ВТОРНИК, 29 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
4414 26-06-2015, 00:30

Выкидыши изящной словесности казахстанских чиновников


Чиновничий язык рано или поздно, но доводит до греха. Как в том анекдоте. Еще в царские времена некий генерал-губернатор вызвал к себе городских купцов и устроил им выволочку. Но гроза миновала, губернатор удалился в свои покои, а один из чиновников сказал замершим в страхе купцам: "Господа, можете чувствовать себя свободно". И тогда один из купцов облегченно выпустил газы…

 

То, что выпускают из своего рта наши чиновники, давно достойно войти в анналы истории. Один министр "Патамушта" чего стоит! Но не скудеет земля казахская ораторскими талантами. Не зря же недавно директор по проектам "Института демократии" Юлия Кучин­ская на заседании Общенациональной коалиции демократических сил Казахстана, где обсуждался План нации "100 шагов" чуть ли не слезно просила отечественных чиновников изъясняться на понятном населению языке. "Сегодня необходимо широко и эффективно информировать о деятельности государства, - заявила она. - При этом информирование должно происходить на языке, доступном для населения. Обратите внимание: наибольшую популярность и востребованность среди населения имеют те эксперты, которые говорят на их языке. Потому что, когда мы начинаем говорить научными терминами, среднестатистический гражданин не понимает, о чем идет речь".

С такими выводами трудно поспорить. Богатство как казахского, так и русского языка наши госслужащие используют в полной мере, будоража воображение неискушенного в подобных оральных ласках электората. Тут уж впору выпускать словари и онлайн-переводчики для полноценного общения чиновников с населением, а главное - для понимания нормативных актов и правил, написанных после предпринятого ими "мозгового штурма". Ведь многие законы, приказы, программы и прочие составляющие официального документооборота имеют такой налет словесных нечистот, что соскрести их будет проблематично даже штык-ножом. А если и удастся, то вполне может статься, что "победитель" сам окажется в навозной жиже.

Мы уже рассказывали об одном таком документе. Напомним, речь идет о приказе № 250 "Об установлении критериев отнесения товаров, перемещаемых физическими лицами через таможенную границу Таможенного союза, к товарам для личного пользования", который в конце марта текущего года подписал министр финансов РК. "Главная" газета страны тут же оповестила о введении для физических лиц ограничений по периодичности получения за­граничных посылок: частота доставок, не облагаемых таможенными пошлинами, не должна превышать одного раза в месяц. Естественно, эта новость вызвала волну возмущения тех казахстанцев, которые уже привыкли делать покупки на международных интернет-аукционах и магазинах. Правда, вопрос, касается ли это их напрямую, так и повис в воздухе. Чиновники из разных ведомств несколько раз выступали с разъяснениями, но еще больше всех запутали.

И таких документов - не один, не два и даже не десяток. Их - море-океан, в котором потерять островки здравого смысла могут даже любители словесных ребусов и шарад. Приведем лишь несколько примеров эпистолярного творчества нашего родного чиновничества.

Для начала возьмем приказ и.о. председателя по делам религий от 23 июля 2013 года № 34. Этот документ мог бы занять всего пару строк, так как его суть вполне укладывается в несколько осмысленных выражений. Но вместо этого мы имеем солидный объем и полную нелепицу: "Настоящая Инструкция по определению расположения специальных стацио­нарных помещений для распространения религиозной литературы и иных информационных материалов религиозного содержания, предметов религиозного назначения, а также помещений для проведения религиозных мероприятий за пределами культовых зданий (сооружений) (далее - Инструкция) детализирует порядок расположения специальных стационарных помещений для распространения религиозной литературы и иных информационных материалов религиозного содержания, предметов религиозного назначения (далее - стационарные помещения) и помещений для проведения рели­гиоз­ных мероприятий за пределами культовых зданий (сооружений) (далее - помещения для проведения религиозных мероприятий)". Это первый пункт инструкции, который сразу же наводит на размышления: либо чиновники заранее посчитали, что имеют дело с умственно отсталым контингентом, который только методом долбежки одного и того же в разных вариациях способен уяснить суть написанного, либо авторам этого текста платили даже не за каждую строку - за каждое слово.

А вот постановление правительства от 10 марта 2015 года № 115 "Об утверждении Правил, определяющих критерии отнесения плотин к декларируемым, и Правил разработки декларации безопасности плотины". Читаем основные понятия, используемые в документе, и откровенно приходим в ужас. Судите сами. Черным по белому написано: "Класс плотины - регламентируемая действующими нормами проектирования качественно-количественная характеристика, определяющая степень социально-экономической значимости и ответственности гидротехнического сооружения и назначаемая с учетом последствий его аварии и/или нарушений эксплуатации". Ладно еще, "социально-экономическая значимость гидротехнического сооружения", но вот что касается его "ответственности", то тут остается только гадать, что авторы имели в виду. Пытаясь объяснить совершенно понятные выражения, разработчики документа попросту замутили весь смысл. Зачем? Вопрос, конечно, интересный.

Вообще, с разного рода правилами, по которым нам, простым казахстанцам, приходится жить и работать, полный швах. Вот еще одна цитата. В Правилах учета материальных ценностей государственного материального резерва, утвержденных постановлением правительства в марте текущего года, встречаем следующее определение: "Первичные учетные документы (далее - первичные документы) - документальное свидетельство как на бумажном, так и электронном носителе факта совершения операции или события и права на ее совершение, на основании которого ведется бухгалтерский учет". Если кто-то въехал с первого раза в смысл набора этих слов - тому "бинго". Но большинству наших сограждан без расшифровки тут не обойтись. Есть же прекрасные формулировки, употребляемые во всем мире, ясные и понятные. Вот одна из них: "Первичный учетный документ - письменное доказательство факта совершения хозяйственной операции, заверенное подписями должностных лиц и исполнителей, которые несут ответственность за достоверность данных, отраженных в документе".

С другой стороны, наших чиновников часто обвиняют в том, что они просто "слизывают" тексты нормативных и законодательных актов других стран, вот они, видимо, и стараются "изобрести колесо".

 И подобных примеров - тьма тьмущая. Остается только догадываться, как мы еще умудряемся не заблудиться в этих словесных лабиринтах. Хотя устное чиновничье творчество вгоняет в ступор не меньше. Порой складывается ощущение, что многие наши министры работают не покладая языка своего.

В частности, министр образования Аслан Саринжипов не раз радовал публику своими перлами, и впору уже издавать миллионными тиражами избранное из него, любимого. В этом отношении он вполне бы мог конкурировать с незабвенным экс-премьером РФ Виктором Черномырдиным. Пока что по качеству полета мысли. Чего стоит хотя бы эта его фраза: "Сейчас нужно обучать специальностям, которые еще не существуют. Науки обновляются каждые три года, каждые пять лет полностью обновляются, соответственно появляются специальности, которые мы еще не знаем". Над количеством же таких "откровений" еще придется поработать, но, если учесть достаточно юный политический возраст министра, у него все впереди.

Не менее интересен в этом плане министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков. Он тоже бьет не в бровь, а в глаз до полной потери воображения. Какой должна быть фантазия, чтобы понять смысл его высказывания: "Теперь на очереди реформа живности помельче - птиц, овец, свиней. Они тоже заслуживают капитализма"?

Если наши чиновники на таком языке говорят и пишут, то на каком же тогда думают? Впрочем, это мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

Хотя чиновники в ответ на призыв Кучинской дружно и одобрительно покивали головами, а зампред "Нур Отана" Бауыржан Байбек официально признал наличие такой проблемы, есть большие сомнения в том, что мы увидим "работу над ошибками". Во-первых, причина тут, очевидно, не в языкознании, точнее, не в языконезнании (все-таки каждый чиновник сдает экзамены, подтверждая уровень своей грамотности), а в некой зашоренности сознания, присущей этому сословию. Поэтому при приеме на госслужбу, возможно, следует проводить банальный тест на вменяемость. Во-вторых, даже если правительство издаст специальное постановление, обязывающее государевых мужей изъясняться исключительно на человеческом языке и накладывающее приличный штраф за каждый канцеляризм, то может получиться как в известной миниатюре Винокура про сантехника Михалыча и мат - "с такой работой, как у них, за 30 секунд спустишь всю зарплату". А это уже грозит массовыми чиновничьими волнениями и дестабилизацией.

В общем и целом просьба милой дамы, скорее всего, так и останется просьбой, а казахстанцы и дальше, читая законы, выслушивая многочасовые речи, будут чесаться от пуза до макушки, пытаясь разгадать, что же тот или иной представитель власти имеет в виду.

Комментарии

Author Лейла Фьютер
Редактировать / Удалить/ Цитировать
26-июн-2015, 14:56

Как готовить человека к профессиям, по которым он будет работать через 15-20 лет? Мир меняется, технологии меняются. Это имел в виду Саринжипов, а его слова вырвали из контекста. кстати, это основная задача в системе образования в мире, о которой многие говорят сегодня.