СУББОТА, 17 НОЯБРЯ 2018 ГОДА
21700 9-04-2018, 10:48

Еще одна рукопись о Чингисхане увидела свет


История Казахста­на остается ареной столкновения самых разных подходов и тракто­вок. Но при всей неоднознач­ности наблюдаемых здесь процессов наиболее важным был и остается принцип на­учной достоверности. И в этом смысле на первый план выходит необходимость изы­скания новых первоисточ­ников. Об одном из них рас­сказывает известный оте­чественный исследователь, кандидат исторических наук Канат Ускенбай.

«Черная история» эпохи Чингисхана

Любое новое слово в исторической науке должно подкрепляться соответствующими источниками. К сожалению, в Казахстане мало делается для их поиска. На этом фоне выигрышно смотрится деятельность ученых Татарстана, которые на протяжении последних десяти лет активно занимаются исследованием эпохи Чингисхана и Золотой Орды. В Институте истории им. Шагабутдина Марджани много лет успешно функционирует Центр изучения истории Золотой Орды и татарских ханств. Недавно его руководитель, кандидат исторических наук Ильнур Миргалеев представил на суд общественности сочинение Утемиша-хаджи «Кара таварих», которое известно и под другим названием – «Чингиз-наме».

По своей значимости для средневекового читателя сочинения, созданные по типу «Чингиз-наме», сравнимы со «Словами назидания» Абая, которые мы знаем со школьных лет. Как известно, это бессмертное произведение в оригинале называлось «Қара сөз».

Мусульманские сочинения под названием «Чингиз-наме» (в переводе «Чингизова книга») – это средневековая классика жанра «қарасөз». В них описывались деяния Чингисхана и его потомков. Одно из таких произведений было создано Утемишем-хаджи, придворным историком династии Шибанидов, в 16-м веке в Хорезме.

Выдающийся российский востоковед академик В.В.Бартольд сто лет назад впервые ввел это сочинение в научный оборот, описав его и приведя некоторые фрагменты. В советские годы эту рукопись изучил и перевел на русский язык казахстанский историк В.П.Юдин. Перевод был издан посмертно в 1992-м усилиями его супруги Ю.Г.Барановой, учеников и спонсоров. Именно после этого труд Утемиша-хаджи получил широкую известность, им стали активно пользоваться другие исследователи и ценители истории.

Но со времен Бартольда было известно, что этот вариант сочинения неполный, так как в нем нет начала и нет второй, самой ценной с научной точки зрения, половины. Оказалась, что полный вариант рукописи все же уцелел. Он чудом сохранился в Турции, в коллекции известного востоковеда Ахмеда Заки Валиди Тогана. Этот вариант имеет другое название – «Кара таварих» («Черная история»). Как полагает переводчик и издатель данной версии Ильнур Миргалеев, «кара таварих» означает «древняя, неизведанная история». Выполненный им перевод на русский язык и был издан в конце прошлого года.

Конечно же, сведения Утемиша-хаджи о ранней истории чингизидов носят характер легенд и не во всем достоверны, о чем говорили и писали В.В. Бартольд, Б.Шпулер, В.П. Юдин, К.А. Пищулина и другие ученые, занимавшиеся изучением того периода. Тем не менее, это сочинение вызовет интерес даже у узких специалистов по истории Золотой Орды.

Происхождение, дети и завещание

Согласно принятой в мусульманской историографии традиции, родословную Чингисхана автор возводит к Нуху (пророку Ною) и его сыну Яфесу.

Утемиш-хаджи характеризует своего героя следующим образом: «Родившись слабым, он познал страдания, гнет и жестокость. Крепкий, терпеливый, очень умный, умелый и предусмотрительный, великодушный, щедрый. Когда он стал известен во многих сторонах и его ловкость и любовь остались в сердцах его родственников, его поведение ставили в пример. Он был силен характером, скромен и властен. Своих друзей сделал победившими и победоносными, а своих врагов превратил в немощных и покоренных».

По словам автора сочинения, Чингисхан заботился о своих подданных, любил и уважал их, но «ненавидел, разорял и уничтожал» врагов. Всевышний Тенгри (именно так именует Утемиш-хаджи высшее божество) ниспослал ему силу и победу, одарил благом.

Покорив множество племен, герой сочинения приказал сшить девятиступенчатое белое знамя и собрать великий курултай. На нем его провозгласили Чингисханом, что, по свидетельству Утемиша-хаджи, означало «великий хан», «падишах мира», «падишах падишахов».

Автор пишет, что у Чингисхана было около 500 жен и наложниц. С некоторыми он совершил никах (то есть, заключил мусульманский брак) – именно такое слово использует Утемиш-хаджи, хотя известно, что Чингисхан оставался язычником. Многих из них он взял из покоренных стран или родов в виде трофея. Самыми почтенными были пять жен, среди них особым уважением пользовалась старшая, Борте, дочь коныратского нойона. Она родила четверых сыновей и пятерых дочерей.

Самым старшим из детей был Джучи, от которого пошел род ханов и правителей Дашт-и-Кыпчака. По легенде, которую приводит автор, он родился в дороге, и поскольку не было колыбели, джалаир Саба сделал из муки мягкое тесто и завернул в него младенца. Ему дали имя Джучи, смысл которого, согласно пояснениям других средневековых историков, означал «неожиданный гость».

По словам Утемиша-хаджи, Чингисхан оставил своим сыновьям такое завещание: «Будьте едины против своих врагов, получите долю от вилайата (то есть удел государства) и войска, и пользу (то есть возможность собирать налоги с подданных). Вы знайте Укетай-хана (третий сын Чингисхана и его преемник на троне) великим и отправляйтесь в свои вилайаты, чтобы эли улуса (то есть народ уделов) не были заброшенными. Я желаю умереть на родине. Всегда старался жить с честью. Не отказывайтесь от моего ясака (Яса – свод законов Чингисхана)».

Автор «Кара таварих» утверждал, что место захоронения великого завоевателя уже никто не сможет найти. По его словам, однажды во время охоты Чингисхан увидел большое одинокое дерево, месторасположение которого ему приглянулось.

После отдыха в тени этого дерева он сказал: «Меня похороните здесь, хорошо отметьте это место». Спутники Чингисхана – шахзады (принцы) и беки (военачальники) – приняли его слова к сведению. После смерти Чингисхана его привезли и похоронили в этом месте. Со временем оно заросло кустарниками и деревьями, и теперь (то есть во времена автора) здесь никто не сможет пройти, а само место захоронения хана не найти. Даже старожилы не знают, где то дерево и та холмистая земля. Так писал Утемиш-хаджи в 16-м веке, но даже сегодня, спустя шесть столетий, отдельные авантюристы рыскают по бескрайней степи в поисках могилы и сокровищ великого завоевателя.

Токтамыш и Едиге

Дальнейшее повествование в «Кара таварих» (это середина рукописи) совпадает с текстом ранее изданного В.П. Юдиным «Чингиз-наме». Но татарские исследователи перевели эту известную часть сочинения заново и выявили ряд неточностей в предыдущем переводе В.П. Юдина – это касается транскрипции имен, племен и т.д. Например, кыйат Астай прежде неверно именовался Исатаем, а кыйат Буралдай и вовсе трактовался в прежнем издании как племена кыйатов и йуралдаев.

Но главная ценность казанского издания заключается в том, что оно содержит вторую, прежде неизвестную многим часть рукописи Утемиша-хаджи. Отметим лишь некоторые сюжеты, которые привлекут внимание заинтересованного читателя. Так, автор подробно повествует об истории Шибанидов (потомки Шибана, пятого сына Джучи), перечисляет подвластные им племена, рассказывает о перипетиях борьбы за власть в Золотой Орде в период ее ослабления. Главными действующими лицами этого противостояния, кроме Шибанидов, были мангытский (ногайский) бек Едиге со своими ставленниками и сыновьями с одной стороны и Токтамыш, потомок Тукай-Тимура, тринадцатого сына Джучи, со своим многочисленным потомством – с другой. Утемихаджи пишет, что Токтамыш был великим государем в городе Сарай (столица Золотой Орды) и что на троне Саин-хана (так автор именует Бату, или Батыя, второго сына Джучи, основателя и первого правителя Золотой Орды) он царствовал много лет. Ему подчинялись правители и беки вилайата Дашт-и-Кыпчак.

Едиге-бек отнял власть у Токтамыша. Как образно пишет Утемиш-хаджи, «причиной потери его (Токтамыша) мощи стал известный Едиге». Эта междоусобная война за власть, в конце концов, привела к распаду Золотой Орды, на руинах которой возникли новые государства – Большая Орда, Астраханское, Казанское, Крымское, Казахское ханства и Ногайская Орда. О некоторых правителях этих государств в «Кара таварих» тоже есть много интересных сведений, представляющих историческую и научную ценность.

Народ и власть

Автор приводит и весьма интересные характеристики степной элиты того времени. Принц (оглан) Тимур-Кутлуг – впоследствии известный хан Золотой Орды времен Едиге – в молодости был очень прост и зарабатывал на жизнь тем, что «продавал дрова в Хорезме». Из этого следует, что потомкам «золотого рода» Чингисхана не был чужд тяжелый труд. Добавлю от себя, что знаменитый казахский хан Абылай в детстве пас овец у Толе-би. Эти факты, наряду с назиданиями Абая, можно было бы привести в пример отпрыскам нынешней элиты.

Как известно, по традиции того времени претендовать на власть могли только потомки Чингисхана. Когда Нурадин, сын могущественного Едиге, предложил отцу стать ханом, чтобы ханство перешло к их роду, последний ответил: «Человек черной кости (т.е. простолюдин) не может быть ханом»! В оригинале (немного мною подправленном на современное казахское звучание) эта фраза звучит так: «қара кісі хан болса, кие болмас (если станет ханом простолюдин – черный человек, то не будет святых покровителей). В оригинальном тексте использовано тюркско-казахское слово «кие» (святыня, покровитель). И сегодня казахи говорят «киесі соғады» (будет проклят). Чернь (қара кісі) боялась кары небес. Таких замечательных фольклорных сюжетов в сочинении Утемиша-хаджи много, и на них стоит обратить особое внимание.

Казахи в «Кара таварих»

Упоминает Утемиш-хаджи и о казахах. Баракхан, отец Джанибек-хана, одного из основателей Казахского государства, со своим элем (ел – страна, народ) кочует в «Казахских летовках» (Қазақ жайлауы). Там же в «Казахском юрте» (Қазақ жұрты) во времена самого Утемиша-хаджи жил сын Муртазы-хана и племянник Кучума, известного хана Сибири. Правда, имя его автор не сообщает: «До сих пор в Казахском юрте у него, говорят, есть сын».

С Казахским ханством воевал и сам Кучум: «Кучум-хан совершил поход в (область) Туркестан в сторону (города) Отрара и бился со всей Казахской страной (Қазақ мемлекеті)».

Как видим, для обозначения государства казахов Утемиш-хаджи использует термины «жайлау», «жұрт», «мемлекет». Эти сведения имеют большое значение и еще раз подтверждают данные более ранних персидских источников (можно назвать, например, «Михаман-намейи Бухара» Ибн Рузбихана) о существовании у казахов своего самостоятельного государства.

Следует отметить следующий момент. Исследовать настоящую историю и культуру Великой степи эпохи Чингисхана и его наследников, коими являемся и мы, казахи, намного интереснее, нежели сочинять и множить ненужные, а порой просто смешные мифы о Чингисхане, как это стало модно сейчас.

В заключение хотелось бы высказать слова признательности казанским коллегам за замечательное издание нового ценного источника по истории Золотой Орды и Дашт-и-Кыпчака. И пожелать казахстанским коллегам и ценителям национальной истории, чтобы они сконцентрировали свои усилия на поиске, выявлении и последующей популяризации новых таких источников.

Записал Кенже Татиля

Комментарии