возмущение режиссера за кадром. Оказывается, нам показали рабочий момент съемок триллера, в котором со-участвовала главная героиня предстоящего действа Жанель. Она по профессии каскадер, так что нам просто показали ее, так сказать, рабочие будни. А звонил, как выяснилось, ее отец, звонил из зарубежья, из Шри-Ланки, он там попал в какую-то беду. И дочь, тотчас выскользнув из петли, отправилась на выручку. Причем не одна, а в силу обстоятельств вместе с неким Максатом, хорохорящимся плейбоем нашего местного разлива. Максат даже заключил с дружком пари, что в первую же ночь добьется от Жанель полной взаимности.

Нет, но, воля ваша, а увлекает, не правда ли? Чем дальше в лес, тем больше дров. Нам предстоит знакомство, и очень близкое, с персонажами, которые там, в Шри-Ланке, сумели показать, как современные казахи приживаются в дальнем зарубежье, при этом во всей красе демонстрируя наш менталитет. Правда, полицейские островного государства то и дело сообщают нам с экрана, что казахи для них – постоянная головная боль. Ведут себя неадекватно, устраивают скандалы и потасовки по мелким поводам в гостиницах и кафе, то и дело попадая в местную кутузку. Собственно говоря, первый же подвернувшийся нашим путешественникам в ШриЛанке таксист оказался, вопервых, казахом, а вовторых, частью той самой головной боли, о которой твердят местные полицейские. Его роль исполняет Толепберген Байсакалов. Не в обиду ему будь сказано, суть этой роли – продемонстрировать интеллект персонажа на уровне муфты сцепления, и актер блистательно справляется с этой задачей. Ему, как в свое время Савелию Крамарову или Михаилу Пуговкину, повезло с физиономией. Ее достаточно вставить в кадр, и уже не надо объяснять, что ты смотришь комедию.

Стараниями этого персонажа наши горепутешественники почти непрерывно вляпываются в нелепые ситуации. При этом его драндулет (а как иначе назвать эту пародию на такси?) может посреди самой невероятной спешки вдруг намертво заглохнуть. Да и сам таксист, когда он должен мчаться на предельной скорости, может так же вдруг – ну совсем в неподходящий момент! – оцепенеть за рулем, выпучив глаза и явно ничего не соображая. Травки обкурился, что ли? И создатели фильма, не очень-то заморачиваясь, оставляют его минут на 15 в покое, чтобы он не путался под ногами. У Жанель и Максата очередные разборки с полицией, у них то и дело земля уходит из-под ног, обстоятельства бросают их из огня да в полымя. И вообще, 15 минут экранного времени – это же целая вечность! Впрочем, может, и не 15, а десять или даже пять, я не хронометрировал. Просто за это время Жанель со своим подельником Максатом успевают совершить целый ряд несуразностей. И вдруг я снова – на той же дороге, на том же месте, у того же драндулета, и водила все в той же позе за рулем, все так же выпучив глаза, смотрит в пустоту. И хоть здесь не оченьто уместен Константин Сергеевич Станиславский, но я как среднестатистический зритель готов взреветь: «Не верю!». Даже физиологически, даже обкурившись, не может пребывать человек столь долго в такой противоестественной позе. Даже с учетом всех условностей, которые могут быть в комедии.

Кроме того, что это неувязка визуальная (о смысловых неувязках скажем чуть позже), надо понимать, что этот ступор водилы тоже связан с юмором, догадаться бы только – с каким? То, что он дурак и мелкий прохиндей, мы уже поняли. А дальше – что? Какова его функция в этом раскладе?

К чему приводит ностальгия

Идем далее. Я не запомнил имя персонажа, которого играет Ерден Телемисов, – то ли Баке, то ли Маке. Тут неадекватность просто зашкаливает. Посыл вроде бы предельно ясен. Казах, оказавшись даже на острове в Индийском океане, не может жить без конины, кумыса и бешбармака. И, естественно, водила везет Жанель и Максата туда, где они могут отведать эти деликатесы. А там… там дверь распахивается, и они оказываются под прицелом двустволки. И судя по физиономии стрелка, он не шутит. И опять же судя по физиономии, он – казах, озверевший от тоски по родине. Это он так выражает свою ностальгию. Поманежив таким манером гостей еще чуток, он как бы обращает все это в шутку, приглашая гостей за дастархан. И – вот вам кумыс, вот вам бешбармак с казы. Впрочем, казы, кажется, не было. Но суть в другом: хозяин дастархана продолжает шутить. И когда гости отведали его яства, он вносит пояснения. Ну где вы тут, на острове, найдете коней? Коней тут нет, так что кумыс сделан из ослиного молока, да и в основе бешбармака тоже ослятина. Не правда ли – смешно? До рвотного рефлекса, которого не смог сдержать Максат.

Сама Жанель – дама не робкого десятка и весьма рисковая. Пикантность ситуации в том, что она вынуждена делить ночлег в одном гостиничном номере со своим незадачливым спутником Максатом, имеющим на нее тайные виды. И дабы исключить возможность притязаний с его стороны, она приказывает ему надуть все имеющиеся в его распоряжении, пардон, презервативы и уничтожить их, таким образом обезоружив возможного мачо. Все бы ничего, но фильм имеет пометку «12+», и хотя автор этих строк далек от ханжеских настроений и понимает, что тинейджерам едва ли надо объяснять значение слова «презерватив», но педалировать в их присутствии эту тему едва ли уместно. Впрочем, уже само название комедии на грани фола и погружает подсознание (тем более – подростка) в нюансы полумата. В связи с этим еще один вопрос: кто-нибудь где-нибудь у нас следит за тем, чтобы в названиях фильмов соблюдалась хотя бы элементарная пристойность?

Но мы не об этом, мы о Жанель, безоглядно ринувшейся на помощь отцу. Очень сложной оказывается дорога героини на островок, где в местной камере томится ее разнесчастный отец. Дорога настолько сложна, а препятствий так много, что забывается и конечная цель ее, и все причинноследственные связи. Это как в КВН, где нет сквозного сюжета, где важна не логика событий, а очередная неожиданная хохма. Кстати, само появление в фильме отца Жанель, изза которого, собственно, и разгорелся сырбор, смахивает на сценку из КВН. Он каким-то непонятным образом оказался на пляже в Шри-Ланке без паспорта и без определенной цели, потому-то и был задержан тамошней полицией. Его мы видим мельком, лишь один раз, почти что обнаженным, в шортиках («Вот стою я перед вами словно голенький»…), но при деле. Он с мольбертом и в сопровождении молодой, пикантной, вполне себе раскованной особы («Красивая и смелая дорогу перешла…»).

Нет-нет, это не то, о чем вы могли подумать, он не развратник и не стареющий плейбой, он просто еще не вышедший в тираж вдовец, всего-навсего пытающийся не утратить сексуального опыта. Но, во-первых, неужели только лишь ради этого его занесло в Шри-Ланку? И, во-вторых, как он попал туда без документов, минуя паспортный контроль в аэропорту? Не сочтите нас мелочными, но это уже не визуальная, а смысловая нестыковочка. Или в кинокомедии подобные вопросы неуместны? Трескай себе попкорн, не сдерживай смеха, когда чуешь, что тебя хотят рассмешить, и не заморачивайся по пустякам – так что ли?..

Наш пламенный привет Борату

В оглушительном одиночестве смотрел я этот фильм и думал вот о чем. Кое-кто в свое время был озадачен и даже возмущен фильмом «Уроки гармонии». Дескать, он опорочил нашу замечательную казахстанскую действительность, хотя и получил «Серебряного медведя» на Берлинале. В том фильме была боль за нашу не совсем еще благополучную жизнь, там был анализ этой жизни, там были характеры, там был внятный сюжет. Там были общечеловеческие ценности.

Там был талант, увенчанный престижной наградой, которая добавила престижа и самому Казахстану.

А что же в фильме «Не египте мне мозги!»? Какие здесь ценности? Чем этот фильм отличается от того же «Бората», который, как мы считаем, принес Казахстану дурную славу? Ведь в кинокомедии, которая только что вышла на широкий экран, казах предстает во весь рост уже не в родных пенатах, а в зарубежье, на виду у всего мира. И что же я ощущаю? А ничего. Причем ведь заняты прекрасные актеры. Жибек Жаппасбаева, Фархат Кулбаев, Тулепберген Байсакалов, Ерден Телемисов – каждый из них талантлив и даже харизматичен. У каждого из них впереди большая актерская жизнь. Да и режиссер фильма Джами Бейсенов, по сути, лишь в начале творческого пути. Мне так хотелось бы их окрылить, поддержать…

Вспомнилось, как я в этом же зале смотрел «Уроки гармонии». Комок слез, возмущения, гнева подступал к горлу. Фильм будоражил душу. Нет, зал не был переполнен. Два-три десятка зрителей. В полумраке я видел потрясенные лица, и я был на гребне одной с ними волны. Уже тогда я понимал: фильм вызовет яростные споры и этим будет кое-кому поперек горла.

А тут вот я один на один с экраном, тут я мог от души смаковать само название киношки – «Не египте мне мозги!». Я уже знаю, что через год-другой появится его продолжение, отец Жанель позвонит ей из Грузии, и она бросит в запальчивости: «Не грузиньте мне мозги!». Мозги, в самом деле, как бы отсутствовали, фильм не давал им пищи для размышлений. Как сказал один мой добрый знакомый:

– А что вы хотите? Молодежь приходит на такие фильмы пообниматься, пожрать попкорна. И поржать.

Так ржать-то не над чем. Комедия, однако…

Дома я погрузился в Интернет. И начал было смотреть еще две свежие комедии – «Свадьба на троих» и «Брат или брак». Снято неплохо, но каюсь: ни тот, ни другой фильм до конца досмотреть не сумел. Жаль стало времени. И без того цейтнот невообразимый.

Нет-нет, смотреть это, конечно, можно. Естественно, лучше с попкорном и запивая вредоносной кока-колой. Это может даже увлечь. Но смотреть необязательно, поскольку жизнь, нас окружающая, намного интереснее, увлекательнее и многограннее, чем то попкорновое кино-чтиво, которым порою нас потчуют на широком экране.

Комментарии