ВОСКРЕСЕНЬЕ, 23 ФЕВРАЛЯ 2020 ГОДА
771 7-02-2020, 12:21

Под контролем: государственная политика ценообразования


Рост цен на основные продукты питания – социальная проблема,  которая всегда волнует основную часть населения Казахстана. А тут еще вспышка короновируса, тоже заставляющая нервничать в ожидании возможного повышения цен – особенно с учетом объемов поставок из Китая и вынужденного ограничения приграничной торговли с этой страной. Впрочем, правительство РК заявляет, что все под контролем. 

Долгожданный эффект 

Согласно официальным данным, в прошлом году доля расходов на питание в половине казахстанских семей превысила 45 процентов  от общей суммы доходов. Некоторые парламентарии даже забили тревогу, требуя от правительства выработать общенациональный план действий по борьбе с высокими ценами. Но, как довольно быстро выяснилось,  устраивать пляски с бубном и посыпать голову пеплом не было необходимости – ситуация, как и прогнозировало правительство вкупе с Нацбанком, постепенно стала входить в привычную колею. Прежде всего, потому, что рынок, пусть и запоздало, но почувствовал эффект от разработанного в конце прошлого лета комплекса мер по стабилизации цен на социально значимые товары.  

Конечно, пока рано подводить итоги, но, тем не менее, они могут служить поводом для размышлений и некоторого оптимизма. Так,  согласно данным Комитета по статистике, в январе текущего года продовольственная инфляция замедлила рост, составив 9,2 процента против предыдущего значения в 9,6 процента. На произошедшем сдвиге акцентируют сегодня внимание  и экономисты, говоря о том, что «практически по всем товарным позициям продовольствия наблюдается более умеренный по сравнению с прошлым годом рост цен». 

Сезонное повышение, конечно, никуда не делось (оно как обязательный листопад осенью)  – по итогам предыдущего месяца цифра составила 0,3 процента. Тем не менее, этот показатель держится в пределах нормы и не дает поводов к принятию каких-то кардинальных решений, поскольку вызван общемировой тенденцией к подорожанию  продуктов питания, а также корреляцией цен на продовольствие в рамках ЕАЭС. Хотя риски, конечно же, сохраняются. В частности, экономист Олжас Тулеуов в своем Telegram-канале TENGENOMIKA говорит о возможном влиянии внешних шоков. Ссылаясь на данные продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН о росте цен на пшеницу и другие продовольственные товары в результате беспрецедентного нашествия пустынной саранчи, он делает следующий вывод: «Рост мировых цен на продовольствие, с одной стороны, может увеличить выручку казахстанских предприятий, экспортирующие сельхозпродукцию, но с другой стороны, это грозит усилением инфляционного фона и ощутимым удорожанием продуктов питания внутри самого Казахстана». 

К потенциальным внешним шокам следует добавить сохраняющуюся зависимость Казахстана от импорта продовольствия. Окончательно и бесповоротно решить данную проблему мы не сможем до тех пор, пока не сведем эту зависимость к минимуму. И государство предпринимает необходимые шаги, открывая беспрецедентные кредитные линии для отечественных сельхозпроизводителей, чтобы они могли существенно нарастить масштабы собственного производства. Так, в 2018-м объем кредитования превысил 400 миллиардов тенге, а в прошлом году составил  477 миллиардов тенге. 

В целом,  несмотря на существование ряда проблем,  прогноз, данный Нацбанком осенью прошлого года, о том, что  продовольственная инфляция в первом квартале стабилизируется, а к концу текущего года начнет замедляться, выглядит вполне реалистичным. 

Росту цен  – бой 

Итак, какие же меры может предпринять и предпринимает государство, чтобы  стабилизировать цены на продовольствие и социально значимые товары? 

Во-первых, это обеспечение доступа к торговым площадям для отечественных производителей. В августе прошлого года благодаря вступившим в силу изменениям, касающимся правил организации внутренней торговли, они  получили самый настоящий карт-бланш. А если говорить конкретно - право беспрепятственно «зайти» не только в мелкие объекты торговли, которые теперь обязаны предоставлять для их товаров не менее тридцати процентов полочного пространства, но и в крупные розничные сети (что всегда было проблемой для мелкого и среднего производителя). Причем не просто «зайти», а  занять так называемые «золотые полки» - самые выгодные места, расположенные на уровне рук и глаз покупателя. Мимо потребитель уж точно не пройдет. Кроме того, для торговых точек действуют ограничения по надбавке на социально значимые продовольственные товары. Она теперь должна составлять не более 15 процентов. Также ведены нормы, согласно которым торговые сети не имеют права  взимать ретро-бонусы (премии за реализованный товар) с поставщиков социально значимых продовольственных товаров, а по остальным продуктам питания размер их вознаграждения не может превышать более 5 процентов. Такие меры не позволяют завышать цены. 

Во-вторых, это не просто расширение производства социально значимых продовольственных товаров, особенно тех, объемы выпуска которых не покрывают потребности страны, но и дополнительные усилия по насыщению внутреннего рынка отечественными продуктами питания, предусмотренные при реализации различных государственных программ. Например, достаточно действенный механизм заложен в госпрограмме развития агропромышленного комплекса. В частности, при предоставлении производителям субсидий устанавливаются встречные обязательства по увеличению объемов производства сельхозпродукции. Фактически аграрий, участвующий в программе и получивший помощь от государства,  обязуется осуществлять приоритетные поставки на внутренний рынок, и за этим тщательно следят местные исполнительные органы, что опять же позволяет удовлетворять потребительский спрос за счет более дешевого продовольствия.   

В-третьих, установление предельных цен на социально значимые продукты питания в каждом регионе, а также жесткий мониторинг со стороны органов исполнительной власти. В частности, в прошлом году по всей стране было выявлено 67 случаев превышения пороговых цен. В январе этого года таких случаев уже 7. Помимо мониторинга, госорганы регулярно проводят проверки на предмет ценового сговора. По данным Министерства торговли и интеграции, в январе с.г. вынесено три уведомления о наличии признаков ценового сговора по рису в Кызылорде.  Для справки: в минувшем году только за один день было вынесено 80 таких уведомлений крупнейшим торговым сетям за завышение цен на продовольствие, а в отношении 7 субъектов торговли были инициированы расследования. 

Стоит отметить, что механизмы мониторинга и проверок постоянно совершенствуются. Буквально на днях министр торговли Бахыт Султанов предложил создать в регионах специальные группы реагирования из числа сотрудников департаментов госдоходов, а также защиты и развития конкуренции, которые бы выявляли факты ценового сговора оптовиков и выводили перекупщиков из тени. 

Кроме того, правительство приступило к реализации проекта по развитию сети оптово-распределительных и агрологистических центров. С этой целью менее месяца назад  при премьер-министре был создан специальный проектный офис. Ожидается, что территории оптово-распределительных центров станут местом встреч производителей с покупателями, тем самым исключив такое «дорогостоящее» звено, как посредники и перекупщики (кстати, посреднические наценки со стороны последних, по данным Министерства торговли и интеграции, достигают 87 процентов!). Агрологистические же центры  будут располагаться непосредственно вблизи производств и заниматься сбором, хранением и первичной обработкой сельхозпродукции, что позволит снизить технологические издержки, а следовательно, и конечную стоимость продукта – по разным оценкам, на 50 и более процентов. 

Человеческий фактор

Конечно,  правительство трезво смотрит на ситуацию и отдает себе отчет в том, что на практике не все эти меры могут реализовываться так гладко, как задумывалось. Большим плюсом можно считать то, что кабмин не скрывает отдельных поражений на продовольственном фронте. 

В частности, пока не очень успешно осуществляется на местах хорошая и правильная идея со стабилизационными фондами, которые по задумке призваны стать основным барьером для сезонного колебания цен. Они должны формировать продовольственные резервы по сниженным ценам, а в межсезонье выбрасывать закупленную продукцию на рынок, тем самым стабилизируя ее стоимость. Но со своей ролью не всегда справляются. Об этом, кстати, еще в ноябре прошлого года говорил президент Касым-Жомарт Токаев: «Стабфонды практически не оказывают стабилизационного воздействия на рынок продовольственных товаров». И на это же недавно обратил внимание Бахыт Султанов, который даже привел конкретные примеры: «… было реализовано 2 тысячи тонн картофеля. По нему низкая импортозависимость, и рост цен был несущественный. При росте же цен на гречку на 80,5 процента  общий объем ее реализации из стабфондов составил всего 213 тонн, что не повлияло на рынок». 

Глава государства еще в прошлом году поручил обеспечить переход от малоэффективной практики создания натуральных резервов социально значимых продуктов в региональных стабфондах к альтернативным инструментам. Но об успехах на этом направлении пока рано говорить, хотя функции стабфондов были расширены настолько, что позволили им даже по льготным ставкам кредитовать торговые сети взамен сдерживания цен. Как сообщил министр Султанов, данный инструмент используется только в Нур-Султане и Алматы. И это напрямую свидетельствует о наличие другой (если не основной) проблемы. Заключается она в человеческом факторе. 

Несмотря на хорошую законодательную базу и наличие разнообразных инструментов воздействия, чиновники в регионах нередко страшатся либо ленятся проявлять жесткость и настойчивость в отношении торговых объектов, нарушающих установленные правила игры. И потому в большинстве случаев все заканчивается показательными набегами на торговые точки.  

Как показывает практика, нередко акиматы бездействуют даже в тех случаях, когда «преступники» выявлены, мотивы и обстоятельства свершенного «преступления» установлены. В частности, говоря о зафиксированных случаях превышения пороговых цен, Бахыт Султанов вынужденно констатировал, что «реакция от акиматов не последовала. К примеру, в Костанайской области, несмотря на снижение цен на социально значимые продовольственные товары на 0,7 процента, наблюдается превышение цен на мясо кур и яйца. Аналогичная ситуация в Алматы, Шымкенте, Кызылординской и Туркестанской областях».  

И эти обстоятельства – не менее серьезный вызов для той политики ценообразования, которую проводит правительство, нежели внешние угрозы. Впрочем, судя по тому, что подобного рода минусы не только выносятся в публичное поле, но и обсуждаются с широким привлечением экспертного мнения, ситуация действительно находится под контролем.  

 

Комментарии