СРЕДА, 19 ДЕКАБРЯ 2018 ГОДА
15940 11-09-2014, 12:45

Канат Ускенбай: "Есть реальная наука о кочевниках и их роли в мировой истории, и есть дилетантизм…"


Прошлая неделя ознаменовалась информационным взрывом, причиной которого стал известный пассаж президента РФ Владимира Путина о том, что в истории якобы никогда не было казахской государственности. Понятно, что столь сомнительный и не совсем корректный тезис, да еще из уст политика такого уровня, вызвал массу непозитивных эмоций и страстных высказываний. Но как это обычно происходит в таких ситуациях, сама истина осталась несколько в стороне. Именно поэтому мы попросили высказать свое мнение по поводу такой постановки вопроса заведующего отделом древней и средневековой истории Казахстана и сопредельных стран Института истории и этнологии им. Ч.Ч.Валиханова МОН РК Каната Ускенбая.


Немного ликбеза
- Предлагаю начать в некотором роде с исторического ликбеза и перечислить все более или менее значимые государственные образования, существовавшие на территории Казахстана, начиная с древности до момента возникновения собственно Казахского ханства… Можно ли считать его продолжателем традиций государственности предшествующих эпох?
- С эпохи ранних кочевников (в археологической терминологии это ранний железный век) и до возникновения в XV в. первого Казахского государства на территории современного Казахстана существовало много государств. В академической истории Казахстана называются порядка двадцати государственных объединений кочевников. Сначала это т.н. ранние государства саков, усуней, кангюй и более развитое государство хуннов. В эпоху раннего средневековья, которую называют эпохой развитого или классического кочевничества, территория Казахстана входила в состав Тюркского каганата.
Тюркский термин "каганат" по своей этимологии совершенно идентичен русскому термину "государство" и является производным от титула верховного правителя государства - каган. Далее были каганаты и эли (эль - страна, народ, государство) западных тюрков, тюргешей, огузов, карлуков и кимеков. Преемниками кимекской государственности, как это теперь доказано академиком Б.Е. Кумековым, на территории Казахстана являются кыпчаки, основавшие свое Кыпчакское ханство (хан - титул верховного правителя).
Карлукская знать положила начало государству Караханидов, в которое вошли территории южного и юго-восточного Казахстана. В начале XII в. территория современного Жетысу вошла в состав государства каракытаев, все перипетии истории которого тщательно изучены российским ученым профессором Г.Г. Пиковым. На смену Караханидам пришла новая тюркская династия Хорезмшахов-Ануштегинидов. Именно им и кыпчакам выпала участь принять на себя основной удар монгольской конницы в начале XIII века.
XIII век - век Великой Монгольской империи (Еке Монгол Улус), Чингиз-хана и его преемников. После распада империи разные части Казахстана входили в состав Чагатидского государства и Улуса Джучи, затем в состав Ак-Орды, Могулистана, Ногайской Орды и Ханства Абул-Хайра. Последние четыре государства, по словам известного медиевиста и востоковеда К.А. Пищулиной, являются государствами-предшественниками Казахского ханства. В этот перечень древних и средневековых государств на территории Казахстана разные историки включают также сарматов и алан, аваров и хазар, Большую Орду и Хаджи-Тархан (Астраханское ханство). Немаловажное влияние на развитие казахской государственности позднего средневековья оказали улусы-государства, прежде, в домонгольскую эпоху, кочевавшие за пределами Казахстана в т.н. Внутренней Азии, на востоке Центральной Азии. Это найманы, кереиты, жалаиры, коныраты, меркиты и татары. Казахское ханство, как и любое другое государство послемонгольской эпохи, возникло не на пустом месте, а на основе полуторатысячелетней традиции государственности номадов. История преемственности государственных институтов подробно рассмотрена в монографии известного российского историка В.В.Трепавлова.

 

Государство кочевников и кочевое государство - почувствуйте разницу


- В чем специфика государственных образований, базирующихся на кочевой цивилизационной основе? В чем заключается их отличие от государственных образований цивилизаций оседлого типа?
- Здесь нужно внести небольшое пояснение - как говорится, условиться о терминах. На территории Казахстана в исторический период мы можем говорить о государствах кочевников, но не о кочевом государстве. Почему? Большую часть исторического времени здесь господствовало полукочевое скотоводческое хозяйство, это не кочевничество (номадизм) в чистом виде. Кроме того, территории Казахстана не были чужды оседлое хозяйство, земледелие и городская культура. Сегодня казахстанские археологи К.М. Байпаков, Е.А. Смагулов, а еще ранее К.А. Акишев и многие другие нашли тому достаточное количество подтверждений. Но следует учитывать, что во всех государствах Казахстана в древности и средневековье господствовала кочевая знать, выходцы из номадической элиты. Впрочем, так же, как они господствовали в Средней Азии, на Ближнем и Среднем Востоке, на побережье Нила.
В чем отличие? Государства номадов сильнее, мобильнее, воинственнее всех своих оседлых соседей. Не одно тысячелетие номады успешно противостояли различным династиям Китая, иногда сами основывали там свои династии. Не зря американский исследователь Томас Барфилд назвал свою книгу, посвященную истории взаимоотношений Китая и кочевников, "Опасная граница. Кочевые империи и Китай (221 г. до н. э. - 1757 г. н. э.)". В государствах кочевников были города, в этих городах были их столицы, там они издавали свои указы и чеканили свою монету, были границы, которые охранялись. Не всегда и не во всех государствах кочевников были регулярные войска, не всегда были налоги, но общество не стоит на месте, эпохи сменяют друг друга, на смену подъему приходит упадок - это законы истории.
Сегодня все знают, что у номадов была своя письменность. Сакская серебряная чаша, кангюйские плитки с письмом, древнетюркская письменность, казахское тоте жазу. В древности и в раннем средневековье мы можем наглядно все это видеть в государствах кочевников. Другое дело, что в более поздний период, с изобретением пороха и открытием морских торговых путей, номады остались на периферии цивилизации. Это позднее этнографическое кочевое общество некоторые современные авторы пытаются экстраполировать на более ранний период и строить на этом свои выводы. Что в рассматриваемом контексте не может быть оправданным.

Источники познания
- Какие исторические источники подтверждают существование собственно Казахского ханства? Какие качественные или иные характеристики ему даются в этих источниках?
- Источников, освещающих разные стороны истории казахской государственности, историю Казахского ханства, много. Здесь мы, конечно же, должны сказать о тех многих исследователях, которые внесли свой вклад в их поиски, изучение, перевод и введение в научный оборот. Еще в XIX веке русские востоковеды В.В. Вельяминов-Зернов, И.Н. Березин, В.В. Григорьев, В.Г. Тизенгаузен и другие впервые опубликовали сведения средневековых нарративов о Казахском ханстве.
В начале ХХ в. столпом востоковедения и восточного исторического источниковедения стал академик В.В. Бартольд. В советские годы тоже было сделано немало. В 1969-м казахстанские востоковеды С.К. Ибрагимов, Н.Н. Мингулов, К.А. Пищулина, В.П.Юдин опубликовали "Материалы по истории казахских ханств", куда вошли переводы 16 восточных мусульманских источников на персидском и тюркском языках. Казахстанский историк А.И. Исин еще в 1980-е гг. впервые обнаружил и опубликовал сведения из русских источников о Казахском ханстве. Наконец, есть сведения европейских путешественников Сигизмунда Герберштейна и Антония Дженкинсона о Казахском ханстве. Дженкинсон даже создал карту, и нам, кстати, удалось получить очень качественную цифровую копию оригинала этой карты, которая послужила основой для более поздних европейских карт России и Азии. Надеемся очень скоро ее опубликовать. Хочу отметить, что оригинал этой карты ни у нас, ни в России прежде не публиковался. Таким образом, все эти исторические источники посвящены казахам и их средневековому государству. Очень много сделано казахстанскими учеными в наши дни. Все мы знаем о государственной программе "Мадени мура" ("Культурное наследие"). Не так давно начала действовать новая государственная программа "Народ в потоке истории". В рамках этих программ некоторые казахстанские историки находят и публикуют (не прячут, как другие, на долгие годы в своих личных архивах) новые сведения о государственности средневековых казахов. Благодаря всем этим открытиям мы узнаем много нового о Казахском ханстве, его устройстве, столицах, внешних связях и внутренней политике.
Не так давно казахстанский историк-медиевист Нурлан Атыгаев опубликовал сведения о серии источников Сефевидского круга, где описывался казахский хан Касым, его замечательный ханский тахт (трон).

 

Факты - упрямая вещь


- Какие базовые моменты казахской истории могут служить неопровержимым доказательством того, что казахская государственность была ощутимым фактором межгосударственных отношений соответствующей эпохи, а следовательно, и реальной категорией политической истории Евразии?
- Это в первую очередь факты политической истории Казахского ханства, его политические, военные и торговые связи со странами мусульманского Востока, Россией. Средневековые источники полны указаний на разный характер международных связей Казахского государства с Русским государством на севере, с ойратами (калмаками) на западе, правителями Средней Азии. Международные связи казахов и их предков выстраивались не одно десятилетие. Еще в эпоху Ак-Орды (это государство современные казахские историки именуют первым Казахским государством, я склонен его считать прообразом, прототипом Казахского Улуса) его правители установили тесные дипломатические связи с империей Юань в Китае, государством Хулагуидов (Ильханов) в Иране, с Золотой Ордой в Поволжье; перманентно вели военные действия против государства Хайду в Средней Азии и т.д.
Ханы Керей и Жанибек, основатели Казахского ханства и первые казахские ханы, потомки Урус-хана, наиболее могущественного правителя Ак-Орды, уже в ходе создания на территории западного Жетысу Казахского государства являлись реальной военно-политической силой, оказывавшей влияние на политику правителей Могулистана, Узбекского Улуса Абу-л-Хайр-хана, калмакских ханов. В последующем каждый казахский хан принимал деятельное участие в военно-политической и культурной жизни евразийского региона. Историческое сочинение "Тарих-и-Рашиди" ("Рашидова история") известного государственного деятеля Могулистана Мирза Мухаммад Хайдар Дуглата примечательно в этом контексте с нескольких аспектов. Во-первых, именно в этом сочинении говорится об образовании Казахского государства в 870 году Хиджры (1465/66 г.), во-вторых, здесь вкратце изложена начальная история Казахского государства, и, наконец, в-третьих, здесь подробно описаны казахского-могульские связи на самом высшем уровне. Речь идет о встрече и переговорах казахского хана Касыма и могульского правителя Султан Са'ид-хана в самом начале XVI века. Таких примеров в истории Казахского государства немало.

Безаппеляционность "центризмов"
- Не являются ли все эти вольные, с политическим душком, трактовки вопроса о казахской государственности свидетельством отсутствия ясного понимания природы государственности кочевых народов? С чем это связано? С игнорированием научных принципов познания истории или с чем-то еще?..
- Есть реальная наука о кочевниках, государствах кочевников и их роли в мировой истории, и есть дилетантизм, который дискредитирует реальную науку. В массовом общественном сознании все еще господствует европоцентризм и, если угодно, русоцентризм. Русский историк (в большей мере, чем советский) Лев Гумилев посвятил всю свою жизнь борьбе с таким пониманием истории кочевников, иногда даже перегибая палку в обратном направлении. Увы, даже гигантской популярности его творчества оказалось недостаточно, чтобы изжить все эти предрассудки. Мы это видим на примере высказываний отдельных государственных лидеров, когда безапелляционно отказывается в государственности всем кочевникам в истории Казахстана. Увы, здесь даже нет смысла искать оправданий в каком-то вырванном контексте, современном понимании и т.п. Государство - оно либо было, либо не было. Отдельные исследователи истории кочевников Казахстана вольно или невольно проецируют достижения советской африканистики (в частности, результаты исследований социальной структуры номадов Африки) на казахстанские этнографические реалии, уравнивая, таким образом, степень их социально-политического развития. Как следствие этого, в казахстанской истории появляются так называемые потестарные структуры и вождества, и по существу отказывается в существовании государства. Такое вольное обращение с методологией позволяет некоторым исследователям приравнивать номадов, проживавших на территории Казахстана, по уровню их социального развития к кочевникам Северной Африки. Эта давняя дискуссия уже обросла наукообразными доводами, но корни ее лежат в том самом европоцентризме, априорном превосходстве оседлой цивилизации над кочевой. Мы хотим ясного понимания природы государственности кочевников с точки зрения науки, созданной оседлой цивилизацией с ее уже устоявшимися критериями. Но номадические структуры имели свои особенности функционирования. Не так давно вышло в свет второе исправленное и дополненное издание замечательной книги профессора Е.И. Кычанова (увы, уже покойного) "История приграничных с Китаем древних и средневековых государств" (в первом издании: "Кочевые государства от гуннов до маньчжуров", 1997 г.), где доступно, популярно, но вместе с тем на громадном источниковом материале изложена история государств кочевников за две тысячи лет.

 

Наука и мифотворчество


- Нашему суверенитету уже почти четверть века. Почему за все эти годы отечественная историческая наука не смогла внести окончательную ясность в данном вопросе, чтобы никто не спекулировал на этом?
- Отечественная историческая наука внесла окончательную ясность в этот вопрос еще до обретения Казахстаном государственного суверенитета. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться со вторым томом "Истории Казахской ССР" 1979 года издания, ну или прочесть книгу моего научного руководителя К.А. Пищулиной "Юго-Восточный Казахстан…", опубликованной в год моего рождения. Вместе с тем, за период независимости, вопреки всем социально-экономическим и иногда политическим катаклизмам, переживаемым нашим обществом, историческая наука, а точнее медиевистика, продолжала поступательно развиваться. Сегодня мы можем с гордостью говорить, что сделано немало, казахстанская историческая школа имеет международный авторитет и признание. Другое дело, что не всегда достижения историков, их узкоспециальные научные разработки интересны обществу, не всегда труды историков доходят до общества. Сегодня эту лакуну в общественном сознании заняли мифы. Мифы, созданные в прежние советские годы; мифы, созданные за годы независимости современными некомпетентными историками, а иногда просто людьми с улицы. Задача современных историков - не только изучать актуальные проблемы своей науки, но и стараться максимально популяризировать свои достижения, разоблачать дилетантов и показывать настоящие яркие грани истории казахского народа и его государственности. Реальная история намного интереснее мифов, уж поверьте.

 

Вопросы задавал Кенже ТАТИЛЯ

Комментарии

Author туранец
Редактировать / Удалить/ Цитировать
12-сен-2014, 13:24

Очень актуальное интервью

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
12-сен-2014, 16:14

Канату Усекбай не мешало бы перечитать Бартольда по поводу объединения кочевников в государственные образования..
И не путать государства на территории Казахстана с государством казахов...
Это разные вещи...

Author Долой Колонизаторов
Редактировать / Удалить/ Цитировать
28-сен-2014, 21:39

Дилетанты говорят больше правды, чем оплачиваемые историки, пишущие всё по заказу своих хозяев.