ПЯТНИЦА, 18 ОКТЯБРЯ 2019 ГОДА
9-09-2010, 20:25

Артур Платонов. Диалог с эпохой и текущим днем


"Портрет недели". Поиски здравого смысла

Автор самой рейтинговой телепрограммы Казахстана "Портрет недели" Артур Платонов - лауреат премии Союза журналистов Казахстана, пятикратный обладатель звания "Алтын Адам" ("Человек года"). В номинации "Информационно-аналитическая программа" был дважды (в 2006 и 2009 годах) удостоен первой премии Евразийской телеакадемии (Москва), академиком которой избран в 2006 году.

 

- История с судебным иском в адрес вашей газеты весьма поучительна, - говорит он. - Наши господа чиновники не могут уяснить азбучной истины, которая на Западе стала нормой жизни: закон един для всех, и граждане имеют право знать, куда делись государственные деньги, которые чиновники должны были потратить на благо этих граждан. Мы не лезем в чужой карман, это наши деньги, мы хотим знать, построены ли на эти деньги обещанные нам предприятия, созданы ли на них рабочие места? Отчего-то столь простые вопросы вызывают негодующий протест господ чиновников и расцениваются как оскорбление, как посягательство на их честь и достоинство. И на тех, кто задал эти вопросы, выкатываются несусветные судебные иски. Во сколько в данном случае оскорбленные оценили свои честь и достоинство? В 350 миллионов. Если бы суд присудил им выплатить хотя бы один тенге, то, выходит, они переоценили свои честь и достоинство в 350 миллионов раз. То есть они в миллионы раз лучше о себе думали и теперь по решению суда ходят уцененные, не так ли? А зачем им столько денег надо было взыскивать с газеты? У них что - возникли финансовые проблемы?

- Вообще-то, надо бы соразмерять свои аппетиты. Откуда у газеты такие деньги?

- Думаю, тут дело не в аппетитах. Они люди неглупые и понимали, что подобное может привести к закрытию газеты, и тогда это уже политическая составляющая их действий. Но это мы можем лишь предполагать. Для нас же очевидно то, что журналистам хотели показать: не следует выяснять, куда уходят огромные деньги. Пока не вышло. Дальше все будет зависеть опять от судей, о которых мы уже говорили.

- Вы не чувствуете себя Дон Кихотом?

- Нет. Чиновники уже научились отвечать на критические репортажи наши и наших коллег в сроки, установленные законом. Это уже прогресс. Далее: в половине их ответов содержится желание хотя бы формально закрыть тему. То есть резонанс есть. Да и агрессивная их реакция на критические материалы, коль скоро они подают в суд на журналистов, говорит о том, что они начали нас бояться и даже уважать. Так что подобные судебные процессы принципиальны. Как бы журналистов ни били по рукам, правда все равно восторжествует.

- А вас не бьют по рукам? Вашу передачу не пытаются закрыть?

- Вроде нет. "Портрет недели" среди авторских программ Казахстана вот уже почти 10 лет имеет самый высокий рейтинг, однажды (11 апреля 2010-го) он достиг сорока четырех процентов, что является абсолютным рекордом не только в Казахстане. Неоднократно "Портрет недели" превосходил рейтинги встык поставленных лучших программ российских каналов, в том числе развлекательных и новостных. Это свидетельство не только популярности, но и доверия телезрителей, поскольку речь идет все-таки не о развлекательной программе. Я воспринимаю это как знак того, что я на правильном пути. И мы стараемся увеличить число людей, которым можем помочь, стараемся осветить как можно больше проблем.

- Есть ли аналоги вашей программы - у нас ли, на российском ли телевидении?

- Тут я скажу то, что на первый взгляд может показаться странным, но - уровень демократии в Казахстане, на мой взгляд, значительно вы­ше, чем в России. Я дважды с "Портретом недели" побеждал на телефорумах в Москве, в 2006-м и в 2009-м, после чего меня приняли в Евразийскую телеакадемию. И оба раза отмечали остроту программы, высокий уровень критики, который сейчас невозможен в большинстве стран бывшего Советского Союза. Именно это придает программе индивидуальность. Такая программа в России сейчас просто невозможна, потому что ее не пропустят. Там как раз и отмечали: странно, мы думали, поскольку нефти и газа у вас много, то свободы слова, естественно, должно быть мало. И вдруг побеждает наша программа совершенно не восточного, как им казалось, свойства.

- Вы не ощущаете себя белой вороной?

- Я не сноб и считаю, что у многих людей можно многому учиться. И я достаточно коммуникабелен. У китайцев есть поговорка: улица полна учителей. У любого человека, с которым я сталкиваюсь, я стараюсь чему-то научиться, ибо что-то он, несомненно, делает лучше меня. Такая позиция каждого из нас обогащает. И вы воспринимаете каждый новый диалог как ступеньку наверх. Это конструктивный подход. Бывает деструктивный подход, когда человек всех подряд, с кем его ни сводит судьба, охаивает, все ему не по душе. Я считаю, что подобное вредно в первую очередь мне.

- Осмысляя феномен вашей передачи и вашей личности, задаешься вопросом: кто ваши учителя?

- Да, я благодарен своим наставникам в Москве. Советская система образования все-таки учила мыслить. Это не блоковое мышление, к которому побуждает тестирование и которое не может определить, насколько продуктивно человек умеет думать, и вообще - склонен ли он к каким-либо видам интеллектуальной деятельности. Умение мыслить, которое мне привили учителя, позволяет ориентироваться в разных ситуациях, а не в стандартном наборе их. Многому меня научили и здесь такие журналисты, как Исаак Яковлевич Дворкин и рано ушедший от нас Сергей Клещенков. Мне кажется, что сейчас очень большой недостаток молодежи в том, что она не читает. А читать - это, знаете ли, полезно, необходимо и даже выгодно. Из книжек можно многое почерпнуть, они формируют склад ума. Мне приятно, что сейчас снова появляются в большом количестве книжные магазины, причем, в них очень много полезной литературы. Появляются и современные варианты аудиокнижек, так что, попадая в автомобильные пробки, ты имеешь возможность не терять времени даром, а провести его с пользой.

- С книгами сейчас проблем нет. Два-три щелчка мышкой, и на дисплее - любой текст из классики…

- На дисплее? Не годится. Чтение книги - это ритуал, читая книгу, ты погружаешься в некую духовную ауру. С компьютером это несравнимо. По Интернету можно почерпнуть массу полезной информации, а настоящую литературу надо читать, листая книжные страницы.

- Круг вашего чтения?

- Прежде всего - классика. Это то, что проверено временем - в силу того, что там смоделированы вечные ситуации, которые всегда актуальны. Чаще всего рука тянется к Шекспиру и Пушкину. У Пушкина мне нравится редкое сочетание изящества и глубины. И удивительная легкость слога. А вообще в разных областях есть очень достойные авторы, из любой книги, на мой взгляд, можно почерпнуть нечто крайне важное. Другое дело: как это воспринимать? Восприятие может быть разным. Я, например, считаю, что проблемы многих людей сегодня в том, что они завистливы. Им гораздо легче, сняв с себя всякую ответственность за неудачи, сидеть и злобствовать на тех, кто преуспел. Виноват кто-то, так выгоднее. Сейчас много книг про разных олигархов и прочих успешных людей. Конечно, можно преисполниться обличительного гнева: вот они, такие-сякие, ограбили страну. Но так или иначе, если опустить отрицательный знак и не искать лишь негатив, это люди, обладающие определенными способностями. А что, если попытаться понять их феномен, не все же в них только дурное? Ведь можно при этом кое-чему и научиться. Разумеется, если вы изначально не относитесь болезненно к чужому успеху. Де, мол, вот он - такой дурак, я его знаю, он мой одноклассник, он у меня списывал, а теперь вот выбился в начальники, стал толстосумом. Раз выбился, значит, не дурак. И потом: если ты действительно был талантлив на школьной скамье, то почему же ты ничего не достиг? В конце концов, это неуважение к тем, кто талант твой лелеял и в тебя вкладывал знания. Зависть бесплодна, она обессиливает человека, это импульс к саморазрушению, это одна из форм болезни, не дающей человеку развиваться. Причем, часто у людей в общем-то способных, которые таким образом создают массу проблем именно самим себе.

- Работа отнимает много времени?

- Достаточно много.

- Сказать, что "Портрет недели" - главное сегодня в вашей жизни, будет правомерным? Или в этом некий перебор?

- Конечно, работа - важная составляющая жизни, и все-таки главное - это дети. Может, я глубоко неправ, но я не считаю, что дети во всем обязаны родителям, я считаю, что родители обязаны детям. И я считаю, что я обязан сделать для них все возможное.

- Сколько вашим сыновьям лет?

- Пять и семь.

- И что же вы уже успели для них сделать?

…Мой собеседник делает паузу, и вокруг нас нависает молчание, чреватое мыслью. Да, проблема стара как мир - отцы и дети, но она не теряет своей новизны по сей день. А сей день - ой как непрост и грозен. Он встревоженно смотрит на своих подрастающих мальчиков с их неизбежными, тоже во все века, "что, где и почему?". Судьба даровала ему эти два удивительных чуда, эти два огонечка, таких редкостно разных, но и до боли сердечной столь схожих меж собой. Нынешним летом в дни отпуска он вывез семью на турецкий берег Средиземноморья, с чистым, как помыслы праведника, воздухом, с ласково льнущими водами. Сделать это было просто необходимо. В одной из энциклопедий конца позапрошлого века он вычитал справку о городе Верном. Столько-то жителей, столько-то дворов, сто­лько-то мельниц и винокуренных заводов. И главное: климат - губительный. Это из-за болот, осаждавших тогда низины Алматы. Болота давным-давно канули в прошлое, но экология города по-прежнему скверна, и здоровье детей нужно укреплять. Он смотрел, с каким увлечением они строят песчаные крепости, их смоет к утру набежавшая морская волна. Как научить их жить в сложных реалиях XXI века, какие передать им заветы и навыки?..

- Для меня главное научить их мыслить, не быть агрессивными и завистливыми к чужому успеху. Пусть это даже успех соседского мальчика, который может подтянуться на турнике на два раза больше. Мне кажется, это нужно воспитывать с детства, и, наверное, это непросто. Не надо вкладывать в детей некую фиксированную модель поведения. Бывает, возникают коллизии, когда родители пытаются оградить ребенка от сложной ситуации, поскольку ребенок, на их взгляд, не может с ней справиться. Наверное, такая позиция имеет право на существование, но она, мне кажется, неправильна по сути своей, поскольку ребенок должен вырабатывать иммунитет к житейским трудностям. Он должен уметь контактировать с разными людьми, потому что наступит момент, когда родители не смогут оградить ребенка, а у него не выработался навык преодоления. У него есть лишь уверенность в том, что его проблемы решают родители. Нужно учить ребенка развиваться самому. Конечно, родители должны по мере возможности это контролировать, но ребенок должен расти сам. Если ему не нравится воспитатель в детском саду, ребенка можно перевести в другой детсад. Но гораздо полезней попытаться научить ребенка находить в таких случаях общий язык даже с человеком, который почему-то неприятен. Этот процесс преодоления трудностей делает ребенка с каждым разом сильнее. Мы же не можем его подготовить абсолютно ко всем жизненным ситуациям. Но вот этим-то и отличается, на мой взгляд, ущербное тестовое мышление, когда есть ситуация и есть набор ответов на нее, сумей лишь угадать. Если ситуация чуть-чуть вышла за предусмотренные рамки, все - это финиш, в голове не укладывается, как на нее реагировать. Сама модель реагирования должна быть гибкой, универсальной, чтобы человек мог сориентироваться, как ему оптимальным образом поступить. Конечно, это непросто. Ребенок должен уметь ладить с людьми, для этого их надо уважать, интересоваться ими. Здесь уже нельзя быть эгоистом, потому что вы интересны человеку лишь в том случае, если человек интересен вам.

- Все это похоже на увлекательную, но - теорию…

- Отчего же! Помните, в фильме "Место встречи изменить нельзя" эпизод, когда Шарапов с Жегловым приходят в общежитие, меж ними возникает диалог: почему один из них может разговорить человека, а другой - нет? И в том диалоге приводится целый свод правил, который точь-в-точь повторяет постулаты Карнеги. Но именно на этот психологически важный эпизод обычно не обращали внимания, а он принципиален. Если вы не проявляете интерес к человеку - интерес искренний, а не фальшивый - то взаимосвязи не будет.

- Вот вы выстраиваете отношения с сыновьями. А как складываются у вас отношения с вашими родителями?

…Он вновь становится немногословен. Но в тех паузах и умолчаниях - невыразимое словами. Там и забота, и нежность, что не напоказ, и ощущение вины, что нависает цейтнот, что дел невпроворот, что не хватает времени уделять родителям чуть больше внимания, "а это крайне важный аспект нашей жизни". Маму зовут Лия Юрьевна, она грузинка, из Тбилиси, в его глазах это всегда придавало ей флер некоей загадочности. Здесь было нечто пушкинское, проникновенно-воздушное и романтичное. На холмах Грузии лежит ночная мгла, и что-то еще в том же духе. Там дедушка из Ирана, потому-то они и были высланы вождем народов в Алматы. Да, у мамы и журналистское образование, и музыкальное, но по сути своей она музыкант, этим сказано все. А папа - в нем есть и журналистская, и военная косточка. И вглядываясь в самого себя, сын обнаруживает неистребимые отцовские черты: неотступное следование к цели и столь же неотступная работа мысли.

В разговоре о родителях естественно и неизбежно возникла тема религии и Бога, тема сокровенная и тоже не напоказ. Там все было предельно ясно: "Между мною и Богом не должно быть посредников". И закрывая тему "отцы и дети", он сказал, не вникая в подробности:

- Я благодарен родителям. Они научили меня очень многому.

 

Адольф АРЦИШЕВСКИЙ

Комментарии