ВТОРНИК, 27 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА
25391 11-02-2020, 12:09

Совет подстрекателей: члены НСОД и «кордайский погром»


Фото: Vlast.kz

Кордайская трагедия, унесшая жизни десяти  человек, болью отозвалась в сердце каждого без исключения  казахстанца, на каком бы языке он ни разговаривал и какому бы богу ни поклонялся. Но, наверное, впервые беда, которая постучалась в двери нашей страны «объединенных наций», всегда по праву гордившейся дружбой населяющих ее народов, не сплотила нас в общем горе. И даже напротив, развела по разные стороны баррикад – в силу того, что среди  нас оказалось немало тех, кого запах пролитой крови вогнал в самый настоящий националистический раж. 

Истинные патриоты или обыкновенные «тролли»? 

Причем, как ни странно, в авангарде поднятой в социальных сетях волны оказались некоторые из членов НСОД, созданного в прошлом году по инициативе президента для налаживания общенационального диалога. Вместо того, чтобы попытаться успокоить страсти, призвать к цивилизованному разрешению возникшего конфликта, они стали подбрасывать в огонь новых дровишек. Своими высказываниями эти люди не просто «хайпанули» на болезненной теме, но и окончательно дискредитировали сам смысл существования  такой структуры, как НСОД. По крайней мере, до тех пор, пока они числятся в рядах совета, ни о каком общественном доверии не может быть и речи. Возьмем, к примеру, Айгуль Орынбек, позиционирующую себя как блогера и правозащитника. В тот момент, когда воинствующая толпа пыталась «зачистить» село Масанчи, она вроде бы и пыталась остановить тех, кто, поддавшись провокационным рассылкам в мессенджерах, хотел примкнуть к набиравшей обороты «акции устрашения». «Жан-жақтан жиналудың қажеті жоқ!» (мол, не нужно ехать отовсюду), - призвала Орынбек на своей странице в «Фейсбуке». Но делала она это вовсе не для того, чтобы остановить начавшуюся бойню. Свой порыв «правозащитница» мотивировала вполне однозначно: «Думаю, что таразские джигиты уже наказали (их)!». 

 

Нередко наши СМИ восторженно пишут про Айгуль Орынбек: мол, она «юрист по образованию, поэтому по большей части ее посты в Facebook ратуют за торжество справедливости и закона». Спорить с этим трудно.  Она и в этом посте блеснула знаниями в юриспруденции, попутно проявив практически материнскую заботу о женщинах и детях: «Их вины нет! Не переусердствуйте! Поднимать руку на женщин и детей – хулиганство!»… 

Конечно, не хочется думать, что насилие в отношении всех остальных Орынбек считает венцом торжества справедливости, но, как говорится, из поста слов не выкинешь и не прибавишь. 

Впрочем, в данном конкретном случае токсичность такой риторики не вызывает удивления, поскольку является  продолжением поступательного движения «влиятельного блогера» (еще одна хвалебная цитата, касающаяся деятельности этого члена НСОД) по пути разделения нашего общества на «своих» и «чужих». С уст Айгуль Орынбек неоднократно слетали провокационные заявления. Вряд ли стоит напоминать, что именно она призывала лишать девушек, выходящих замуж за китайцев, не только гражданства, но и детородных органов, а мужчинам настоятельно советовала не брать в жены русских женщин, ненавидящих казахов и превращающих их в подкаблучников. 

Внес свой «вклад» и известный журналист, телеведущий Асхат Садырбай,  больше известный публике двумя своими громкими разводами. 

 

«Шаңыраққа қара!», - громко провозгласил он, всего одной фразой дав понять представителям нетитульных этносов, кто в Казахстане хозяин: дескать, будьте осторожны, вы не у себя дома. 

Еще  дальше пошел  известный религиовед, доктор философии Кайрат Жолдыбайулы, не так давно «прославившийся» своими опасениями по поводу захоронения в пантеоне мусульман рядом с представителями других религий, что, по его словам, способно стать поводом для межнациональной розни. Теперь же он дал понять, что для него двойные стандарты – отнюдь не пустой звук: по мнению религиоведа, «титульным» позволено то, что не позволено остальным.  

В его картине мира все очевидно: «Вчерашние действия казахских джигитов можно понять. То, что копилось внутри, вышло наружу».  Не дожидаясь выводов ни следствия, ни специально созданной комиссии, он уже назначил виновных. «Хулиганство дунганской молодежи было вызвано тем, что они никого ни во что не ставят», - заявил Жолдыбайулы в «Фейсбуке» и добавил: «С виновных надо спросить по всей строгости закона. Оказывается, они (видимо, имеются в виду дунганские старейшины – прим. ред.) попросили прощения у аксакалов. Но, кроме извинений, им нужно с малолетства учить свою молодежь уважать казахский язык, не забывать, под каким шаныраком они живут. Нужно, чтобы все диаспоры извлекли уроки из вчерашних событий и вели в этом направлении воспитательную работу. А от властей мы требуем, чтобы они не привлекали к ответственности казахскую молодежь, участвовавшую во вчерашних событиях».

Остается только догадываться, из каких источников Кайрат Жолдыбайулы черпал сведения, на основе которых построил столь громкие обвинения в адрес целой диаспоры. И какой, интересно, урок должны извлечь все диаспоры из кровавого конфликта, если наказать одних и освободить от ответственности других? Что они в своей собственной стране вне закона? Кому как не доктору философии, теологу понимать, сколь далеко способны завести подобного рода заявления?

Все вышеперечисленные члены НСОД, конечно, проявили «героизм» в борьбе с толерантностью. Но до главного «героя» - Мухтара Тайжана - им ох как далеко. 

«Борец за правду», или Очевидное-невероятное

Уже утром, 8 февраля, когда подожженные дома продолжали дымить, а войска, только что вошедшие в пострадавшие села, начали наводить там порядок, этот общественный деятель закончил свое собственное расследование, обнародовав его итоги: «Как молодые дунгане могли поднять руку на казахского аксакала?... Сейчас нужно найти и наказать тех, кто первым поднял руку на ақсақала, а также дрался с полицейскими днем. Вся вина произошедшего лежит именно на них», - написал он на своей странице в «Фейсбуке». 

Кстати, чуть позже он возмущался тем, что другая сторона конфликта позволила себе взять с него пример, озвучив свою версию событий.  «По какому праву, до завершения расследования, Председатель казахстанского общества дунган Абубакир Воинце, объявляет свои выводы? Он, как член правительственной Комиссии, должен дождаться результатов работы этой комиссии. Как юрист, бывший следователь МВД, он должен это знать», - негодовал Тайжан. При этом сам себя наделил таким правом, продолжив и дальше будоражить общество собственными версиями случившегося. 

На следующий день он опять «вышел в эфир» с новым сеансом разоблачений: «По словам очевидцев, вечером возле Масанчи собрались казахи из других сел. Свои машины они оставили вдоль дороги, не заезжая в населенный пункт. На тот момент нет разгрома и поджога автомобилей». Оперируя информацией, озвученной в одном из многочисленных видеороликов, которые появились в те дни, он пошел дальше «по следу»: «… жители Масанчи стреляли карабинами по собравшимся группам лиц, и отогнали их из аула. Из-за применения огнестрельного оружия, у казахов не было возможности сесть в свои машины обратно, и они оставили их где изначально припарковались. После того как жители Масанчи отогнали собравшихся из территории аула, возвращаясь обратно они попутно поджигали машины, которые стояли вдоль дороги. После этого казахская молодежь разбушевалась и дали ответный ночной удар». 

Все, баста, дело закрыто, осталось только подсобрать характеристик на обвиняемых и передать «в суд». Впрочем, за характеристиками дело тоже не стало.  Ссылаясь на публикации неких журналистов, Мухтар Тайжан громко заявляет, что «… что девушки не могли ходить по вечерам, потому, что дунгане их цепляли;  что несколько лет назад дунгане сожгли флаг Казахстана; что дунгане бьют местных учителей, заявляя, что им не нужны другие предметы, только свой и математика; что дунгане постоянно заявляли о том, что "земля ваша, а власть наша"; что они "купили всю власть с потрохами, и им ничего не будет"; что у каждого там справки из психушки и их нельзя привлечь к ответственности…».

 

У обывателя, начитавшегося таких откровений, тоже возникает вопрос: что это, если не разжигание розни? Что это, если не подстрекательство? Кто и когда проверял эти факты? Если они действительно имели место, то почему местные жители их скрывали, почему не были возбуждены соответствующие уголовные дела? Впрочем, когда «борцы за правду» утруждали себя поисками ответов на такие вопросы? Да и зачем? Обвинительная-то речь уже готова. 

На чем же настаивает обвинение? 

«Я думаю, что сегодня правительству нужно отказаться от нереальной идеи вернуть дунган в это село обратно, - заключает в своем очередном посте Мухтар Тайжан. -  Иначе будут следующие побои и новые жертвы. Зачем это нужно? Даже супругам на какой-то стадии разногласий лучше развестись, чем доводить до греха. Нужно исходить из реалий: после того, как пролилась кровь, мирного сосуществования казахов и дунган там больше не будет».

А чтобы ни у кого не оставалась иллюзий, он грозно предупреждает представителей национальных меньшинств: «Обращаюсь к диаспорам. Да, официальная идеология все эти годы твердила вам о толерантности, добродушности и мягкости казахского народа. Это так. Но только по отношению к друзьям и гостям. По отношению к врагам мы были всегда жестки и воинственны. Мальчики и девочки у нас с 3-х летнего возраста уже наездники, с 13-ти лет у каждого мальчика уже было собственное оружие. Не были бы мы воинственным народом, как бы мы тысячелетиями сохраняли такую терриорию, задумайтесь об этом. Друзьями мы готовы быть всегда, но без наглости и посягательства на наш очаг, шаңырақ и язык. В этом случае все будет очень жестко и без компромиссов».

Вместо P.S.

Вчера тот же Мухтар Тайжан выступил с инициативой собрать по событиям в Кордайском районе специальное заседание НСОДа. «Пусть не официально, камерально, но мы должны донести до президента необходимость пересмотра государственной национальной политики. Иначе не удивляйтесь следующим конфликтам и жертвам», - заявил он. 

Вряд ли кто-то станет спорить с тем, что проводимая государством политика в сфере межэтнических отношений уже давно дала трещину. Но способен ли НСОД залатать эту пробоину? Не хочется расстраивать господина Тайжана, но после того, что он и его  единомышленники наговорили, это выглядит бессмысленной затеей. Благодаря их стараниям НСОД снискал себе славу совета, абсолютно неготового к общественному диалогу. Под обществом в данном контексте стоит понимать все многообразие этносов, проживающих в Казахстане. 

Смысл обсуждать в рамках НСОД вопросы идеологии и межэтнических отношений  появится только в том случае, если его покинут люди, которые практически ничего не видят дальше своего национального «я». Для них, играющих на поле национал-патриотизма,  возможно, достаточно и этого. Но для казахстанского общества в целом - ничтожно мало… 

Комментарии