ЧЕТВЕРГ, 4 ИЮНЯ 2020 ГОДА
4793 9-04-2020, 15:52

«Ключи от кризиса»: держат ли власти РК ситуацию под контролем?


Сегодня казахстанцы довольно часто выражают сомнения в адекватности мер, принимаемых госорганами в борьбе с эпидемией COVID-19 и проявлениями нового глобального экономического кризиса. В актив государству они записывают оперативность решений, в жирный минус – низкую результативность вроде бы правильных и необходимых мер. Но насколько такое впечатление соответствует реальности?

Чтобы расставить точки над i, мы обратились к экспертам со следующими вопросами: Какую бы вы дали оценку действиям госорганов в нынешней ситуации? Что они сделали вовремя, а с чем опоздали? Какие шаги следует приветствовать, а с чем трудно согласиться? Что нужно сделать еще?  

 Марат Шибутов, политолог, член Общественного совета Алматы:

«На троечку»

- Если на одном полюсе поставить Южную Корею с 5 баллами, а на другом Италию с 1 баллом, то наши справились примерно на 3, может, на 3 с плюсом, если смотреть из Алматы.

Но я бы разделил госорганы на разные группы: центральные; отдельно Минздрав; акиматы; силовики, причем отдельно армия и отдельно МВД; органы местного самоуправления.

И вот у всех у них будут очень разные оценки. Кто-то справляется хорошо, кто-то не очень, а кто-то вообще потерялся. Но, в принципе, после всего этого можно будет подвести итоги – кто и что делал.

К примеру, мы ясно видим, зачем нам армия с ее учениями и подготовкой миротворцев – дезинфекция, блокпосты, мобильные госпитали. Понятно, зачем нам МИД, который в тяжелейших условиях вернул домой тысячи казахстанцев из разных стран. Понятно, зачем нам МВД, которое пусть и с огрехами, но наводит порядок. Понятно, почему акимат города Алматы считается самым мобильным и прогрессивным среди всех акиматов страны – очень многие вещи он сделал намного лучше других. Я это вижу, поскольку как член Общественного совета города постоянно с ним взаимодействую, работая по обращениям бизнеса и населения.

Есть вопросы к Министерству здравоохранения относительно состояния инфекционных больниц, безопасности самих врачей, анализа складывающейся ситуации. Например, где научные модели от наших эпидемиологов и вирусологов? Непонятно, почему пропал из публичного поля Комитет по чрезвычайным ситуациям. Где его планы?  Очень много вопросов к Минсельхозу, который запретил экспорт продовольствия и ставит под удар фермеров.

От правительства хотелось бы услышать ответы на следующие вопросы:

  1. Какие есть критерии для снятия карантина и чрезвычайного положения?
  2. Будут ли карантин и чрезвычайное положение признаваться госорганами форс-мажором?
  3. Какова сегодня ситуация в экономике (у нас ведь сейчас нет оперативной статистики)? Что с ней станет дальше?
  4. Какой будет стратегия развития экономики после чрезвычайного положения?

Я не требую многого – эти вопросы возникают у каждого казахстанца. Политические госслужащие как люди, облеченные доверием и наделенные властью, должны на них ответить. В противном случае они, извините, не соответствуют своему статусу.

Это все разительно контрастирует с тем, что демонстрируют сейчас общественные организации – и «Нур Отан», и «Я - алматинец», и многие другие активисты, которые помогли очень большому количеству людей. Думаю, что мы должны извлечь из этого серьезные уроки.

Если оценивать степень оперативности действий, то ЧП и карантин ввели вовремя, но опоздали с пошивом масок, производством тестов, поиском контактных лиц, которые поехали в регионы и инфицировали других. Тут есть вина силовиков – в советское время таких находили очень быстро. Нужно было направить на поиски этих людей всю мощь репрессивной машины.

Но в целом многие шаги были правильными, по науке. Тем не менее, хотелось бы видеть больше обоснований при принятии того или иного решения. Люди должны понимать, ради чего сидят в карантине, лишаются работы или бизнеса. Кроме того, они должны видеть перспективу.

А еще, на мой взгляд, не хватает контроля, чтобы грузы передвигались свободно, чтобы не было перегибов на местах. По идее, это должны делать силовики, но они сосредоточились на другом.

Что еще следовало сделать, но не было сделано?  Сложно сказать. Думаю, мы это поймем только потом, когда сравним, как вышел из ситуации Казахстан и каким образом смогли это сделать другие страны.  

Какие бы меры предложил я? Допустим, видя, что прироста больных в Алматы больше нет, я бы 13 апреля снял с города строгий карантин. Пусть бы начали работать организации, а если и дальше обстановка будет благоприятной, то можно начать открывать учебные заведения и т.д.

Блокпосты на въездах и выездах, конечно бы, оставил – пока нам не нужен «обмен людьми» с областью, так как возможны повторные вспышки, а вот грузы надо и привозить, и отвозить.

Людям уже нужна работа – чем дольше длится строгий карантин, тем меньше будет потом шансов на реанимацию экономики города. Я уже не говорю о том, что, будучи запертыми в квартирах, очень тяжело переносить карантин чисто психологически.

Максим Андрюшин, член президиума политсовета Общенациональной социал-демократической партии:

«Государство действует достаточно решительно и адекватно»

- Говоря о действиях наших госорганов по противодействию пандемии, я бы разделил их на организационно-карантинные, медицинские, социально-экономические, информационные. И значительную часть этих мер (хотя жизнь слишком часто заставляет скептически относиться к действиям нашей власти) я считаю достаточно своевременными и решительными, адекватными ситуации. Особенно это заметно на фоне ряда других стран, которые сначала игнорировали реальность либо ограничивались полумерами, но потом все равно вынуждены были подтянуться, условно говоря, до «казахстанского уровня» организации карантина и ЧП в целом.

Надо отдать должное – в сложном положении власти Казахстана действовали без особой раскачки. Когда зараженных еще почти и не было, оперативно переняли опыт Китая, добросовестно выполняли рекомендации ВОЗ, достаточно подробно информировали население. Словом, если и растерялись, то это не было особо заметно. Неплохо проявил себя президент Токаев. Все это тем более примечательно, если учесть, что с такой пандемией и Казахстан, и весь мир столкнулись впервые.

Другое дело, что коронавирус пришел к нам в условиях фактического финансово-экономического кризиса, обострившихся издержек сырьевой экономики, всевозможных трудностей повседневной жизни граждан, безынициативности и косности независимых от воли избирателей чиновников, да и вообще уязвимости нашей страны перед внутренними и  глобальными вызовами. Все это, конечно, не может не накладывать свой отпечаток на самые разные сферы. Прежде всего, это выразилось в недостаточности поддержки МСБ и адресной помощи экономически пострадавшим от пандемии гражданам.

Лично для меня ситуация, когда значительная часть населения страны выстроилась в очередь за 42500 тенге, – самое красноречивое свидетельство не только определенного иждивенчества, но и связанных с происходящим реальных общественных тревог. В перспективе люди готовы ко всему.

Теперь о мерах, которые предложил бы лично я. Сразу оговорюсь: отдаю себе отчет в том, что далеко не все из них возможно принять именно в период пандемии. Это в целом те шаги, которые хотелось бы видеть в идеале, – и побудительной причиной к ним должен стать не только коронавирус.

Уже сегодня не только в социально-экономическом, но и в общественно-психологическом плане важно не просто отсрочить, а отменить для МСБ на период ЧП текущие налоги и кредитные выплаты, плюс в разы увеличить размеры пособий для потерявших работу в результате пандемии граждан и других уязвимых слоев населения. Кроме сугубо гуманистического аспекта, будучи в итоге направлены на увеличение спроса и потребления, эти деньги все равно принесут пользу экономике. А в ближайшем будущем для того, чтобы предотвратить усугубление кризисной ситуации и обеспечить финансовую устойчивость, хотелось бы видеть:

   - меры по кардинальному сокращению неэффективных и неактуальных государственных расходов;

-  переход на централизованные госзакупки, с тем, чтобы минимизировать и более эффективно использовать расходную часть бюджета;

-   не менее, чем 30-процентное сокращение неэффективного штата на госслужбе и в ФНБ «Самрук-Казына», резкое сокращение крайне затратных квазигосударственных организаций;

- реальные действия по возврату примерно 150 миллиардов долларов, выведенных из Казахстана в офшоры за годы независимости;

-  особые преференции для производителей медикаментов, продуктов питания и товаров первой необходимости.

Принципиальное, уже кричащее требование – введение, наконец, реального прогрессивного налогообложения на сверхдоходы богатых граждан, до 60 процентов, как принято в развитых странах. При полном освобождении малообеспеченных от этого налога.    

Что касается текущего ЧП, то добавлю: власть должна воздержаться от злоупотреблений своими нынешними беспрецедентными полномочиями по отношению к фундаментальным политическим правам граждан, сберечь главное достижение страны последнего времени – объективно расширившуюся территорию плюрализма и гражданской активности.

Такими я вижу сегодняшние задачи казахстанской власти. При этом я не сомневаюсь в том, что наша страна, поборов коронавирус, в любом случае выйдет из режима ЧП с новой верой в свои силы и в возможности модернизации.

Ерлан Аскарбеков, PR-консультант:

«Все делается правильно и вовремя»

- Все делается абсолютно правильно и вовремя. Доказательством тому служат оценки ВОЗ - самой главной медицинской организации на планете. Буквально на днях министр здравоохранения Елжан Биртанов, говоря об эффективности введения в республике жестких карантинных мер, заявил, что это позволило снизить темпы распространения коронавируса в нашей стране. И глава Европейского бюро ВОЗ Ханс Клюге поддержал казахстанского министра, отметив, что он «делает правильные вещи» и что «каждый человек в обществе должен выиграть войну против COVID-19».

Действия наших властей в лице Минздрава были проактивными, и по степени оперативности они были, возможно, самыми первыми на планете. В Казахстане этими проблемами занялись в 20-х числа декабря прошлого года, уже начав составлять антикризисный план. 29 декабря СМИ впервые сообщили обществу о новой неизвестной болезни в городе Ухань. А 6 января казахстанцы уже были предупреждены об опасности вспышки пневмонии неизвестного происхождения. Врачи рекомендовали нашим гражданам, вылетавшим в Поднебесную, тщательно соблюдать правила личной гигиены: часто мыть руки, фрукты и овощи, не контактировать с людьми, имеющими признаки респираторных инфекций. В это же время стали приниматься защитные меры, направленные на то, чтобы не допустить возможной эпидемии в Казахстане.

Айман Жусупова, эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК:

«Главное – качественно реализовать уже принятые решения»

- Сегодня наиболее обсуждаемыми в казахстанском обществе становятся вопросы, касающиеся последствий введения карантина: что будет с бизнесом, с рабочими местами, с доходами значительной части населения?  

С одной стороны, практика показывает: страны, которые отнеслись к введению карантина менее серьезно, чем мы, сегодня сталкиваются с тем, что их системы здравоохранения не выдерживают критически быстрого роста больных. Не хватает систем ИВЛ, у врачей и медсестер не оказывается средств защиты, вследствие чего они подвергаются прямому риску заражения. В этом смысле жесткие ограничительные меры, введенные в Казахстане, оказались более чем оправданными.

Но, с другой стороны, они очень сильно ударили по бизнесу, особенно малому. Да, в целях поддержки МСБ был принят ряд важных оперативных решений, которые 23 и 31 марта озвучил президент Касым-Жомарт Токаев. Однако вряд ли их будет достаточно. А значит, необходимы дополнительные меры.

Особенно остро сегодня встают вопросы занятости населения, оказания помощи тем, кто вследствие карантина остался без работы и источников доходов. В этом плане государство предприняло шаги, которые  охватят порядка трех миллионов граждан. Но с реализацией данных инициатив (в частности, с выплатой 42500 тенге) возникли проблемы - процесс затягивается, что ведет к росту социальной напряженности, протестных настроений.

На настроениях в обществе негативно сказывается и неудовлетворительная работа госорганов.  Взять, к примеру, сбои в системе электронного правительства, на развитие которой в Казахстане были выделены значительные средства. Сегодня, в период кризиса, подобные проколы воспринимаются особенно болезненно. Серьезные проблемы выявил и перевод школьников на дистанционное обучение. Речь идет о низкой степени компьютерной грамотности учителей, об отсутствии во многих отдаленных населенных пунктах доступа к интернету, о том, что у сотен тысяч учащихся элементарно нет компьютеров. Мало того, сама система, как выяснилось, не готова охватить столь массовую аудиторию, поэтому правильное первоначальное решение оказалось нереализуемым, и пришлось использовать другой, менее эффективный, формат проведения уроков.  

В своем выступлении 23 марта глава государства обратил особое внимание на необходимость активного информационного сопровождения осуществляемых антикризисных мер. И шаги, предпринятые в этом направлении, выглядят достаточными. Тем не менее, обычной практикой также должно стать постоянное аналитическое сопровождение публикуемых данных, что позволит гражданам адекватно оценивать ситуацию и эффективность действий соответствующих органов и служб.

Какие можно предложить дополнительные меры? В целом, на мой взгляд, в текущей ситуации речь, прежде всего, должна идти о качестве реализации тех решений, которые уже приняты. Тем не менее, хотела бы обратить внимание на важность развития телемедицины в Казахстане. Поскольку, как отмечают исследователи, после таких ситуаций в течение года на 15-20 процентов увеличивается число лиц, нуждающихся в специальной психотерапевтической помощи, и более чем на 20 процентов – людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями, заболеваниями желудочно-кишечного тракта. В своем выступлении президент указал на необходимость разработки для граждан памятки, и в нее, возможно, стоит внести список тех врачей, психологов, которые могли бы оказывать помощь дистанционно.

Комментарии