ПЯТНИЦА, 23 ФЕВРАЛЯ 2018 ГОДА
7506 13-02-2018, 18:01

Джамиля Стехликова: Почему казах за границей вдвойне казах

Осенью прошлого и в начале этого года казахстанские СМИ принялись вдруг обсуждать каждый шаг этнической казашки Джамили Стехликовой, баллотировавшейся в чешский парламент. Такой активности масс-медиа не наблюдалось даже тогда, когда в конце нулевых она получила портфель министра по правам человека и национальных меньшинств в правительстве Чехии.

Доказательства простого тезиса

- Я объясню, - говорит Джамиля. - Раньше Казахстан занимался взаимоотношениями внутри страны и с ближайшими соседями (с Россией, например), а после распада СССР был занят тем, что выбирался из экономического кризиса. Теперь, когда республика встала на ноги и набрала дыхание, для нее важны опыт европейских и мировых государств и связанные с этим широкие международные перспективы. Встреча американского президента с президентом Казахстана означает, что республика самостоятельно выходит на мировую арену. И хотя Назарбаев вновь принял на себя миссию миротворца, пытающегося возвести мосты между Россией и Америкой, главным в той январской встрече стало то, что Казахстан интересует Америку уже не как сателлит России или Китая, а как суверенный партнер. Этот большой успех, скорее всего, не случился бы, если бы победила Хиллари Клинтон, планировавшая проложить дорогу в Узбекистан. Но история распорядилась иначе: приходит время Казахстана. Именно поэтому на родине начинают, наконец, ценить опыт и угол зрения казахов, живущих в других странах. Это может понадобиться каждому – если не для себя, то для детей или внуков. Судите сами: сколько в последнее время появилось фильмов и статей о соотечественниках, добившихся успеха в России, Европе, США! Такого интереса к ним на родине не было никогда.

- Опять же, с чем это связано?

- До обретения независимости у нашего народа была колониальная психология. Десятилетиями нам внушали, что русская культура как неделимая часть европейской и мировой культуры выше казахской, и нам, таким «отсталым и диким», нужно перенимать ее, чтобы просветиться и дотянуться до цивилизации. На самом деле это было желание тоталитарного режима, максимально централизовав власть, отстранить региональные интересы союзных республик и превратить сотни народов Советского Союза в гомогенную массу, в один железный кулак на случай новой мировой войны, о которой поговаривал Сталин. В таких условиях народ наш на многие годы потерял чувство собственного достоинства и уверенности в себе. Приведу один пример. Мой дедушка Абдыхамит Ибнеевич Сембаев в период насильственной сталинской русификации, будучи комиссаром народного просвещения КазССР, позже – министром просвещения республики, дважды в своей жизни был на волосок от ликвидации за «буржузный национализм» и «националистические ошибки». За что? А за то, например, что произведения акынов XIX века были включены в учебники казахской литературы для средних школ.

Мировая казахская диаспора является доказательством простого тезиса – мы не вторичны. Чтобы стать гражданином мира, вовсе не обязательно проходить через «великую» культуру другого народа. Наша собственная тоже полна «великанов», да и времена изменились – мир хочет слышать наш самобытный казахский голос, а не общий хор народов востока. Пример – вот он: сейчас молодые казахи становятся европейцами и американцами, сохраняя свою казахскую культуру. Именно поэтому встреча президента Казахстана с президентом США стала очень важным событием. Особенно, если принять во внимание, что Трамп в Белом доме еще не принял ни президента России Путина, ни президента Чехии Земана.

Понятно, что для Америки и других держав Казахстан является партнером по очень важным направлениям – ядерное разоружение, борьба с терроризмом, война в Сирии, отношения с Афганистаном и Пакистаном. И не будем забывать, что в Казахстане работают крупнейшие американские нефтедобывающие компании.

Но мы интересны иностранцам и своей культурой, языком, музыкой, традициями и историей. Я почувствовала это, когда в Чехии вышла моя небольшая статья о жизненном пути моего дедушки Баймухана Ордабаева. Интерес к ней был в несколько раз выше, чем в Казахстане. Конечно, многих вещей чехи не понимали, но они просили – расскажите еще!

И сто раз была права моя покойная мама, придумавшая пословицу: «Казах за границей - вдвойне казах». Однажды я спросила: «Мама, почему ты всегда напоминаешь об этом?» «Дома, в Казахстане, по тебе судят о твоей семье, а за границей по тебе – о твоем народе», - ответила она. Когда я была министром по правам человека в чешском правительстве, потом председателем правительственных совета по делам женщин и совета по правам детей, то всегда подчеркивала свою казахскую идентичность. Я уверена, что при слове «казах» каждый чех вначале вспомнит мое имя и только потом Бората. Я для них, прежде всего «пани Джамиля», которая много внимания уделяла таким вопросам как ограничение на законодательном уровне телесного наказания детей и вообще домашнего насилия, сохранение прав пожилых людей на жилье до конца жизни, и другим семейным вопросам.

А пусть «сваливают»

- Как вы прокомментируете то, что из Казахстана сейчас больше уезжают, чем приезжают?

- А почему бы не попробовать пожить и поучиться в другой стране? Мир посмотреть, себя показать. Если останутся, то, надеюсь, честь родной страны казахстанцы на чужбине не уронят, а если вернутся, то привезут в Казахстан зарубежный опыт.

И вот еще. Огромное количество моих друзей в Алматы давно собираются «сваливать». Но проходит год, два, три, пять, а они все еще там. И что они делают? Собрав все имеющиеся у них средства, иногда продавая квартиры, посылают детей учиться за рубеж. Вот это не чемоданное настроение, а реальное поведение, не побоюсь этого слова, нашей культурной элиты.

В Праге у меня есть человек десять друзей, молодых казахов. Первый год мы часто встречаемся, потом все реже и реже: им некогда. Чешские компании начинают заманивать их где-то на третьем курсе, предлагая практику. На 4-5 курсе предлагают работу и дают ипотеку под очень низкий процент. К окончанию учебы, как правило, такие предложения поступают не только от чехов, но нередко и от располагающихся в Праге западных корпораций. И тем, и другим все равно, какой эти ребята национальности, главное, они умны и талантливы. Вот так идет отлив мозгов. Некоторые из моих молодых знакомых, отклонив лестные предложения, вернулись в Казахстан. Но, боюсь, если им не дадут возможности делать карьеру и получать настоящие деньги за свою работу, уедут обратно.

А ведь молодое казахстанское поколение хотело бы сделать свое государство мировым игроком. Пока оно горит этим, ему нужно дать шанс делать карьеру, а не душить. Что для этого нужно? Условия для конкуренции внутри страны должны создать не мифические «они», а народ, который должен перестать жить родовым мышлением – по знакомству или звонку агашки-кокешки.

У тех же, кто уехал, будет такая ностальгия по родине, что когда-нибудь они вернутся со своим бизнесом. Очень многие зарубежные чехи после переворота 1989 года именно так и сделали. Джордж Сорос, с которым я имею счастье быть лично знакомой, оставшись в душе навсегда уроженцем Будапешта, очень много делает для Венгрии. Однажды перед поездкой на родину он совсем по-человечески жаловался мне, что нет другой такой страны в мире, где бы его так любили и ненавидели одновременно.

В эмиграции талантливых молодых казахов есть и положительная сторона. Они обрастают там нужными связями, а депрессия в родной стране когда-нибудь закончится и наступит оттепель. Приблизить ее помогут хорошие журналисты, чей труд в Казахстане, к сожалению, не востребован запуганной официальной прессой, сделавшей многие темы для себя табу. Но ведь, скажем, и на упоминание ЛГБТ тоже еще недавно действовал негласный запрет. Теперь немножко приоткрыли эту тему и ничего не произошло. Новая политическая гарнитура, которая вот-вот должна прийти в Казахстан, будет менять коммуникации с людьми на более открытый формат. Оттепель неизбежна. Не делаю прогнозов, но думаю, что в двадцатом году нас ждет очень мощный сдвиг.

Возможность проявить и свою точку зрения, и волеизъявление на больших выборах прописана в Конституции, а казахский основной закон, как считают эксперты ООН, один из лучших в мире. Вот лидер ЛГБТ Казахстана Амир Шайкежанов, взяв на вооружение из него пункт о том, что никто не может подвергаться какой-либо дискриминации, прошелся по Праге с флагом своей страны. И многие казахстанцы, буквально цепеневшие от страха (я имею в виду не только сексуальные меньшинства), стали легче дышать. Надеюсь, люди понимают, о чем я говорю.

Джамиля Стехликова: Почему казах за границей вдвойне казах

Национальный казахский миф

- В Казахстане поговаривают, мол, на родине вы не смогли бы сделать такую политическую карьеру, как в Чехии. Вы согласны с этим?

- Работа политика предполагает большую меру риска. Те, кто у власти, естественно, стараются держать оппонентов подальше от нее, усложняя процедуру выборов и проникновение в медиа. И когда казахи повторяют: «Они (власть) не дадут ничего сделать», а я их поправляю «Ну это же вы – власть!», они удивляются: «Мы?! Мы не имеем ничего общего с нею. Во власти опасно, мы в политику не пойдем». Но это же глупость: с одной стороны – уверенность в том, что ничего не получится, все хорошие вещи будут зарублены на корню, а с другой – ругать власть в социальных сетях, возмущаться на кухнях, на посиделках в ресторанах и кафе. Но реально брать ответственность на себя никто не хочет. А ведь народ сам должен решить, кто будет во власти, идя в очередной раз на выборы.

…Меня очень интересует история Казахстана от древности до настоящего времени, но я, которая по капле выдавливала из себя раба, все-таки человек другого поколения. Ведь почему меня так взволновала встреча на этом прайд-параде вольности с лидером ЛГБТ-движения Казахстана? Я почувствовала: у молодых казахстанцев есть и политический талант, и уверенность в себе. Они развеют наш «национальный миф» о том, что в политику идти нельзя, это опасно.

Как сохранить геополитическое равновесие

- Как чешские медиа восприняли манифестацию по центру Праги казахстанского лидера ЛГБТ в августе прошлого года?

- Рассуждали так: коль представители сексуальных меньшинств приезжают набираться опыта в Европу, значит, в Казахстане нет места диктатуре, это демократическая страна. И в самом деле, никто ведь не препятствовал приезду Амира Шайкежанова на прайд-парад. На вопрос чешских журналистов: «Когда у вас пройдет такой парад?» он ответил как настоящий политик: «Пока я здесь, давайте наводить мосты между странами, а если такой парад будет у нас, то мы обязательно позовем вас».

Атмосферу страха, которая иногда создается искусственно, надо перешагнуть, как это сделал Амир, и тогда люди поймут, что их страна действительно движется вперед.

Уже сегодня у Казахстана появился огромный исторический шанс заявить о себе. Экономическую трансформацию после распада СССР страна благополучно пережила, по этим позициям ее опередили только Прибалтика и Россия. Осталось упразднить старые коррупционные структуры, сделать геополитический и внутриполитический скачки, и люди начнут отожествлять со страной себя, а не тех, кто, по их мнению, не дает большинству что-то делать.

Многие европейцы и американцы видят на востоке Китай, Корею и, естественно, Россию, а потом… ничего. Но я считаю, что если Казахстану удастся удержать равновесие между Россией, Китаем и Америкой, не упав в объятия ни одного из этих гигантов, то его положение очень скоро станет ключевым на мировой арене. Эра Казахстана еще придет, она уже близко. Естественно, для этого нужно, чтобы в политику и во власть шли люди, поставившие целью работать во благо страны. Пришло время менять управленческую элиту, и мы сидим и праздно ждем, какими же будут эти новые политики? Если судить по Амиру Шайкежанову, - смелыми и отважными, но им очень нужна поддержка народа.

Чем отличается Чехия от Казахстана и России? Молодежь здесь гораздо более политически активна. Редко кто из них скажет: «Извините, нам некогда». Их интересует, от какой партии я баллотируюсь в парламент, какая у меня программа и почему я отошла от «зеленых». А вот в России и Казахстане говорить о политике людям просто неинтересно – им кажется, что они ни на что не влияют.

В Астане говорят: «У нас своя жизнь, а у Акорды своя». В Москве, где я тоже иногда бываю, то же самое. Между тем, казахская Конституция дала народу огромное количество прав, свобод и, самое главное, власть. В ней четко прописано: «Президентом Республики Казахстан может быть избран гражданин Республики по рождению, не моложе сорока лет, свободно владеющий государственным языком, проживающий в Казахстане последние пятнадцать лет и имеющий высшее образование». То есть, если хотите стать президентом, идите учиться, а затем баллотируйтесь кандидатом в президенты! Главное – не бойтесь!

В Европе люди, вступая в активную полемику с политиками, иногда могут жестко одернуть кого-то из них. Недавно был такой случай. Мирослав Калоусек, председатель партии TOP 09, пошел обедать в ближайший ресторанчик. И тут к нему подходит парень и начинает разговаривать с ним на повышенных тонах. Наш седовласый аксакал-партиец не удержался – дал пощечину. За эту свою несдержанность ему пришлось публично извиняться перед всем чешским народом.

Я не призываю казахстанских политиков ходить обедать в народные пивнушки, ночевать в юртах у чабанов тоже вовсе не обязательно, но они должны помнить, что власть им дана от имени народа. Общаться с ним нужно хотя бы через социальные сети. Но – увы! - скажу по личному опыту: даже если у кого-то из казахских политиков и есть своя страничка в Фейсбуке или в Твиттере, отвечать они не будут. Надеюсь, новое поколение казахстанских политиков их ошибку исправит. Американский президент Трамп, например, ни дня не проводит без строчки в Твиттере.

Автор: Сара Садык

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение