ПЯТНИЦА, 25 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
4338 9-03-2017, 08:30

Почему казахам нужно изучать иностранные языки?


Инцидент с группой Ninety One показывает, таким образом, способность парадигматического сознания «изобретать» новые традиции. Это явление можно наблюдать не только в музыке, но в сфере создания «истинных» форм религиозной веры, в изобретении «подлинных, но забытых » форм народных обычаев, в воссоздании «правдивой» истории прошлого и так далее.

Я уже выступал с критикой современных мифологем о «свободе слова» в традиционном обществе казахов, об «исконной демократичности» его власти, о «суде» биев (в статьях «Выбирал ли казахский народ своих ханов?», «О биях без догм»…).

Думаю, теперь без труда можно понять смысл следующих слов Элиаде: «Онтология традиционных культур состоит в том, что определенный предмет или форма социальной деятельности становится реальной в той мере, в какой он имитирует и/или повторяет архетип. Все, что не имеет такую модель, «лишено смысла» и не имеет реальности». Иными словами, акыны и жырау имитировали и повторяли своих предшественников, т.е. «пір», у которых они получали наставления, благословение на акынство и жыраушылық тогда как философская мысль начинается с критического осмысления всякого опыта, в том числе опыта предшественников.

При внимательном взгляде на историю казахской литературы можно найти иллюстрирующий это пример. Когда в одном из стихов Абай пишет: «Шортанбай, Дулат пенен Бұхар жырау, // Өлеңі, бірі – жамау, бірі – құрау» (Шортанбай, Дулат и Бухар-жырау, ваши стихи заимствованы и скопированы у других: они в латках и заплатках), то, в действительности, речь шла не о поэтическом даровании его предшественников, как думал Абай, но о двух типах интеллектуального процесса, о двух формах ориентации умственных усилий. Для Шортанбая, Дулата и Бухара было важно запомнить и передать традицию акынства и жырау такой, какой они получили ее от предшественников – без изменений, без литературного новаторства и без попыток критического осмысления. Тогда как Абай, будучи поэтом в современном значении этого слова, т.е. мыслителем, фокусировал свое внимание на размышлении над текстом. Запоминание и верность традиции его не заботили.

Техника запоминания и «категории» Есима

Осталось сказать несколько слов о «категориях» и «концепциях» Есима. Как и предыдущие элементы сочинения, его «категории» и «концепции» являются элементарными теоретическими ошибками. Есим не понял суть одной фольклорной традиции, о которой пишет уже упомянутый Вернан. Речь идет о технике, которую народные сказители использовали для запоминания эпосов. Вернан отмечает, что сказители греческих эпосов («Илиада» и «Одиссея») использовали особую технику запоминания, которая называется «мнемотехникой». Они запоминали текст не слово в слово, но «каталогизируя» их, группируя. Посредством систематизации и группировки имен людей, богов, данных об их семьях, странах, потомстве и иерархии они добивались, по словам Вернана, «почти ритуальной точности». 

Именно этот прием традиционных сказителей (в нашем случае жырау и жыршы) Есим путает с философской мыслью. Но казахские жырау имитировали изначальную модель, поскольку верность истокам в их понимании определяла реальность и эффективность самой традиции жыраушылық. В этом легко убедиться, если сравнить «тексты» толғау разных эпох. В них повторяются одни и те же темы о «хорошем» / «плохом» человеке, родоправителе, хане, сыне, дочери, жене; о «хорошей» / «плохой» земле, воде, горах и т.д.

Казахская «этнопедагогика» - этнос без педагогики 

Является ли казахская этнопедагогика научной дисциплиной?

Сам вопрос кажется сегодня лишенным всякого смысла, поскольку уже защищены многочисленные диссертации, присуждены ученые степени и присвоены научные звания, написана масса учебников и методических пособий. Но сомнение, на мой взгляд, остается.

В «паутине» я нашел полные тексты методических пособий нескольких вузов, подготовленных преподавателями кафедры этнопедагогики. Я выбрал разработку одноименной кафедры Каз
НПУ имени Абая, поскольку этот университет является старейшим в стране вузом по подготовке педагогов. Специальных исследований по проблеме у меня, к сожалению, нет. Но чтение методических пособий дает, на мой взгляд, вполне ясное представление о состоянии «нового знания».

«Учебно-методический» комплекс дисциплины «Этнопедагогика» составлен профессорами КазНПУ Н.Н.Ханом, А.Д.Кайдаровой, С.И.Калиевой, А.Е. Берикхановой, доцентом Н.Ж.Кенжегараевым. Аналогичный текст на казахском языке подготовили профессора Г.Т. Хайруллин, Т.М.Баймолдаев, Г.К. Шолпанкулова, У.М. Абдигапбарова и доцент Г.С.Саудабаева.

Выглядят эти документы очень солидно. По крайней мере, на первый взгляд. В них можно найти обоснование необходимости преподавания этнопедагогики, теоретичес­кие основы и методологию «этнической» науки, вопросы к семинарским занятиям, список литературы и прочее. Все, казалось бы, сделано как надо.

Но сами тексты при знакомстве с ними не просто разочаровывают, а ставят читателя в тупик. Они содержат массу информации, которую трудно отнести к предмету «этнопедагогика». Так, авторы почему-то берутся за толкование дефиниций «этнос» и «этногенез», «племя» и «нация», рассуждают по поводу этнонима «казах», пишут об «истории появления казахского этноса» - неизвестно, с какой целью. В документе, по сути чисто технико-методическом, много пышных, но пустых фраз вроде «каждый народ имеет свою культуру и традицию», а под красивым названием «этнопсихология» скрывается известный набор казахских народных обычаев. Порой складывается впечатление, что авторы не знают, как заполнить заданный объем документа.

Дойдя до «Темы 5», я нашел главу под названием «Исторические этапы казахского воспитания». Она начинается с любопытного тезиса: «При рассмотрении опыта казахского народа по воспитанию поколений в историко-социальном аспекте будет неправильным, если начнем с установления казахского ханства (в XIV-XV вв.), так как опыт воспитания берет свое начало в далеком прошлом». Закрепляется пассаж шальным заявлением от А.Касымжанова и Ж.Алтаева, неизвестно по какому поводу ими произнесенным: «Наш народ имеет тысячелетнюю культуру, философию, литературу, историю, хотя с названием «казах» мы вошли в историю в начале XIV века».

Вдохновленные этим, авторы углубляются в глубь тысячелетий и вытаскивают из их мутных вод гротескную тему: «Воспитание в период первобытнообщинного строя». Далее, галопом проскакав через традицию «культурно-воинственного воспитания» у саков и гуннов, тюркского каганата и арабов, они подходят к «мысли о воспитании в поэ­зии жырау» Асан Қайғы, Шалкиіз, Ақтамберді, охватив тем самым «исторические этапы» казахского воспитания от неандертальских педагогов до Ақтамберді жырау! Между тем, если судить по обложке, этот документ утвержден Министерством образования РК.

Видно, что авторы постарались научно и философски легитимизировать законорожденность своего детища. Так, в документе, озаглавленном «Этнопедагогика (пәнінің атауы) пәнінің оқу-әдестемелік кешені», они, ссылаясь на «казахскую философию», отмечают такую ее «особенность» : «Қазақтың ұлттық философиясының ерекшелігі, біріншіден, ол тұспалдап, мақалдап, мақамдап, тақпақтап сөйлеу, жыр, терме, толғау, айтыс өнері арқылы көзге көріну» («Первая особенность казахской национальной философии в том, что она проявляется через метафорическую форму выражения мыслей в виде пословиц и поговорок, эпоса и толғау, айтыса акынов»).

Понятно, что при таком определении вся совокупность нематериальной культуры казахов автоматически получает статус «философских» и «педагогических» идей. Поэтому я ничуть не удивился, увидев на последующих страницах документа наставление уважаемых педагогов о воспитательной роли пословиц и поговорок, загадок, народных песен и сказок. Конечно, нет ни слова об истории, антропологии вопроса. Когда, собственно, казахи признали за ребенком человека? Признали ли вполне, даже сегодня? Не с выяснения ли этих вопросов нужно было начинать сочинение?

Известный французский историк и этнолог Ф.Ариэс назвал одну из глав своей работы L’enfant et la vie familiale sous l’Ancien Régime, посвященной истории детства и семьи, «Открытие детства». Значит, надо было сначала «открыть» ребенка, прежде чем воспитывать.

Ариэс пишет, что традиционное французское общество «плохо представляло себе детство, еще меньше – отрочество». «Детство продолжалось до тех пор, пока ребенок был слабым и не мог заботиться о самом себе; как только он научался этому, то растворялся в мире взрослых, разделяя их работу и игры; передача ценностей и знаний, а в общем плане социализация ребенка в целом обеспечивалась не семьей и не контролировалась ею»; на ребенка смотрели как на забавную вещь, не более чем на своего рода бесстыжую обезьяну». «Лишь начиная с XVII века, – отмечает он, – ребенок становится объектом внимания родителей, потому что появилось школьное образование, а также произошли изменения в структуре семьи».

Если вспомнить казахские материалы по этнографии и фольклору и сопоставить их с выводами Ариэса, то аналогичный вывод напрашивается сам собой. В эпосе «Алпамыс батыр» герой, возвращаясь в родные края после долгого отсутствия, находит далеко за аулом своего родного деда Қултая пасущим скот. Враги превратили весь его род в рабов. Батыр дает ему свою лошадь, чтобы он оповестил сына, семилетнего Жадигера, о его возвращении. Сын тоже пас ягнят где-то поблизости. Но Қултай, сев верхом на коня, в «чрезвычайной радости и ликовании», - повествует жыршы, - забывает о внуке и скачет на той, где идет козлодрание: «көңлі тасып, балаға қайрылмастан, көкбар шауып жатқан Ұлтанның тойына келеді». Между тем враги собирались разодрать Жадигера вместо козла.

Я не утверждаю этим, что казахам было чуждо чувство сострадания и любви к детям, но хочу напомнить, что ребенок в казахской семье – открытие совсем недавнее. «Әй, неме!» – обращались к нам, детям, аксакалы аула. Не из-за пренебрежения к нашей человеческой личности, выражаясь современным языком, но чтобы не «сглазить» (көз-тілден аулақ!), а заодно и «запутать» наши следы: ведь не называть детей по имени означает не дать «обнаружить» их существование злым силам, которые, по народным представлениям, подстерегают их всюду. Отсюда, кстати, и происхождение «некрасивых» детских имен: Таз, Қотыр, Боқкөт, Сақау, Кетік, Пұшық, Шолтақ…

Обряды перехода – не воспитательный процесс

Когда «этнопедагоги» пишут о процессе «традиционного воспитания», они путают обряды с воспитательным процессом. Воспитанием они называют комплекс обрядов, известный в специальной литературе как «обряды перехода». Так назвал их автор концепта Геннеп. Речь идет об обрядах, которые выполняются в связи с рождением ребенка и последующими периодами его жизни: кіндік кесу, шомылдыру, бесікке салу, тырнақ-шашын алу, тұсау кесу и т.д. Так, профессор Кожахметова пишет: «Укладывание в колыбель было важным обрядом программирования (курсив мой – С.А.) будущей жизни ребенка».

Действительно, во время обрядов перехода произносятся известные слова, на первый взгляд, адресованные ребенку, направленные на его воспитание. Но это только на первый взгляд, потому что в действительности выговариваются ритуальные формулы, а не педагогический дискурс.

По мнению Геннепа, речь идет о магико-религиозных актах, имеющих совершенно другую направленность. Ритуальные слова исполняются для того, чтобы успокоить общество и восстановить в нем прежний порядок, нарушенный актом рождения ребенка. В обществе, организованном на «магико-религиозной основе», – отмечает он, – многие важные акты (как рождение ребенка, к примеру) объясняются сакральной стороной явлений. В этом обществе «никакая акция не является независимой от сакрального», поэтому любое изменение в ситуации индивида приобретает форму акции и реакции между профанным и сакральным, а потому должно быть регламентировано так, чтобы глобальное общество не испытало от этого ни беспокойства, ни вреда».

Слова Геннепа об «успокоении» общества, о «восстановлении» прежнего порядка, о «регламентировании» отношений между сакральным и банальным свидетельствуют как раз таки о ритуальном характере обрядного исполнения, о магико-религиозной направленности комплекса обрядов, но не о воспитательном процессе, как полагают «этнопедагоги». Я повторяю здесь общеизвестные тезисы Геннепа, с которыми читатель может ознакомиться самостоятельно, в главах книги о матери (роженице) и ребенке. (Van Guennep A. Les rites de passage. Réimpression, 1991, pp. 57-69, 71-92).

Итак, краткий анализ текстов «казахской философии» и «этнопедагогики» позволяет констатировать идентичность их структуры. За их основу были взяты ненаучно интерпретированные феномены этнической культуры, которые, «рационализируясь» затем при помощи имитации теоретических суждений, структурного оформления и терминологических подтасовок, преподносятся как «этнические» формы научного знания.

Заключение

В общем плане причину деградации науки я вижу в некритическом возрождении всего, что ассоциировалось с этнической традицией казахов. Этот процесс начался лет тридцать назад и по накатанной продолжается до сих пор. Все формы лженаук и лже­знаний носят эмблему «этнического» и «традиционного», что неслучайно. Это очень удобный способ, чтобы понравиться неподготовленной пуб­лике, а заодно замаскировать интеллектуальную подделку. Но, чтобы разглядеть эту подделку, нужно обладать современными знаниями. Они же доступны сегодня только на иностранном языке. Это первая причина того, почему нужно изучать иностранные языки.

Сегодня много говорят о кризисе морали. Я с такой оценкой согласен, но не с толкованием. Кризис объясняют разрывом с традицией. Упоминают об отрицательной роли советской власти, что понятно. Видят разлагающее влияние нынешней власти, что тоже объяснимо.

Но кризис морали вызван не оторванностью от традиции, забвением обычаев предков, а, как раз таки наоборот, некритическим их восстановлением и инкорпорацией в тело современного общества, в его сознание и практику. Ведь ценности, материализованные в народных обычаях и традициях, сформировались столетия назад и были адаптированы к тем условиям: они были ориентированы на сохранение жизни и безопасности большой патриархальной семьи, клана, в лучшем случае. В сегодняшних условиях эти ценности превратились в анахронизм, более того, в реакционную силу. Нынешний кризис является ничем иным, как конфликтом архаичных ценностей и изживших себя обычаев с новыми вызовами, которым современное казахское общество должно найти адекватный ответ.

Философы обязаны помогать социуму понять истинный смысл сегодняшних процессов, а не изобретать ложные идеи и навязывать их обществу под видом «науки». Но для выполнения этой миссии они сами нуждаются в современном знании, которое доступно исключительно на иностранных языках. Это вторая причина того, почему надо изучать иностранные языки.

Кризис морали – это не просто архаизация общества, упадок норм нравственности. Кризис морали, в моем понимании, – это культивирование идеала «настоящего мужика». Но «мужик» – это не просто «мат» и хам, но и непросвещенность духа. Это не этническая модель, а социокультурный тип. «Настоящий мужик» – это марионеточный депутат или безграмотный «профессор» за кафедрой, коррумпированный министр с портфелем или заказной «эксперт», готовый «доказать» любой посыл.

Патриархальный «мужик» – это антипод гражданина. А прародина гражданина – Афинский полис, создатель его духа – греческая философия. Поэтому если мы, казахи, хотим построить современное общество, то обязаны воспитывать цивилизованного гражданина. Воспитывать, опираясь на мысль его создателей, на их духовный опыт. Ведь именно к грекам возводят свою цивилизационную генеалогию все западные страны. Если мы хотим отказаться от культа «мужика» и жить по разуму, то нам нужно выйти из нынешних социальных, культурных, интеллектуальных и духовных парадигм. А «казахская философия» Есима, «этнопедагогика» некомпетентных этнографов, реконструкция «традиций» любой ценой способны лишь воспроизводить патриархального мужика.

Люди «с кругозором» также говорят, что нигде и никто не учит детей иностранному языку, начиная с первых классов. Приводят в пример Японию, Францию, Корею. Но мы – не японцы, не французы, не корейцы. Хотя бы потому, что вошли в ряд письменных культур всего сто лет назад. Поэтому если где-то и кто-то не учит иностранные языки, то это потому, что у них другая культурная, интеллектуальная ситуация. А нам, казахам, надо учить.

Говорят еще некоторые люди «с опытом», что, мол, «учи-учи, а толку не будет». Даже в «самых развитых странах», дескать, не говорят на иностранном языке после долгих лет усилий. Хочу напомнить этим моим сооте­чественникам, что обучение языку не означает практичес­кого владения. Ни в школе, ни после ее окончания мы, учащиеся казахских школ, не говорили на русском языке. Умение пришло в годы учебы в высшей школе, с практикой. С возможностями web и других средств современной коммуникации нашим детям, я надеюсь, будет легче достичь результатов, чем нам.

Некоторые «эксперты» и прочие активные граждане утверждают также, что казахский язык умрет, казахская культура исчезнет, если мы не бросим все силы на поднятие «статуса» казахского языка, на постоянное расширение сферы его применения, причем сейчас и теперь. Согласен с ними, если понимать язык и культуру упрощенно, как этнографическую реальность.

Не спорю, политические меры для развития казахского языка нужны. Но не нужно подменять политикой науку. Результаты работы Комиссии по разработке казахского языка заслуживают пера даже не критиков, а сатириков. 

Казахский язык, вышедший из многовековой истории в статусе «устного», нуждается не в экстенсивном развитии, но во внутренней динамике. Такую динамику способны придать лингвисты, владеющие несколькими иностранными языками. Это последняя и главная причина того, почему нужно изучать иностранные языки.

Комментарии

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
09-мар-2017, 15:22

Вместо "каждая культура имеет свою культуру и традицию" нужно читать: "каждый народ имеет свою культуру и традицию". Спасибо.

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
09-мар-2017, 21:35

Спасибо. Прочитал с интересом. Ваша мысль мне понятна и близка, но....
Боюсь, что современные казахи не способны понять и осилить вами написанное...
У вас есть ссылки на устное народное, как и псевдоученых....
Я, лично, к устному народному творчеству казахов отношусь скептический, т.к. большая часть их была записана в 20 веке. Подлинность их сомнительна, но....
Те образцы народной речи которые были записаны в степи 18-19 вв я признаю безоговорочно...
Еще было бы интересна форма общения с простой публикой не в виде ваших профессионально-научных статей, а виде циклов статей посвященных народным традициям, каждой традиции отдельная статья....
Я много читал литературы 19 века посвященных обычаям и традициям степняков, в том числе и адаты в разных редакциях, но....
Я нигде не встречал обычая тсау-кесер. Мне кажется тсау-кесер это своеобразный "новояз", т.к. степняку было абсолютно все равно когда пошел его ребенок, для него важно было когда его ребенок сел на коня. Отдельные элементы современного обряда тсау-кесер, взяты из различных традиций. Например перерезание "ала-джип", в Адате трактуется как примирение сторон в суде....
Еще раз спасибо за статью,мне всегда интересно читать и слушать вас...

Author АнонимЖарикбаев
Редактировать / Удалить/ Цитировать
09-мар-2017, 21:39

Шала қазақтың мылжыңы. мықты болса мақаласын қазақша жазып пікрталасқа түспей ме?

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
09-мар-2017, 22:11

Жарықбаев мырза, сырттан айбат шеккенді қойып, егер қазақшаңыз түгел болса, жазыңыз . Мен сізге қазақша жауап берімін деп, сөз беремін.

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
09-мар-2017, 22:35

Г. Гептил’y:
Об образцах народного творчества.
Да, абсолютно с вами согласен. С удовольствием читаю записанные Радловым как в книжке “Алтын сандық”, Диваева “Тарту”, что-то от Мәшһүр Жүсіп и так дальше. Перечитываю народные эпосы. Там есть разные издания, не все равноценные. Но это, действительно, отдельная тема…
О посвящении традициям отдельных статей.
Как вы знаете, статья – не всегда “за”, но и против. С некоторых пор, чаще всего, не только против индивидуальных интеллектуальных фальшивомонетчиков… Отсюда, трудность публикации. Нужен разный формат и так дальше. Но пока Монитор печатает. Об академических, вузовских изданиях я не говорю, там давно двери для меня закрыты. Нужен обмен мнениями, дискуссия. Тогда может зародиться интеллектуальная жизнь, а так, как видите. Спасибо.

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 00:06

Об академических, вузовских изданиях я не говорю, там давно двери для меня закрыты.
=

Почему?
Есть российские и другие зарубежные издания...

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 00:11

С удовольствием читаю записанные Радловым как в книжке “Алтын сандық”, Диваева “Тарту”, что-то от Мәшһүр Жүсіп и так дальше.
=

Читайте первоисточники...
Мәшһүр Жүсіп? Странный выбор....
Большая часть его трудов по казахскому народному творчеству были опубликованы в 1860 году в Берлине....
Когда Жусупу было всего 2 года....)))))
Жусуп типичный пример того, как продвигают историческую личность его многочисленные и тщеславные потомки...

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 02:02

Следите за контекстом, товарищ.

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 02:09

есть некоторые вопросы, которые касаются только казахов. По крайнем мере, в первую очередь, казахов. Как в данном случае. поэтому хотелось, чтобы читатели знали разные мнения. По возможности, трезвые.

Да, если интесно, почитайте вот эту: Quand une institution en cache une autre … Abigéat et mise à sac chez les Kazakhs

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 02:16

есть некоторые вопросы, которые касаются только казахов, или в первую очередь казахов. поэтому хотелось бы, чтобы читатели знали разные мнения о нашей актуальности, как в данном случае, с вопросом образования на иностранном языке.

Да, почитайте, если интересно: Quand une institution en cache une autre … Abigéat et mise à sac chez les Kazakhs
Seïtkassym Aouelbekov

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 08:17

Le dictionnaire de Radloff définit le barymta comme un raid de pillage (rus. razbojničij nabeg) (1893-1911, IV-2, p. 1481).
=

Вы не подскажите где можно скачать 3 и 4 тома?

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 08:23

Quand une institution en cache une autre … Abigéat et mise à sac chez les Kazakhs
Seïtkassym Aouelbekov
=

Извините, но мне кажется разделение на "барынту" и "шабул", это немного притянуто за уши....
Вы пытаетесь доказать, что барынта это политический процесс, а шабул, это экономический процесс...
Я согласен, что имело место и то и другое, но...
Скорее барынта трансформировалась в шабул под воздействием изменения экономических отношений, развития капитализма, и торговли с Россией....

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 08:43

Вот выпишите, что русские вследствие не знания казахского языка не различали барынту и шабул! Спорный тезис, об этих процессах писали Радлов, Гродеков, Гавердовский... Обвинить их в этом? Мало того, даже в донесеениях русской администрации есть понятие налет на аулы....
=

В 1844 году Наурызбая в составе 100 есаулов к Жаппакскому роду за сбором закята. Жаппасовцы исключительно хорошо встретили Наурызбая и его есаулов, обещали собрать причитавшийся с них закят, на вечер устроили им угощение, а затем распределили по аулам. К ночи, когда есаулы Наурызбая предались сну, заурядник хорунжий Жангабыл, собрав своих приверженцев, решил убить Наурызбая с его есаулами. Когда Жангабыл, совершив убийство есаулов Наурызбая, дошел до его коша, Наурызбай скрылся. Из сотни есаулов Наурызбая было вырезано 95 человек, среди убитых был любимый батыр Кенесары – Байтабын, он долго отстреливался, но в конце концов его загнали в болото, где и застрелили.
Желая проучить родоначальников жаппасовцев, Кенесары совершил вооруженное нападение против аулов зауряд хорунжего Джангабыла и других организаторов убийства, в результате чего был разгромлен целый ряд аулов жаппасцев. Было отогнано значительное количество скота у Жангабыла, Алтынбая, султана Омарова, местного начальника Мурзабек Кулманова, Нимана Алтыбаева и всех тех, кто организовал убийство есаулов Наурызбая. В отдельных случаях при нападении на аулы жаппасцев допущена была излишняя жестокость в отношении мирных аулов, которые не были повинны в гибели посланцев Кенесары.

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 08:43

В дополнение рапорта моего от 2 мая № 12 Вашему пр-ву имею честь почтительнейше донести, что претензия состоящего в Большой орде юсуновских и дулатовских волостей султана Гали Адилева на киргиз здешнего округа аргын, каракисек и кирей касательно ограбления 33-х аулов, увоза пленниц, имущества и скота юсуновского рода Джалаировской вол., мной с прибывшими из той орды почетными людьми и киргизами моего ведения совершенно расчетом кончена и удовлетворение юсуновские доверители бий Акпай и Казбек и с товарищами получили сполна. Я же занимался до 19 мая распоряжением к успешному удовлетворению их сбором пленниц, имущества и скота: по скончании настоящего предмета с юсуновцами главными доверительными биями Акпаем и Казбеком в числе 8-ми волостных управителей Каркаралинского округа выехал в путь 11 уже день и прибыл 30 [мая] на ур. Кок-Сенгир между Чакпаком.
=

Причем, неизлишним считаю доложить Вашему пр-ву, что 25 числа настоящего месяца в числе нескольких торговцев Петропавловский татарин Измаил, находившийся по торговым делам в джау-киргизовцах и киргизах Большой орды, сообщил, мне, ///что разбитый киргизовцами султан Кенесары Касимов/// кочует ныне в вершинах рек Коксу и Каратала, присоединивший[ся] же к Кенесаре султан же Худайменды Газин набрал шайку из приверженцев к нему [и] намерен якобы вторгнуться в пределы здешнего округа для разграбления киргиз; о том я тот же час чрез нарочно посланных уведомил Каркаралинский приказ, просил принять предохранительные меры, для сбережения волостей и жителей Каркаралинского селения, чрез проезд мой волости Дюсенбай-Чекчековскую, Караул-Камбаровскую, Дадон-Тобуклинскую и Тюленгутовскую сделал должное распоряжение о принятии предосторожности.

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-мар-2017, 08:53

При жизни его отца Нурмухаммеда, он (Джанходжа) принял участие в набеге на киргиз родов Аргын и Кипчак. Эти два сильные рода Средней орды обижали кочевавших около Джармуллы (Иргиз) киргиз Малой орды. В этом набеге Джанходжа по вызову батыря противной стороны вышел из рядов «Алаши», сразился и убил несколько соперников, противники обратились в бегство, а победители, вернув себе ограбленный у них скот, возвратились в свои аулы с добычей, которую батыр раздал старикам и бедным, приняв за это «пату» (благославение)…
=

Как вы квалифицируете это событие? Барынта, шабул...
Ваше мнение....

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-мар-2017, 02:13

Первое. Не "шабул", а "шабу". Это совершенно самобытное казахское, мне представляется.
Нужно четко видеть разницу между Барымтой и Шабу. Цитированные авторы действительно путали.
БАРЫМТА, я имею в виду, подлинная барымта, совершается на лошадей. А лошади пасутся за аулом, за несколько десяток километров от аула. В непосредственной близости от аула пасутся коровы, бараны, дойные кобылы.

АУЛ. Подъезжая в аул, если вы не житель самого аула, слезаете с лошади, затем, держа ее за поводья, приближаетесь к юрте. Вы можете подъехать и верхом, в обычном порядке жизни, но замедляете аллюр.
В РИТУАЛЬНОЙ ситуации, вы слезаете с лошади далеко за аулом, и там күйеу бала встречают девицы, молодые женщины, дети. Когда казахи хотят силой решить конфликт, то говорят: "Тұрысатын жеріңді айт!" (назови место сражения), т.е. опят таки, их не обвинили в "аруақ қорлау" - оскорблении духов.

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-мар-2017, 02:35

Словом, есть определенные правила действия, верховой езды, в частности, особенно группового, в различных отрезках пространства аула / вне аула.
Могу вспомнить только два случая, когда в аул можно вьехать на полном скаку: когда в ауле кто-то умер. К юрте подъезжают на полном скаку, жоқтап: "Бауырым-ай! Бауырым-ай! Назыается "Ат қою". Тут есть ритуальные вариаций.
Второе: "Жау шапты!" деп, чтобы известить, когда враг напал на род.
Поэтому, когда "нападают" на аул и "разоряют" его, то это никак барымтой называть нельзя. После такого "разорения" нужно совершать определенные магические действия "очищения". Ауылдың әлегін аспанға келтірді, дейді. Это я называю "шабу". То есть целью нападения на аул является не захват материальных ценностей, хотя он не исключается, но прежде всего ритуальное "загрязнение", т.е. нанесение противнику "мистического" удара. В некоторых племенах у врага отрезают части тела, чтобы взять его "жизненные силы", у казахов аналогичным действием был обычай шабу.

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-мар-2017, 02:50

Поэтому в действиях при шабу нужно обращать внимание больше на символический смысл жестов, нежели технический.
Так, разрезать қозының желісі, перевернуть казан, распороть саба с кумысом, или - не дай бог - перевернуть юрту, даже сдвинуть с места, считались нанесением противнику мистического удара, чем материального.

С удовольствием отвечу и на другие вопросы.

Author сейткасым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-мар-2017, 02:58

Это - пустяки, но все же.
Совершение барымты требует быстроты действия. А вы пробовали гонять баранов или коров.

По моим детским наблюдениям коровы бегут только в двух случаях: 1. когда их гоните вниз по наклонной - сайға қарай. 2. когда на них нападает оқалақ (бзык, кажется называется).

Бараны, тоже: 1. когда они "испугаются" - үріккенде; 2. когда бегут вниз. Во всех других случах их трудно "угнать". Они просто рассыпаются и разбегаются во все стороны. Тогда как с барымтой есть техника угона лошадей. Почитайте просто гениальный рассказ Мухтара Ауэзова "Барымта".

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-мар-2017, 10:02

Автору, судя по вашим комментам, барынтой занимались исключительно джентльмены степи. Но видимо джентльменов было не так много, а подавляющая часть казахов была просто разбойники и воры. Т.к. жертв этого разбоя было так много, что у казахов появилась отдельная каста людей именуемых байгуши. Т.к. случаев разбоя было так много, что русская администрация была вынуждена создавать новые торговые фактории глубоко в степи, а не на пограничной линии как предполагалось ранее.
Казахи кочующие вблизи пограничной линии, пользуясь своим географическим положением не пускали казахов из глубины степи к торговым факториям, элемент конкуренции (протекционизм), мало того они разграбляли казахов пытавшихся пройти к торговым факториям через их земли....
Как написано в «Ушбу кысса казак халыкнынг адетлери», казахи это потомки воров и недостойных женщин...

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-мар-2017, 10:06

Байгуши
составляют среди киргизов какбы особую касту нищих. Этот класс киргизского населения обязан своим возникновением нескончаемым родовым распрям (барантам), которые так свирепствовали в киргизских степях. В начале нынешнего столетия Б. доходили до такой крайности, что за самую ничтожную плату продавали своих детей в азиатские владения или на оренбургскую линию. Стремясь к облегчению их участи, правительство предлагало Б. переселиться во внутренние наши азиатские селения и каждому переселенцу предоставляло 10-летнюю льготу от всех повинностей и по 100 руб. ассигнациями на обзаведение. Но большинство Б. не воспользовалось этой милостью; привыкнув к праздной кочевой жизни, они предпочитали ходить толпами по линейным селениям, крепостям и городам, в рубищах, с детьми, большей частью нагими, и вымаливать милостыню. Нередко они впадали в хищничество и присоединялись к степным киргизам, делавшим набеги на нашу линию. Такому порядку вещей положен был конец с прибытием в 1817 г. в оренбургский край нового начальника, генерала Эссена. Для прошения милостыни в линейные селения велено было пускать только детей, не старше 10 лет; всем киргизам воспрещено было приближаться к линии ближе 15-ти верстного расстояния; линейным казакам разрешено было нанимать киргизов в работники, но под своей ответственностью за поведение их и с согласия их старейшин, для чего и приказано было выдавать киргизам от оренбургской пограничной стражи особые билеты. Конечно, из киргизов только Б. шли в работники. В настоящее время число их доходит до 10000. Они ютятся в грязных аулах, разбросанных по правому и левому флангам Сибирского казачьего войска и состоящих из ветхих юрт, которые на зиму обносятся камышом и заносятся снегом, что единственно защищает их жалких обитателей от холода и ветра. Аулы эти расположены около казачьих селений, где Б. нанимаются в работники, а летом пасут обывательский скот, за что получают от общества ничтожное денежное вознаграждение и разрешение собирать по праздникам подушное, т. e., другими словами, вымаливать милостыню. Подавленные нищетой и дикостью, неприхотливые в одежде и пище, Б. не брезгуют и падалью: павшая корова или лошадь составляют для них праздник.

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-мар-2017, 10:07

Можно сказать, что степные киргизы смотрят на Б. хуже, чем на собаку. Они образуют как бы особую касту, которая резко отличается от остальных киргизов по языку, обычаям и религиозным верованиям. Трудно сказать, к какой религии принадлежат Б.: они не исполняют никаких намазов, не знают молитв, не посещают мечетей, не соблюдают омовений, а о Боге и пророке его Магомете имеют самые превратные представления. Зачастую они поклоняются разного рода неодушевленным предметам. Понятия их о нравственности, праве и собственности самые примитивные. Б. доставляют главный контингент конокрадов, которыми так обилуют окраины Акмолинской и Семипалатинской областей. Другие преступления среди них редки. Байгуши иногда называются джатаками, т. e. бедняками

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-мар-2017, 10:09

Түрт оурылар йүрітигәч йалаңларда,
Икә қара күрділәр алар анда,
Аңа тәмән йүрділәр түрт оурылар,
Ким булсада бизгә олджа булар инді.

Йоуқ йиткәндә икә бичә күриштіләр,
Тиләнчілік ишімис тип әйтиштіләр,
Түрт оуры икә бичә кеңәштіләр,
Бир тураға кирәйік тирләр инді.

Тураға кирсәк бисні үлтирәләр,
Оурылық ишибісні кілтирәрләр,
Тиләншілік йаманлығын билтирәрләр,
Йалаңда турубыс артық инді.

Бир бичәні икә оуры қатын қалды,
Бир бичәні ул икә алый қалды,
Шәрәтсіс ніғасыс зіна қылды,
Икәүндән күп баллар тоуды инді.

Оурылыққа билләрін бәйләділәр,
Тигирәк йағында әр түрлү мал урладылар,
Бичәләрі кістән утау йасадылар,
Суңында кістән әү қылды инді.

Оурылықта әр түрлү мал әпкилділәр,
Сауп ичіп, сойып йип күн күрділәр,
Бир йирдән бир йиргә һәм күрділәр,
Суңында күчмәнлі әүл булды инді.

Тоуп үсіп халқ күп булдылар,
Йалаңларда қыр ойны һәм тулдылар,
Оурлық тиләнчілік әдәтләрін қоймадылар,
Ул әдәтләрін бир дә қоймас инді.

Аларда булмада дин дийанәт,
Утқа улулап қыларлар сансыс хизмәт,
әр бир иші араммынан күн қыйамәт,
шәрәтні бирдә қабыл күрмәс инді.

Қүп йындан суң Бутай тигән бир ир тоуды,
Тилі аның шикәр шигиллі татлы булды,
Ул әүлгә шу Бутай ханы булды,
Қазақ халығы Бутай әүлі исм қойды инді.