ПЯТНИЦА, 23 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА
21-12-2012, 00:40

Голодомор: причины и последствия


Казахстан в этом году отмечает 80-ю годовщину одной из самых трагических страниц в своей истории - голода начала 1930-х. Как уверяют отечественные ученые, эта гуманитарная катастрофа, одна из крупнейших в мировой истории, была сознательно спланированным актом тоталитарного коммунистического режима в отношении казахского народа.

Причины, масшта бы и последствия голодомора обсуждали на днях в Алматы участники научно-практической конференции. Историки и политологи констатировали, что таким бесчеловечным способом сталинский режим и его приспешники в Казахстане пытались подорвать свободолюбивый дух казахов и представителей других этносов, укрепить свою власть, расширить возможности для дальнейшей колонизации края. Архивные документы, а также многочисленные сведения очевидцев прямо свидетельствуют о том, что действия властей носили откровенно иезуитский и даже людоед­ский характер.

Сегодня главное - не предать забвению трагические события прошлого, изучать их и эффективно использовать "политику памяти" в воспитании всех граждан, молодежи, подрастающего поколения, считают участники конференции. В связи с этим они призывают президента и правительство принять специальный нормативно-правовой акт, направленный на активизацию работы по рассекречиванию архивных документов, прежде всего ЧК-ГПУ-НКВД; поручить акимам совместно с кабинетом министров принять меры по увековечиванию памяти жертв тоталитаризма и голода; инициировать создание Государственной комиссии по организации 100-летия правительства "Алаш", Национального института памяти и Национального пантеона в городе Астане.

Казахстан пострадал больше всех

Кайдар Алдажуманов, главный научный сотрудник Института истории и этнологии имени Ш.Уалиханова:

- Трагедия, произошедшая в Казахстане в период коллективизации, так же как и голодомор на Украине, на Северном Кавказе, в Поволжье и других регионах бывшего СССР, долгие годы оставалась величайшей тайной КПСС и советского государства. Истории об ужасах и последствиях голода в Казахстане всегда существовали в памяти народа, передаваясь из поколения в поколение. Назывались основные причины трагедии: засуха и неурожай 1931 г., а затем и 1932 г., усугубленные последствиями недорода в предыдущие годы (1929-1930 гг. - прим. авт.), совпали с нарастающими государственными заготовками скота, которые привели к массовому голоду и гибели населения.

В свое время я работал в составе комиссии Верховного Совета РК по изучению обстоятельств голода. В процессе изучения материалов, анализа и сопоставления событий я пришел к следующему выводу. Безжалостная ломка хозяйственных укладов и разрушение традиционной системы жизнеобеспечения казахов, а также отлучение их от корней национальной культуры, расстрелы непокорных, уничтожение элиты нации в лице представителей движения "Алаш" и "Алаш-Орда", а чуть позже почти всего партийно-советского актива республики - все это составные части единого процесса установления и укрепления тоталитарной советской системы, осуществленного путем большевистской аграрной революции в Казахстане одновременно с индустриализацией и так называемой культурной революцией.

В целом трагедия 1930-х была оценена комиссией как геноцид в отношении казахского народа.

Причиной трагедии стал также насильственный перевод кочевого и полукочевого населения на оседлость. Вместо эволюционного развития, которое привело бы к естественным изменениям, режим, не считаясь с особенностями края, насильно навязал другую модель развития.

Если говорить о масштабах, то массовый голод охватил 71 район Казахстана. В 50 из них проживало кочевое и полукочевое население, в остальных 21 районах - оседло-земледельческое население. Казахстан в то время был животноводческой республикой. Несмотря на это, по плану хлебозаготовок с 1929-го по 1934-й, т.е. в пик голода, он ежегодно сдавал государству 41 млн. пудов зерна. За эти пять лет из более чем 47 млн. голов скота осталось всего 4,5 млн., то есть поголовье сократилось в десять раз. При отсутствии коммуникаций (железных дорог, связи и т.д.) дальние, глубинные районы Казахстана оказались ловушкой для голодных беженцев. Особенно пострадал Каркаралинский округ (Центральный Казахстан), который включал в себя семь районов. Там исчезли целые аулы, они просто вымерли. Представьте себе: после голодомора в округе и самом городе осталось лишь 15 процентов от преж­ней численности населения. А особенно горест­но то, что центр осуществил этот этноцид руками местных казах­ских активистов, которые возглавляли районы и округа.

Мы считаем случившееся в Казахстане в начале 1930-х геноцидом. Однако голод коснулся и населения Украины, Северного Кавказа, Поволжья, Белоруссии. Поэтому данную проблему нельзя превращать в предмет политической спекуляции. Как это ни странно, но тогда объективную информацию давали работники НКВД. Они даже подсчитали по всем сводкам и документам и определили, что в 1931-1933 гг. в Казахстане погибли 1 млн. 831 тысяч человек. И то они пришли к выводу, что это неполные данные.

Можно сказать, что трагедии способствовали многие решения совет­ского государства, большевистской партии, мест­ных органов власти. Сколько было жалоб в Москву! Люди не только писали, но и ездили туда. Даже есть документы, в которых говорится, что на Казанском вокзале в Москве валяются трупы казахов-голодобеженцев. Руководители Самар­ской, Челябинской областей, Новосибирского края возмущались, почему власти Казахской республики довели население до того, что на вокзалах сотнями валяются трупы умерших от голода казахов. И только после этого было принято решение политбюро ЦК ВКП(б), и то опросным путем, об освобождении Голощекина от занимаемой должности.

Мы потеряли около 10 миллионов казахов

Бейбут Койшибаев, заместитель председателя историко-просветительского общества "Адилет":

- Корни голода уходят в далекие колониальные времена, когда казахи жили в условиях утерянной государственности. Если в среднем каждая казахская семья в послед­ней четверти ХІХ века имела по 59 голов скота, то в канун восстания 1916 года этот показатель упал до 26. К этому привела известная переселенческая политика Россий­ской империи, которая вытесняла кочевников с плодородных земель в пустыню. Царизм ставил целью покончить с кочевым хозяйством, но при этом не думал создавать надлежащих условий для перехода казахов на оседлость - он просто отбирал у них плодородные земли для переселения крестьян из центральных губерний России.

Уход самодержавия с исторической арены сопровождался неурожаем, в крае остро не хватало продовольствия. В тот период большевики отбирали у казахов лошадей, скот, а их самих оставляли по сути на вымирание. Вожди пролетарской влас­ти в крае, где этот самый пролетариат фактически отсутствовал, на партийных собраниях открыто излагали свою теорию: кочевники, с точки зрения марксизма, бесперспективны и обречены на вымирание. Результатом такой "голодной политики большевиков" (выражение Мустафы Шокая) стала массовая гибель турке­станских кочевников в 1918-1919 гг. Это была первая фаза национальной катастрофы, пережитой казахами под флагом социальной революции. В тот период казахи потеряли больше 1 млн. человек, или почти четверть всей числен­нос­ти.

Вторая фаза вспыхнула на территории Казахской республики, обес­кровленной гражданской войной. В 1921-1922 гг. вследствие неурожая и частых налетов продотрядов, опустошавших хозяйства, погибли еще около 1 млн. человек.

А самая страшная фаза национальной катастрофы случилась на территории Большого Казахстана, образованного после воссоединения земель казахских областей Туркреспублики в результате национального размежевания. Великий голод, свирепствовавший здесь в 1931-1933 гг., унес жизни более 2 млн. человек.

Если обобщить люд­ские потери Казахстана, то получается, что с 1917 года по 1933-й от голода погибло более 4 млн. казахов. А если учесть упущенный естественный прирост, то в течение этих лет было потеряно около 10 млн. казахов. Если бы Москва тогда прислушалась к голосу нашей правящей элиты, то подобного бы не случилось.

Осенью из центра прислали Филиппа Голощекина, и крайком во главе с эмиссаром ЦК заработал "по-большевистски" ударно. Ставилась задача "нивелировать сознание" коммунистов, чтобы они все думали так, как думают в центре, начались гонения на инакомыслящих - "алашординцев" и "националистов". Голощекин внушал, что Октябрьская революция обошла стороной казахский аул, и решил зажечь костер "Малого Октября". В аулах в противовес "гражданскому миру" проповедовали "гражданскую войну" и повсеместно вбивали клин для классового расслоения общества, сталкивали богача с бедняком, отца с сыном и т.д. Осенью 1928-го была проведена кампания по конфискации имущества полуфеодалов и баев, которая сопровождалась народным сопротивлением. Народ облагался невероятными налогами. Все это и привело к неслыханному голоду, пику национальной катастрофы.

После смены первого руководителя партийной организации республики был принят комплекс мер по оздоровлению ситуации. Государственное преступление приукрасили успехом культурной революции (в 1936-м с огромной помпой прошла декада литературы и искусства Казахской АССР в Москве) и надежно прикрыли сталинской Конституцией, согласно которой Казахстан из автономной республики в составе России был выделен в союзообразующую "независимую" республику. По большому счету, Казахстан тогда уже не соответствовал такому статусу (в отличие от периода после национального размежевания 1924-го, когда наряду с другими вновь организованными среднеазиатскими республиками наша тоже претендовала на звание союзной, но центр не допустил этого). Ведь голод начала 1930-х сильно сократил численность казахского народа: из более чем 4 млн. казахов выжили лишь около 2 млн., сотни тысяч перекочевали в другие регионы и страны. Была фактически угроблена традиционная экономика: почти в десять раз сократилась численность скота, главного средства производства в кочевом крае. Тем не менее Казахстану в 1936-м была пожалована корона союзной республики. И сегодня нам необходимо осознавать, что этим мы обязаны миллионным жертвам Великого голода, ибо та сталинская конституция, даровавшая нам статус союзной республики, замаскировав несмываемый грех системы, в то же время открыла дорогу к сегодняшней независимости. Наш долг - помнить ту искусственно созданную катастрофу (геноцид, как определила комиссия Верховного Совета в 1992-м, или этноцид, как утверждали некоторые ученые), и эта память будет способствовать дальнейшему укреплению единства народа нашей страны.

Миллионы новых поселенцев, которые участвовали в индустриализации, подъеме целины, депортированные народы и просто переселившиеся в конце концов серьезно превысили по численности коренное население и превратили его в национальное меньшинство (удельный вес казахов снизился до 28%). Они не по своей воле стали инструментом ущемления исторических прав казахов, притеснения их на своей исторической родине.

Комментарии