ЧЕТВЕРГ, 24 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
6577 21-08-2020, 12:08

Федерация профсоюзов РК: закулисная борьба за власть и подорванная репутация


Наше издание периодически освещает ситуацию в профсоюзном движении Казахстана. С наступлением рыночной эпохи его роль и влияние оказались несколько нивелированными. Однако в условиях пандемии коронавируса проблемы социальной защиты работников наемного труда вновь выходят на первый план, а значит, роль тред-юнионов возрастает. Но насколько их внутреннее состояние и влияние на государственную политику в социальной сфере соответствуют требованиям текущего момента? Об этом мы беседуем с председателем Алматинского филиала отраслевого профсоюза работников малого и среднего бизнеса YNTUMAQ, членом Генерального совета Федерации профсоюзов РК Асхатом Асылбековым. 

Федерация профсоюзов РК: закулисная борьба за власть и подорванная репутация

Последний рубеж социальной защиты

- Ваши последние посты в «Фейсбуке» о положении дел в профсоюзах Казахстана вызвали широкий резонанс. Учитывая, что вы сами являетесь руководителем регионального профсоюза, как их можно расценить - это бунт на корабле или часть какой-то игры? 

- Это последняя капля терпения. Постоянное нарушение демократических норм и процедур в профсоюзах приводит к внутреннему стрессу, когда ты испытываешь негодование, споришь, возражаешь, из-за этого становишься неугодным или должен исполнять указы, не соглашаясь с ними. В такой ситуации поневоле заболеешь. Когда белое делают чёрным и ломают через колено уважаемых людей, то уважения к первому руководителю больше не остается. Конечно, кто-то может торжествовать, но это сродни пирровой победе. 

Сейчас, когда в стране уже полгода длится тяжёлая ситуация с пандемией и люди оказались беззащитными, граждане сильно обеспокоены вопросами собственного выживания. Их угнетают две проблемы - опасность умереть от коронавируса и безработица, логическим следствием которой становится последующее безденежье. Поэтому очень важно сохранять работающие компании и рабочие места. В крупных корпорациях более-менее налажена социальная ответственность, но, как показала практика, даже не все они обеспокоены этим. 

В такой трудный момент общество обращает свой взор на ПРОФСОЮЗЫ, которые пока ещё являются сплочённой силой, защищая социальные и трудовые права трудящихся. 

Но общество видит лишь фасад, нечто вроде цветного фантика. На самом деле не всё так благополучно в семействе профсоюзных организаций, разделённых на три республиканские общественные организации (РОО). Крупнейшей из них является Федерация профсоюзов РК (ФПРК). Остальные две - это Казахстанская конфедерация труда (председатель М. Машкенов) и независимый профсоюз «АМАНАТ» (председатель А. Пригорь). 

Много причин привело к тому, что прежде почти восьмимиллионная армия профсоюзов значительно поредела – сейчас в ее рядах не больше трех миллионов. Закрытие сотен заводов и фабрик, потеря целых отраслей промышленности, упадок агросектора привели к уменьшению численности рабочего класса и колхозного крестьянства. Курс на урбанизацию и, по сути, уничтожение сельского хозяйства вызвали серьезные перекосы в распределении трудовых ресурсов и массовую безработицу в городах. 

Предприниматели и работающий в сегменте малого и среднего бизнеса персонал не имеют такого уровня консолидации, как на крупных промышленных предприятиях. Пример Белоруссии в эти дни демонстрирует нам, что представляет собой объединённая мощь рабочего класса. Следует понимать, что люмпенизация городского населения и малое количество промышленных предприятий пока спасают от организованных забастовок, но они не спасут от голодных бунтов. 

Отсутствие работы над ошибками

- В своих постах в социальных сетях вы акцентируете внимание на плачевном состоянии дел в Федерации профсоюзов РК, зачастую используя не самые лестные характеристики.

- Вы же слышали такое выражение «Платон мне друг, но истина дороже». Поэтому я говорю обо всех проблемах открыто ради изменения ситуации в лучшую сторону. Не зная диагноз, трудно лечить больного. Но важно исправлять прежние ошибки, и тут всем нам нужны смелость и умение взглянуть правде в глаза. «Формализм, безынициативность, отсутствие реализма, привычка ждать команды сверху, въевшийся в плоть и кровь комплекс послушания» - такую характеристику в 2003 году дал профсоюзам бывший заместитель председателя Федерации профсоюзов Н.Жотабаев в своей книге «Профсоюзное движение в Республике Казахстан». Я запомнил эту горькую, но честную характеристику.  

Дискредитация профсоюзов стала возможной и по причине того, что часть их оказалась неспособной противостоять негативным тенденциям в изменившихся экономических условиях, а их лидеры стали «карманными». Как результат, им теперь подходит определение «жёлтые». Многие профсоюзные организации были разогнаны новыми хозяевами предприятий, а оставшиеся и не входившие в отраслевые объединения были закрыты через суд несколько лет назад. Люди просто сохранили членство в первичных организациях и продолжали платить взносы. ФПРК начала их юридическое преследование в регионах через свои территориальные объединения (ТОП). В итоге количество профсоюзных организаций уменьшилось. 

Давление на профсоюзных лидеров, потеря прежних льгот и принципа финансирования из Фонда соцстрахования значительно ослабили материальную эффективность первичных организаций. Государство в 1990-х годах взвалило на себя эти хлопоты вместе с деньгами, которыми прежде распоряжались профсоюзы. Как оно с этим справляется – это другой вопрос. Собственность профсоюзов, насчитывавшая сотни и тысячи учреждений культурного и оздоровительного направления, была приватизирована и давно обрела новых хозяев. Причём попытки ухватить часть оставшегося «пирога» профсоюзных санаториев и гостиниц продолжаются и по сей день теми, кто имеет рычаги давления. Подтверждение тому чехарда с акционерами, смена директоров гостиниц и здравниц. Прыткие молодые люди вдруг становятся курортологами и управляют старейшими санаториями страны. Отставные министры, акимы и депутаты стали видеть в Федерации профсоюзов очередную «кормушку», а не орган, призванный защищать права трудящихся. Отсюда и ажиотаж вокруг кресла председателя. 

Приватизация приватизации рознь

- Вы говорите о приватизации профсоюзной собственности, но ведь в тот период почти все заводы были приватизированы. В чём разница? 

- Разница в том, что профсоюзная собственность создавалась на взносы трудящихся и отчисления в систему социального страхования. 40% шло в профсоюзы, которые на эти деньги проводили колоссальную работу. Это и содержание штатных должностей в первичных организациях, и строительство через специальную дочернюю структуру со своим УКС (управление капительного строительства) и дирекцией. Они строили санатории, пансионаты и детские лагеря отдыха по всей республике. Причём санатории обеспечивались современным медицинским оборудованием. В то время большое внимание уделялось профилактике заболеваний. Экономически выгодно было предупредить болезнь, выявить ее на ранних стадиях, либо просто укрепить иммунитет. Вторая функция санаториев - послеоперационный период, восстановление здоровья работников. И всё это было бесплатно для трудящихся. 

Возвращаясь к вопросу о недвижимости, скажу, что во многих постсоветских странах она сохранилась за профсоюзами, и отраслевые объединения имеют свою долю, регулярно получают дивиденды от хозяйственной деятельности таких объектов. Наши же отраслевые профсоюзы этого лишены. Они могут пользоваться лишь теми медицинскими объектами, которые остались на балансе крупных предприятий. При этом общая профсоюзная недвижимость сильно сократилась - с 218 санаториев до 8, а также 4-х гостиниц и домов профсоюзов в областных центрах. 

Все течет, и все становится хуже… 

- Чем тенденции последних лет отличаются от того, что было в предыдущий период? Есть ли изменения к лучшему? 

- К сожалению, в последние годы давление на независимые профсоюзы усилилось ещё больше. А некоторые активисты и вовсе были посажены за решётку.

Как я уже сказал, в Казахстане есть три РОО, объединяющие около трёх миллионов членов. ФПРК – это наиболее крупное и аффилированное с властью профобъединение. Хотя пункт 2 статьи 5 Конституции РК предусматривает независимость общественных организаций от государства и невмешательство последнего в их дела. 

Конечно, сотрудничать с государством надо, но при этом оно не должно влиять на принимаемые профсоюзами решения по защите прав трудящихся. Международные организации ревностно следят за тем, как соблюдается принцип свободы профсоюзов, и несоответствие политики ФПРК данному принципу лишь дискредитирует всю нашу страну перед мировым сообществом. Необходимы независимая позиция и государственный подход к общим проблемам. Нам нет смысла раскачивать лодку, но и правительство должно идти навстречу профсоюзам, не пытаясь превратить их в очередной филиал партии власти. 

Профсоюзам пора самим создавать Партию труда, чтобы отстаивать в парламенте свои кровные интересы. Думаю, общество уже готово к формированию в стране многопартийной системы. Замалчивание проблем трудящихся не приведет к добру. Лучше их знать и своевременно решать на законодательном уровне, а капиталистам надо относиться к ним более трезво и соблюдать баланс интересов. 

- Вы думаете, это возможно? 

- Да, возможно! Но пока исполнительная власть преследует только свои цели и старается держать эти несколько миллионов человек под своим контролем. Ей нужны голоса этих людей. Однако пришла пора понять простую истину: сытый всегда голосует за стабильность. Ведь реальную опасность для власти могут представлять другие миллионы самозанятых и безработных, которые сейчас из состояния бедности скатываются уже в нищету. 

Целенаправленная работа олигархических кланов совместно с НПП «Атамекен» привела к тому, что был принят антинародный Трудовой кодекс, в котором перечислены 26 причин для увольнения работника, а около 150 прежних статей упразднены, хотя именно в них были подробно расписаны механизмы защиты прав работников. И ФПРК не смогла или не захотела отстоять интересы людей наемного труда. А это заставляет пристальнее взглянуть на персоналии руководителей федерации и переговорщиков в парламенте. Имена всех их известны.

Даже Закон о профсоюзах от 2014 года претерпел изменения. Недавно, весной нынешнего года, в него по рекомендации МОТ были включены поправки, которые устранили ассоциированное членство, внесенное в предыдущий вариант закона. Это сделано в соответствии с Конвенциями МОТ №87 и №98 о свободе объединений. Теперь профсоюз МОЖЕТ ВХОДИТЬ, а раньше ДОЛЖЕН БЫЛ ВХОДИТЬ в одно из РОО. Первичные организации вправе входить в локальный или в региональный отраслевой филиал, а локальный может входить в отраслевой профсоюз или в территориальное объединение профсоюзов. Теоретически профсоюз может выйти и никуда не заходить. Но по всему миру именно отраслевые доказали свою жизнеспособность. Как предприятия объединяются в различные ассоциации, так и профсоюзы для достижения своих целей объединяются по отраслевому принципу. То обстоятельство, что территориальные объединения профсоюзов могут иметь свои первичные организации, с одной стороны хорошо. Но при этом важно создавать новые первички, а не забирать у отраслевых структур предприятия с уже работающими профсоюзами. Ни к чему, кроме раздрая, это не приведет. Добавлю, что из 190 конвенций МОТ Казахстан подписал лишь 24. К сравнению, РФ подписал около 80, Кыргызстан  -  50, Армения - 29. 

Письмо президенту

- Зимой мы узнали об обращении отраслевых профсоюзов к президенту страны с требованием не отправлять назначенцев власти на пост председателя ФПРК. Как вы это прокомментируете? 

- Тут необходимо вспомнить предысторию. После ухода ветерана профсоюзного движения Сиязбека Мукашева с поста председателя ФПРК на его место был рекомендован лично президентом Н. Назарбаевым бывший министр транспорта и бывший аким Карагандинской области Абельгазы Кусаинов. Он стал менять полномочия областных профсоюзов, чтобы сделать их зависимыми от аппарата ФПРК. Остатки былой вольницы были ликвидированы. В нарушение принципа «снизу вверх», которого придерживаются во всём международном профсоюзном движении, внедрили назначаемость председателей территориальных объединений профсоюзов – ТОП (бывшие облсовпрофы). Причём каждый ТОП, будучи по уставу членской организацией, не является юридическим лицом и не платит взносы. Например, в Алматы три-четыре работника территориального объединения получают зарплату в ТОО «Алматыпрофстройпроект» и входят в состав отраслевого профсоюза работников малого и среднего бизнеса YNTUMAQ, куда и идут взносы. Если отраслевые профсоюзы представляют десятки и сотни тысяч членов, то ТОП представляет регион, но не количество членов. При этом их голоса имеют одинаковую силу.  

Следующие, по сути, назначенные сверху (их избрание проходило чисто формально) председатели ФПРК – мажилисмен Б. Абдраимов и экс-аким Мангистауской области Е. Тугжанов – продолжили «реформирование» профсоюзов, усиливая позиции бюрократического аппарата ФПРК, его доминирование над отраслевыми профсоюзами путём внесения поправок в уставы самой федерации и территориальных объединений. 

Это не осталось незамеченным за рубежом. Многочисленные жалобы со стороны отраслевых профсоюзов были услышаны, и 5 декабря 2018 года было приостановлено членство ФПРК в авторитетной Международной конференции профсоюзов (МКП) – с формулировкой «за потерю независимости и утрату связи». А Международная организация труда (МОТ) направила правительству РК ряд требований в части изменения законодательства, касающегося деятельности профсоюзов. Весной нынешнего года это было сделано, но случившаяся история оставила жирное пятно на репутации нашего государства. 

… Вернёмся к письму на имя президента страны… 

- В начале 2020 года сложилась ситуация, которой не было никогда прежде. После назначения 11 февраля Е. Тугжанова вице-премьером правительства кресло главы ФПРК долгое время пустовало, хотя перед своим уходом он подписал приказ о назначении С. Даулеталина исполняющим обязанности председателя.  Но ФПРК - это не акимат, а общественная организация. Согласно ее Уставу, без одобрения и утверждения на исполкоме федерации приказ недействителен. 16 лидеров отраслевых профсоюзов написали президенту К.-Ж. Токаеву письмо с требованием прекратить порочную практику присылать нового председателя-назначенца, отобранного администрацией президента (к тому моменту уже назывались фамилии самых разных деятелей из числа бывших министров и депутатов). Просьба была услышана и никого не прислали. В то же время фигура С. Даулеталина, крепкого аппаратчика с большим опытом работы в госорганах, не устраивала отраслевые профсоюзы, которые считали, что он причастен ко многим непопулярным решениям, принятым в период его работы в аппарате ФПРК. 

Наивность в рамках закона и реализм по понятиям

- Что последовало после этого? 

- 11 марта, спустя месяц после ухода Тугжанова, возмущённые бездействием Даулеталина и отказом созывать исполком и генсовет, лидеры отраслевых профсоюзов провели свое отдельное собрание и открыто выразили ему недоверие. 

Я был на той встрече и для протокола всё записывал. Диктофонная запись длительностью два часа и пять минут у меня имеется. Так как приказ о назначении Даулеталина исполняющим обязанности председателя не был утверждён на исполкоме, то вся его деятельность за прошедший месяц была нелегитимной, а принятые им решения не имели юридической силы. Более того, его нежелание созвать исполком для утверждения своих полномочий и провести заседание генерального совета, где в перерыве между съездами можно избрать председателя ФПРК, привело к ещё одной позорной неувязке - от должности председателя ФПРК не был освобождён уже работавший с 12 февраля вице-премьером правительства Ералы Тугжанов. 

Согласно статье 13 Закона о государственной службе, чиновнику запрещается занимать другие оплачиваемые должности, но юридически только на заседании генерального совета можно было аннулировать полномочия ушедшего на госслужбу Тугжанова. Лишь в мае опросным путём голосования его освободили от этой должности. 

- Выдвигались ли при этом альтернативные кандидатуры? 

- Да, в ходе того собрания 11 марта на пост председателя ФПРК была выдвинута кандидатура опытного руководителя одного из отраслевых профсоюзов. 

Я большую часть времени провожу в Алматы, и мне было непонятно и горько видеть, что в общем-то хороший человек и опытный чиновник Сатыбалды Даулеталин за несколько лет работы в аппарате ФПРК так и не смог завоевать доверия отраслевых лидеров. Я сказал ему после этого, что, во-первых, ему не нужен прилюдный позор и надо быть реалистом, а во-вторых, нельзя продолжать курс предшественников на раскол между отраслевиками и аппаратом ФПРК, включая председателей ТОП, назначаемых исполкомом. Ведь на выборах в присутствии журналистов и видеокамер фальсификация бы уже не прошла. 

Но после состоявшейся с ним беседы на меня стали оказывать давление его заместители – Мухтар Тиникеев и Нурлан Утешев, а также мой непосредственный начальник К.Жанабеков, являвшийся по совместительству заместителем председателя ФПРК. Причём аргументация последнего была следующей: как голосую я, председатель отраслевого профсоюза, так должен голосовать и ты, председатель Алматинского филиала. Дело в том, что я являюсь членом генерального совета с осени прошлого года. На мой вопрос, а что вы сделаете с другими делегатами, ведь они тоже из отраслевых профсоюзов, Утешев ответил, что это не моя забота и что с ними проведут работу, поскольку у них есть крупные работодатели. То есть, получается, что они пойдут против своих лидеров, которые не поддерживают Даулеталина? Словом, наш разговор закончился ничем. 

Вот так я столкнулся со странными принципами «демократии» в политике руководства ФПРК. Мое «наивное», в их глазах, желание жить и действовать в рамках закона столкнулось с их «реализмом», который выражался в готовности жить по понятиям. Отвлекаясь от темы, скажу, что в такие моменты и рушилась моя вера в возможность справедливого ведения дел в профсоюзах. 

Так кто же заказывает музыку? 

- И чем же всё закончилось?

- После обращения к главе государства лидеры отраслевых профсоюзов направили Даулеталину письмо с требованием срочного созыва исполкома, а затем и генерального совета для избрания нового председателя ФПРК. Ответ Даулеталина их не удовлетворил, поскольку он отказал им в праве на созыв генсовета, сославшись на внесённые недавно поправки в Устав ФПРК. Хотя всегда было достаточно голосов одной трети отраслевых профсоюзов для созыва съезда и генсовета. К сожалению, страх проиграть на выборах заставил руководителей ФПРК искать самые разные причины для отсрочки заседания исполкома. Несколько дней Даулеталин «болел», а потом «вовремя» подоспел карантин, на который с 14 марта (то есть, не дожидаясь 17 марта) всех в ФПРК и отправили. 

Обращаю внимание на то, что требование «отраслевиков» о созыве исполкома было проигнорировано в нарушение закона о профсоюзах и Устава ФПРК. Данные действия Даулеталина говорят лишь об одном – о стремлении любым путем сохранить власть. Впервые за все годы независимости создалась такая ситуация, когда кресло председателя Федерации профсоюзов с юридической точки зрения пустовало на протяжении нескольких месяцев. 

Что мы видим?..

Бюрократия торжествует и навязывает свои правила. При этом она существует лишь благодаря отчислениям отраслевых профсоюзов и доходам от их активов - оставшихся санаториев, гостиниц и домов профсоюзов в областных центрах. Принцип «Кто платит - тот заказывает музыку» здесь не действует! Хитрости с поправками в уставы ФПРК и ТОП помогают им поддерживать сюрреалистическую картину - учредители федерации (отраслевые профсоюзы) и новые профсоюзы, не являющиеся учредителями, платят деньги бюрократическому аппарату, который действует против них же и спонсоров,  учреждает территориальные объединения профсоюзов и, по сути, назначает их  председателей. Последние, в свою очередь, стремятся взять под контроль отраслевые профсоюзы на местах. В январе этого года председатель ТОП Алматы З. Умирбаева даже утвердила для филиалов отраслевых профсоюзов график отчёта по финансам и выполненным мероприятиям. Пришлось напомнить ей про Закон о профсоюзах. 

- А как должно быть по закону? 

- Должно быть так: наёмный аппарат Федерации профсоюзов ОБЯЗАН ОБСЛУЖИВАТЬ интересы отраслевых профсоюзов, представляя их на республиканском уровне и не допуская принятия в парламенте законов, посягающих на права трудящихся. Председатель ФПРК должен отчитываться перед ними о своей работе и финансовой деятельности. При этом отраслевые профсоюзы должны иметь долю в акциях от профсоюзной недвижимости и их коммерческой деятельности. Так поступают в России и других странах СНГ. 

Председатели филиалов отраслевых профсоюзов в регионах должны сами ИЗБИРАТЬ председателя ТОП из числа авторитетных лидеров. Он не должен назначаться, как сейчас, решением исполкома ФПРК. 

Высшим органом в регионах должен быть Совет. Вместо этого сейчас внесены поправки, и высшим органом для ТОП является заседание исполкома. Это юридический нонсенс! Пункт 1 статьи 12 Закона «О профессиональных союзах» гласит: «Территориальное объединение профсоюзов является полномочным представителем работников, членских организаций в социальном партнёрстве на региональном уровне». Его основная задача - представлять, защищать права и интересы своих членских организаций. 

Пункт 2 статьи 12 Закона чётко указывает на то, что «территориальное объединение профсоюзов создаётся профсоюзами и их объединениями». Подчеркиваю: создаётся, а не назначается исполкомом, как сейчас. Вольная трактовка законодательных норм руководителями ФПРК говорит либо о правовой безграмотности, либо о намеренном нарушении закона в ущерб принципам демократии и самостоятельности. Только легитимно избранный председатель ТОП будет пользоваться максимальной поддержкой местных членских организаций, филиалов отраслевых профсоюзов. Необходимо напрямую финансировать деятельность ТОП, не оправляя деньги в федерацию, где часть средств, предназначенных для территорий, может застревать. Сейчас председателям ТОП приходится всё время просить деньги на проведение тех или иных мероприятий. 

Режимные страсти

- Совсем скоро, 2 сентября, должен состояться очередной съезд профсоюзов Казахстана. Но почему его планируют провести в онлайн-режиме, ведь многие карантинные ограничения уже сняты? И о чем вы собираетесь говорить во время съезда? 

- Тут много вопросов и непонятных решений. Зачем проводить съезд во время карантина, тем более что уже давно была утверждена другая дата - 9 октября 2020 года? К тому времени, возможно, будет спокойная обстановка, что позволит провести съезд, как говорится, вживую. 

Если есть опасность прихода в октябре новой волны коронавируса и если именно с этим связан перенос сроков, то, значит, сентябрь рассматривается как неопасный период? Но тогда какой смысл проводить съезд 2 сентября в онлайн-режиме? Его можно провести в зале с соблюдением при рассадке социальной дистанции. 

Если всё-таки проводить съезд в онлайн-режиме, то зачем надо было сокращать количество делегатов? Ведь они будут сидеть перед компьютерами или планшетами в своих офисах или даже квартирах, и им не грозит риск заразиться КВИ.  

Мое мнение таково: решение о проведении съезда в онлайн-режиме было поспешным и непродуманным, а потому его необходимо отменить.  Я требую проведения съезда в «живом» формате и 9 октября, поскольку некоторые отраслевые профсоюзы ещё не успели провести свои конференции, на которых должны были избрать делегатов. Поначалу я согласился с новой датой и проголосовал за нее, но потом пришло осознание того, что тут явно снова начались аппаратные игры. У лоббирующих это решение есть и другие причины, основная из них - страх потерять кресло председателя: ведь именно на съезде «отраслевики» собирались высказать свою принципиальную позицию по кандидатуре Даулеталина. 

То, что произошло 6 мая, когда опросным путём провели голосование членов генерального совета за его кандидатуру, вызывает и смех, и горечь. Карантин заканчивался 11 мая, но Даулеталина надо было успеть выдвинуть до этого срока. Что и было сделано, причем даже не по видеосвязи, а опросным путём (!).

Что происходило на протяжении трех предыдущих месяцев, я не знаю. Но появление перед заседанием генсовета письма ветеранов и письма, подписанного большинством руководителей отраслевых профсоюзов, в поддержку единого кандидата в лице Даулеталина, говорит о многом. Что такого могло произойти, если умудрённые жизненным опытом сильные личности резко поменяли своё мнение?! Но ведь я слышал, что они говорили 11 марта, видел их боевой настрой! И как может чувствовать себя победителем человек, знающий, какими методами был достигнут требуемый результат? Нужно иметь толстую кожу и соответствующую мораль, чтобы упиваться после этого своей властью. Хотя, как говорится, «а Васька слушает да ест». 

- Чего эти чинуши так опасаются? 

- Полагаю, что ими движет страх проиграть на съезде. Поэтому они идут и на сокращение количества делегатов, и на исключение из их числа неугодных вроде меня, хотя я был выдвинут Алматинским филиалом нашего отраслевого профсоюза и к тому же являюсь членом генерального совета. Вместо меня хотят избрать делегатом председателя недавно вошедшей в наш состав первичной организации, которого никто и не выдвигал. 

Ранее я критиковал председателя отраслевого профсоюза К. Жанабекова за то, что он предал интересы первичной организации на заводе в Алматы (об этой неприглядной истории я писал в «Фейсбуке»). Более того, до этого он вместе с юристом инициировал передачу полномочий по выдвижению делегатов на съезд комитету при отраслевом профсоюзе. Я возражал, поскольку усмотрел явное нарушение Устава. Только на конференции можно обсуждать кандидатуры и выдвигать делегатов. Но они продавили это решение, невзирая на мои возражение. Хотя против голосовал я один, считаю свою позицию верной. Без регистрации в Минюсте изменений, вносимых в Устав, любые принятые решения о передаче комитету полномочий конференции по выдвижению делегатов на съезд незаконны. Столь грубейшее нарушение закона о профсоюзах недопустимо! 

Фальсификации подобного рода порождают недоверие к съезду, проводимому в онлайн-режиме. Например, во время zoom-конференции мне трижды (!) отключали звук. Приходилось писать в чат и просить включить звук. Борьба с инакомыслием в отраслевом профсоюзе, которую возглавлял по совместительству заместитель председателя ФПРК К. Жанабеков говорит о многом. Правда для таких людей опасна. Хотя всем известно, что от правды не убежишь. 

- Что скажете в завершение нашего разговора? 

- Уверен, что общественность Казахстана должна знать правду о внутренней жизни профсоюзов, где столкнулись интересы государства и общества. При этом навязываемое мнение, будто среди руководителей отраслевых объединений нельзя найти достойного лидера, вызывает справедливое возмущение и ветеранов профсоюзного движения, и лидеров отраслевых профсоюзов, и рядовых членов первичных организаций. Достойные управленцы с государственным мышлением были всегда, есть они и сегодня. 

А закончить интервью я хочу призывом ко всем честным и неравнодушным людям вступать в профсоюзы и создавать первичные организации у себя на работе. 

Вместе мы будем сильнее!

 



Комментарии