ВТОРНИК, 20 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА
3336 7-10-2020, 09:48

Сенаторы-новички: номенклатурная серость или штучный товар? Часть 2-я


Мы продолжаем попытки понять, из какого теста сделаны депутаты, недавно избранные в верхнюю палату парламента и чего от них следует ожидать в перспективе. Сегодня объектом нашего внимания станут еще несколько сенаторов-новичков, делегированных регионами.  

Непростая фигура 

Сенаторы-новички: номенклатурная серость или штучный товар? Часть 2-я

Интересы южной столицы в сенате теперь будет представлять бывший заместитель ее акима Султанбек Макежанов. Фигура во всех отношениях непростая, считающаяся креатурой Имангали Тасмагамбетова. Приложил ли на самом деле Имангали Нургалиевич руку к карьерным взлетам Макежанова, гадать не будем, но то, каким причудливым образом сложился его путь в большую политику, откровенно намекает на наличие у этой сюжетной линии и сценариста, и режиссера. Будучи по образованию инженером-строителем, он сделал поистине блестящую карьеру, причем его таланты оказались настолько многогранными, что пришлись ко двору не только в «профильной» сфере, но и в системе госслужбы, в финансовом секторе и даже в космической отрасли.

Проработав пару лет после окончания вуза по специальности, Султанбек Макежанов решил двигаться по комсомольской линии, где, как поговаривают, и пересеклись его пути-дорожки с Имангали Тасмагамбетовым. В лихие 90-е подался в бизнес, но подолгу нигде не задерживался, хотя, что примечательно, практически везде занимал руководящие посты. Чем занимались компании, которые он успел сменить, за давностью лет уже и не вспомнить. Кроме, пожалуй, тех, чьи названия стали нарицательными.

Например, в 1993 году Макежанов вдруг переквалифицировался в финансового гуру и перебрался в АО «Астана-Холдинг банк», одну из самых знаменитых аблязовских структур, причем сразу на одну из ключевых должностей – заместителя председателя правления, хотя прежде в ближнем круге ныне опального олигарха замечен не был. Поскольку с этой должностью ему очень быстро пришлось распрощаться, то можно сделать предположение, что либо ему отводилась роль «засланного казачка», которого быстро рассекретили, либо его просто «обкатывали», готовя к куда большим карьерным свершениям. Если так, то всю ту кадровую кадриль, которая закрутила в безумном танце фигуру нынешнего сенатора, можно как-то можно запихнуть в некое подобие логики. В противном же случае …  

Впрочем, не будем отвлекаться. Оправдались или нет сделанные на него ставки (если таковые действительно имели место), судить сложно. Но, скорее всего, сценарий неоднократно подвергался вынужденным корректировкам, поскольку карьеру Макежанова и дальше продолжало штормить.  

На несколько лет он осел в кресле вице-президента легендарной инвестиционно-строительной корпорации «Казахинвест», созданной Мухамеджаном Карбаевым, бывшим секретарем Чимкентского обкома Компартии. Через эту структуру в свое время перекачивались огромные бюджетные средства, к тому же она щедро спонсировалась правительством под госгарантии. Настолько щедро, что кабмин до сих пор прощает долги этой давно бездействующей корпорации – например, в прошлом году были списаны обязательства по кредиту, выданному еще в 1993-м.

Затем в биографии нынешнего сенатора было скандально известное СП «Аэлита» - казахстанско-российское предприятие, на базе которого наша страна должна была участвовать в крупных международных космических проектах и получать финансирование на собственные разработки в этой отрасли. Но высоко «Аэлита» так и не взлетела, зато, как впоследствии стало известно, с ее счетов просто с космической скоростью исчезали миллионы долларов. В этой структуре Макежанов проработал три года.

Казалось бы, он нашел свое место в околобюджетном круговороте больших денег, но в начале «нулевых» карьера нашего героя снова делает кульбит, и он переходит на госслужбу. Первые шаги на новом для себя поприще Макежанов совершает под присмотром Болата Палымбетова, тогдашнего акима Мангыстауской области. Менее чем за пару лет он, не нюхавший пороху на этом поле боя, вырастает от помощника главы региона до его заместителя и, долго не задерживаясь на периферии, перебирается под крыло Имангали Нургалиевича, ставшего к тому времени акимом Алматы.

Больше пятнадцати лет Макежанов занимал различные посты в системе исполнительной власти южной столицы, получил еще одну специальность – юриста. Однако своего собственного политического лица, увы, так и не приобрел. За исключением нескольких скандалов в его бытность главой городского управления природопользования, и вспомнить-то нечего.

Поэтому вопрос, под силу ли ему успешно представлять интересы мегаполиса в центре, выглядит далеко не праздным. Вроде бы с таким бэкграундом ему и море по колено, но, с другой стороны, переходить вброд в одиночку, без чьей-то поддержки он, похоже, не привык…

Первые его шаги в качестве сенатора тоже не впечатляет. Кроме посещения нескольких столичных участковых пунктов полиции, в новой ипостаси он себя никак не проявил, хотя некоторые его коллеги, тоже из числа новичков, уже успели показать, из какого теста сделаны. В общем и целом, вряд ли в лице этого сенатора мы увидим, например, второго Али Бектаева (недавно переизбранного), который в свое время тоже был замакима, занимал различные руководящие посты на региональном уровне, но, запрыгнув в верхнюю палату, вполне успешно стал претендовать на роль первой скрипки.

«Весовой» сенатор

Сенаторы-новички: номенклатурная серость или штучный товар? Часть 2-я

В отличие от Алматы, столичный регион делегировал в сенат более «весовую» фигуру. Представлять интересы Нур-Султана в верхней палате отныне будет Ахылбек Куришбаев – ученый, академик, бывший министр.

Аграрий до мозга костей, он всегда был верен своему призванию. Долгие годы проработал в НИИ земледелия, затем возглавил НИИ зернового хозяйства. В 2002-м не пришел, а стремительно ворвался на госслужбу – сразу занял пост вице-министра в Минсельхозе, которым тогда руководил Ахметжан Есимов. После того, как «шефа» отправили акимом в южную столицу, Куришбаев занял его место. Которое, впрочем, стало для него лобным.

В течение трех лет он возглавлял Минсельхоз, но, несмотря на мощный поток выделяемых из казны средств на возрождение аграрного сектора, значимых перемен при нем так и не произошло. Скорее, наоборот. Больше всего Куришбаев запомнился активной поддержкой застройщиков «потемкинских деревень», подвизавшихся на ниве агробизнеса. Взять для примера хотя бы лопнувший в итоге мыльный пузырь с собственным производством биоэтанола в Северо-Казахстанской области. В конце концов, Куришбаев с громким треском слетел с высокого поста – за срыв президентских поручений, в том числе тех, что касались создания продовольственного пояса вокруг столицы.

Впрочем, надо признать, что в данном случае мы имеем дело с ярким примером того, как нужно учиться на собственных ошибках. После отставки Ахылбек Куришбаев стал ректором Казахского агротехнического университета им. Сейфуллина. И если не брать в учет некоторые нюансы вроде появления при вузе с его легкой руки «Клуба Нурсултанов» (задача которого заключалась в аккумуляции любви к первому президенту), то вел он себя вполне адекватно, давая понять, что его рано списывать со счетов, – был активным, занимал ярко выраженную гражданскую позицию. Куришбаев продолжал регулярно озвучивать проблемные вопросы сельского хозяйства, внося их в государственную повестку, инициировал программы развития. Естественно, учитывая свой текущий статус, он делал акцент, прежде всего, на реформировании науки, на подготовке будущих специалистов аграрной отрасли. Параллельно он успел побывать депутатом столичного маслихата, а также входил в состав комиссии по земельной реформе, созданной  после известных событий, возглавлял ее экономический блок.

Словом, попав в верхнюю палату парламента, Ахылбек Куришбаев вполне может оказаться на своем месте. Такое предположение подкрепляется и активностью новоиспеченного сенатора. Буквально на днях он с коллегами заострил внимание правительства на убытках, которых понесут аграрии из-за вспышки птичьего гриппа, а также отметил необходимость вакцинации поголовья. Чуть ранее Куришбаев поднял вопросы, касающиеся развития частных сельскохозяйственных кооперативов и совершенствования механизма стабилизации цен на социально значимые продовольственные товары, подвергнув сомнению эффективность стабфондов, где обычными стали коррупционные проявления.

Мечты сбываются?

Сенаторы-новички: номенклатурная серость или штучный товар? Часть 2-я

Весьма обнадеживающими выглядят перспективы и депутата от Атырауской области Сагындыка Лукпанова, который стал членом сенатского комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. За работу он взялся, как говорится, засучив рукава. Вместе с коллегами поднял вопросы совершенствования системы субсидирования субъектов агропромышленного комплекса, текущего положения малого и среднего бизнеса, необходимости выделения средств на реконструкцию автомобильных артерий региона «Атырау-Уральск» и «Мукур-Кульсары», обеспечения населения качественной питьевой водой.

Экономист по образованию, Лукпанов был в своей области заметной фигурой. Избирался депутатом маслихата ряда созывов, почти три года возглавлял СПК «Каспий», еще год, при Нурлане Ногаеве, занимал пост первого заместителя главы региона, а на протяжении нескольких последних лет был управляющим директором ТОО «KPI Inc» (Объединенная химическая компания), реализующего амбициозный и дорогостоящий проект строительства интегрированного газохимического комплекса. В плюс новоявленному сенатору можно записать и то, что скандалы и разного рода подозрения, несмотря на заметность Лукпанова, обошли его фигуру стороной. Словом, ему можно только пожелать не сбавлять оборотов. Хотя, похоже, и это лишнее, поскольку он уже давно грезил сенатом (был зарегистрирован в качестве самовыдвиженца еще в 2008 году) и сегодня, когда заветная мечта воплотилась в реальность, вряд ли намерен превратить ее в небыль.

Перспективный депутат

«Вне подозрений» общественности и еще один сенатор, в «мирной жизни» ни разу не угодивший в ловушку скандалов и интриг. Имеется в виду Суиндик Алдашев, избранный от Мангыстауской области, - у него тоже есть все шансы проявить себя в качестве депутата.

Заслуженный нефтяник (всю жизнь проработавший в АО «КазТрансОйл» и перебравшийся в сенат с должности вице-президента АО «Каражанбасмунай») относится к  категории тех людей, про которых принято говорить «селфмейдмен», - карьеру он строил сам, начав с токаря и помощника бурильщика Жанаозенского управления буровых работ. Конечно, опыт работы Суиндыка Алдашева в исполнительной власти, куда его занесло волной, поднятой жанаозенской трагедией, солидным и показательным назвать сложно. Но нельзя сбрасывать со счетов то обстоятельство, что он сразу попал «в дамки» (на пост первого заместителя акима области) и проработал в этом качестве с двумя главами региона – Бауржаном Мухамеджановым и Аликом Айдарбаевым. Думается, такое доверие в столь сложное для Мангыстау время ему было оказано не за красивые глазки. Да, большинству казахстанцев он, находясь на этом посту, запомнился только тем, что особо не церемонился с подчиненными. Но в экспертной среде на полном серьезе поговаривали, что ему вполне по силам и роль хозяина региона, а некоторые даже называли его главным кандидатом на роль следующего, после Айдарбаева, акима области.

Безусловно, пока не совсем понятно, как Алдашев проявит себя в сенате. Но если ему удастся продемонстрировать те свои качества, которые пригодились при «разрядке» ситуации, возникшей после событий в Жанаозене (а, как говорят, он непосредственно приложил руку к нормализации обстановки), то это должно положительно сказаться на работе верхней палаты парламента.  

Химики и лирики

Сенаторы-новички: номенклатурная серость или штучный товар? Часть 2-я

А вот про депутата от Костанайской области Сергея Карплюка сказать что-то определенное сложно. В течение последних шести лет он был заместителей акима области, имеет вполне солидный опыт работы в центре, на уровне министерства (бок о бок с Асетом Исекешевым и Альбертом Рау, тоже выходцем из Костанайской области). Но, несмотря на такой послужной список, образ этого сенатора – как бы «белый лист», и что на нем будет изображено в процессе выполнения депутатского долга, предугадать невозможно.  

Информационное поле вокруг фигуры Сергея Карплюка весьма неоднозначно. С одной стороны, он демонстрирует открытость и умение грамотно донести свою позицию. Особенно выпукло это проявилось во время разгоревшегося несколько лет назад скандала с манипуляцией вокруг статистики в пострадавшей от паводков области и поистине детективной истории с появлением на авто его тогдашнего «шефа» Архимеда Мухамбетова «левых» номеров. С другой стороны, не исключено, что новоиспеченный сенатор – мастер схоластики, умеющий красиво и правильно наводить тень на плетень. По крайней мере, на это намекают его «взаимоотношения» в бытность замакима с региональными перевозчиками, которые прямо говорят, что в период его кураторства они никаких улучшений так и не почувствовали. Впрочем, как говорится, поживем – увидим.

То же самое можно сказать и о сенаторе от Павлодарской области Алтынбеке Нухулы. Это ученый-химик, профессор, доктор наук, академик нескольких академий, член Союза журналистов… Несмотря на известность, которую принесли ему ректорство в нескольких вузах (не только в самом регионе) и попытки активно участвовать в политической жизни в качестве члена партии «Нур Отан» и депутата маслихата, а также на созданный вокруг его персоны информационный шум, он все же остается загадкой

Пока сам новоиспеченный сенатор не спешит помочь в ее разгадке. Вместе с другими депутатами он инспектирует медицинские склады, участвует в подготовке коллективных запросов в адрес правительства, касающихся здравоохранения, работы школ в сельской местности, необходимости разработки национальной программы в сфере культуры. Но опять же получается некий информационный шум – и не более того. Хочется верить, что Нухулы не повторит печальный опыт Гарифоллы Есима, который за долгие годы пребывания в палате запомнился не столько депутатской работой, сколько количеством выпущенных за это время книг и монографий. 

Комментарии