ВТОРНИК, 27 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА
10168 29-01-2020, 21:00

Зиялы қауым: «лакеи капитала», мнящие себя мозгом нации?


Различные толковые словари характеризуют интеллигенцию как класс образованных людей, который составляет особую и наделённую самосознанием страту внутри нации, выполняет или приписывает себе лидерскую роль интеллектуального, социального или политического авангарда. Есть ли в Казахстане такой класс? Что представляет из себя наша национальная интеллигенция? Какое влияние она оказывает на общественное сознание? Пользуется ли она авторитетом? Прислушиваются ли к ней? Попытаемся разобраться.

Назира Даримбет, журналист:

«Стариков много, а аксакалов нет»

-У казахов издревле бии, акыны, жырау, или зиялы қауым (национальная интеллигенция), были выразителями народных чаяний, борцами за справедливость, честными и чистыми людьми. Они прямо высказывали правителю в лицо недовольство народа, говорили о действительном положении дел, вступали в открытые дискуссии, требовали справедливых решений и добивались их. А во что сегодня превратилась зиялы қауым? Мало кого из них можно назвать истинными представителями национальной интеллигенции. Пожалуй, за исключением единиц - Габбаса Кабышева, Кабдеша Жумадилова, Смагула Елубая, Мухтара Шаханова, покойного Герольда Бельгера...

В основной своей массе это конъюнктурщики, подхалимы и приспособленцы, которые молчат, не имеют собственного мнения или говорят то, что нужно власти, когда в стране происходят важные события – такие, например, как Желтоксан или трагедия Жанаозена. Они давно потеряли уважение в народе, потому что прикормлены, сыты, и им так же, как и власти, не до чаяний и страданий простых казахстанцев.

Национальная интеллигенция во все времена несла историческую ответственность за происходящее в обществе, и имена таких людей останутся в народной памяти. Мы до сих пор говорим о Магжане Жумабаеве, Ахмете Байтурсынове, Алихане Бокейханове и других «алашординцах» с большим уважением и почтением, ставим их в пример нынешнему поколению. Но можно вспомнить и других – тех, кто «занимался творчеством» и был далек ото всего остального, считая, что это не его дело. Именно книги таких сегодня издают, выделяют им квартиры, их дети пристроены, сами они приглашаются на важные мероприятия, включаются во всякие комиссии. Именно они пишут оды в честь власть предержащих, приравнивают их к богам, призывают не перечить «царям». Эти люди потеряли абырой (честь) и всякое уважение у сознательной части общества, а завтра о них будут говорить с презрением.

Из-за равнодушия большинства нынешних «зиялы кауым» казахский до сих пор не стал полноценным государственным языком, из-за этого мы до сих пор не можем добиться исторической оценки декабрьских событий 1986 года, получить ответы на многие вопросы, касающиеся Жанаозенской трагедии. Сегодня мы безуспешно боремся с коррупцией, позволяем проводить нечестные выборы, в чем есть и немалая вина национальной интеллигенции, занявшей конформистскую позицию.

Поведение и слова этих людей оказывают не очень положительное влияние на общественное сознание. Нынешняя казахская молодежь впитывает в себя установку, что так и надо жить, тогда ты будешь обласкан и сыт. Яркий тому пример - молодой акын Болатбек Нургалиев. Почитайте его произведения: судя по всему, он извращенно понимает роль национальной интеллигенции. Собственно, ему есть на кого равняться. И это удручает.

Но есть и такие, к которым прислушивается народ, но их мало, их не показывают по телевидению, их мнения не публикуют в крупных СМИ. Поэтому им сложно влиять на общественное сознание.

Раньше говорили, что интеллигенция - передовая часть народа, пробуждающая общество. Сегодня же многим представителям «зиялы кауым» надо проснуться самим.

Традиционно казахи всегда с почтением относились к старшим, к их возрасту и опыту. Но, тем не менее, не каждый старик мог считаться аксакалом, поскольку так называли тех, кого уважали и к кому прислушивались. Сегодня у нас стариков много, а аксакалов почти не осталось...

Мурат Телибеков, мусульманский общественный деятель:

«Национальная интеллигенция превратилась в пустое место»

- Ситуация в нашем обществе кардинально изменилась. Многие нравственные ориентиры перевернуты с ног на голову. То, что вчера считалось постыдным, сегодня стало предметом гордости, а былые доблести превратилась в объект насмешек. Не хочу рассуждать о том, плохо это или хорошо. Факт то, что мы оказались в иной реальности, и, значит, надо приспосабливаться, выживать.

Общественная прослойка, именуемая интеллигенцией, сегодня влачит жалкое существование. Для миллионов казахстанцев мнение боксера Головкина теперь гораздо важнее, чем мнение, к примеру, писателя Абдижамила Нурпеисова или поэта Олжаса Сулейменова, а крылатые фразы Баян Есентаевой и ее дочери затмили своей глубокомысленностью практически весь Институт философии. Как бы странно это ни прозвучало, но Алматы сегодня все больше напоминает мне старый добрый Содом. Одна часть общества влачит жалкое существование, другая погрязла в распутстве.

Когда-то интеллигенция была предметом гордости и восхищения миллионов людей. Входя в Академию наук, люди испытывали благоговение, Союз писателей Казахстана напоминал собой великолепный храм. А сегодня это «конюшня», постоялый двор, кабак для кучеров и лакеев. Вся писательская братия превратилась в пустое место. Откровенно говоря, испытываю противоречивые чувства: с одной стороны - сожаление, а с другой - глубокое удовлетворение. Позитивный момент заключается в том, что многие представители этой проституированной среды заняли, наконец, своё достойное место. Когда отпала необходимость в идеологических глашатаях, они застыли как каменные изваяния с раскрытыми ртами и остекленевшим взглядом.

Пользуется ли авторитетом национальная интеллигенция? Глубоко сомневаюсь. По большому счету, она сегодня не востребована. У людей на слуху имена банкиров, олигархов, представителей шоу-бизнеса, спортсменов. По крайней мере, эти люди более искренни. Никто из них не пытается «вешать лапшу на уши», разглагольствовать о национальном величии и прочих химерах.

Все попытки государства возродить идеологические институты, вдохнуть жизнь в творческую интеллигенцию пока не увенчались успехом. Была надежда на программу «Рухани жангыру», но, увы, она так и осталась просто хорошей программой.

 В заключение хочу привести весьма показательный пример. Мэр китайского города Ухань, где вспыхнула эпидемия коронавируса, заявил, что собирается уйти в отставку, поскольку считает себя виноватым перед горожанами. «Если это поможет сдерживанию распространения вируса, я хотел бы подать в отставку и принести таким образом свои извинения», — сказал китайский интеллигент. А теперь сравните это с поведением «интеллигентов» из компании «Bek Air» после авиакатастрофы, в которой погибли люди. Воистину небо и земля! Если в первом случае мы видим образец благородства, то во втором – только животные инстинкты. Соприкасаясь с подобным поведением, хотелось бы, чтобы наша интеллигенция (особенно те ее представители, что облачены властью), отбросив пресловутую вежливость, заявили во всеуслышание: «Эй албасты! Жексүрын! Ты что творишь?! Неужели не осталось ни капли совести, чести?! Ты должен получить все, что заслуживаете по закону, вплоть до высшей меры наказания».

Подобные примеры могли бы вдохновить людей, у них появилась бы вера, надежда. Когда сквозь чиновничьи мундиры мы, наконец, увидим мерцание живых человеческих душ, вот тогда у нас и появятся настоящая интеллигенция, национальная идеология, гражданское общество, истинные герои и прочие атрибуты цивилизованной страны.

Махамбет Абжан, журналист:

«Своим лизоблюдством они вызывают отвращение»

- Я не вижу сегодня в Казахстане национальной интеллигенции. Те, кого некоторые СМИ и общественность называют таковой, вызывают отвращение своим лизоблюдством. Пару-тройку «интеллигентов» держат наготове для выражения «одобрямс» какой-нибудь непопулярной в народе реформы. Здесь очень точно подходит определение Владимира Ленина из его письма Максиму Горькому (цитирую): «Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а г...».

Я не вижу сегодня в стране писателей, оказывающих влияние на общественное сознание. Но есть исключение. В студенческие годы я прочитал книгу Актана Токиша «Манкуртстан». Это книга о будущем Казахстана. Ее должен прочитать каждый казахстанец, не желающий разделения Казахстана на колонии и его оккупации. Вот книга, которая может повлиять на общественное сознание. Был еще очень хороший писатель – ныне покойный Герольд Бельгер. Все остальные вызывают у меня депрессию.

Галым Агелеуов, президент общественного фонда Liberty:

«Чинопочитатели и носители родоплеменной культуры»

- Никаким авторитетом наши писатели не пользуются, потому что не пишут на злобу дня. Деградация полная. «Маяками» для многих сегодня являются общественные лидеры – представители самых разных профессий. И те, кто интересуется какой-либо областью мировоззрения или знаний, самостоятельно выбирают себе «маяки».

Есть просто люди, которых хочется читать, с которыми интересно спорить. Такую возможность дает «Фейсбук». Уникальность в том, что ты можешь каждый день общаться с теми, кто тебе интересен. Ты становишься равным человеку, который является кладезем знаний.

Вертикальная, тоталитарная, традиционная культура фактически уничтожена. И это правильно - будущее должно быть за общественными лидерами, несущими знания, а не за чинопочитателями и носителями родоплеменной культуры. Именно гражданская культура будет доминировать в демократическом Казахстане, а этнические родоплеменные ценности будут встраиваться в них, чтобы формировать современную гражданскую нацию.

Если же «зиялы каум» (рассматриваемые как «маяки») останутся на этнических позициях, то это может актуализировать идеи доминирования родоплеменных и этнических ценностей, что придёт в противоречие с гражданскими ценностями, включая равенство, недискриминацию и т.д.

На виду должны быть люди, которые помогают другим, дают кров, пищу и знания. Пытаются участием в управлении государством принести благо людям и не извлечь корыстную пользу для себя. Те, кто видит, учится и знает как народ Казахстана сделать современной гражданской нацией.

Зиялы каум - это современные, независимые, самодостаточные люди, прежде всего, профессионалы в своём деле, которые своим примером меняют нашу жизнь в лучшую сторону. Люди, которые заботятся не о своём благе, а о нашем обществе.

Пока что в стране нет людей-авторитетов. И не нужно их создавать. Всему своё время. У поколения «молчащего большинства» и не могло быть «маяков». Там, где процветала культура репрессий и отчуждения от прав человека, грамотного управления страной, люди уходили в себя. Пробуждение будет только на пути к свободному обществу.

Адольф Арцишевский, член Союза писателей Казахстана и ПЕН-клуба:

«Писателю сейчас не до общения народом»

- У классика украинской литературы Панаса Мирного есть судьбоносный роман «Хiба ревуть воли, як ясла повнi?» («Разве ревут волы, когда ясли полны?»). Очень говорящее название, над которым всем нам стоит поразмыслить.

Будучи всю жизнь журналистом, правда, не совсем типичным, поскольку выбился в писатели (а это и трибуна чуть значимей, и голос как бы несёт в себе более звучные обертоны), то есть публично пишущим человеком, я не очень-то верю в силу воздействия печатного слова. Воздействия не на массового читателя, который как раз таки чутко воспринимает это слово, а воздействия на власть имущих, которым слово это зачастую адресовано. Власть имущим оно по барабану. Дескать, мели, Емеля, - твоя неделя. Докричаться до верхов почти невозможно. Хотя у «верхов» есть структуры, которые тщательно отслеживают, что там Емеля мелет. И если Емеля намелет что-то не то, они сумеют окоротить его голосовые связки.

Вообще, ушли в далёкое прошлое времена, когда писательское слово что-то значило, когда писателя слушали стадионы. Просто тогда не было телика, а по телику сейчас слушают Димаша. И, ясен день, про дырявые крыши и про то, как капает с потолка, он петь не будет. Он споёт про другие «тамшылар» - про неразделённую любовь, и это намного важнее, потому как забываешь про крыши и потолки, а сердце щемит от потаённых чувств и всего такого прочего, что каждому из нас не чуждо. И в очередной раз спасибо Димашу. Утешил.

Писателю сейчас не до общения с народом. Он выживает из последних сил. Понятие «гонорар» оказалось на задворках эпохи, вышло из употребления за неимением его в самой жизни. Писатель сейчас озабочен не изящной словесностью, а тем, где бы раздобыть какую-нибудь денежку на каждодневный кусок хлеба. Не с маслом, нет. Просто кусок хлеба, посыпанный солью. Труд его практически не оплачивается, да и трудом он как бы не считается. Ну, кропает он что-то там под сурдинку. Хотя истинный писатель пишет не чернилами, а собственной кровушкой. Как выживает писатель в наши дни, знают, очевидно, лишь секретарь Союза писателей да сам Господь Бог.

И потом, чтобы общество услышало писателя, это должен быть мастер слова масштаба Абдижамила Нурпеисова или Олжаса Сулейменова. Но нашему Абе уже 95, да и Олжасу очень даже за 80. А других, равновеликих им по масштабу, авторитету, громогласности, что-то не видно.

Вот случились события в Жанаозене (приношу извинения, что напоминаю о них). И наши «златоусты», наши «умные головы» бросили упрёк: почему от этих событий самоустранились «властители дум»? Почему туда не прибыл десант в составе Олжаса, Асанали и Бибигуль Тулегеновой. Полноте, господа хорошие - мырзалар! Бибигуль своей песней могла бы решить проблемы нефтяников? Асанали гамлетовским «Быть или не быть?» мог бы успокоить доведённых до отчаяния людей? Так что ли?

Нет, нет, писательское слово, наверное, по-прежнему в цене, и общество не сможет не прислушаться к нему. Но для этого, повторяю, должен быть писатель уровня Абе и Олжаса, учёный масштаба Сатпаева. А где их нынче взять?..

Так что вся надежда теперь на Димаша. Впрочем, его тоже не надо сбивать с панталыку. Пусть поёт своё «тамшылар» и этим будет любезен народу.

 

Комментарии