СРЕДА, 20 НОЯБРЯ 2019 ГОДА
3144 31-10-2019, 06:00

Депутато-журналисты: зачем они казахстанскому парламенту?


Есть ли толк от журналистов с мандатами? Пытливые умы не первый год ищут ответ на этот вопрос. По идее, активное нарастание на журналистских телах политического жирка и их переход в более тяжелую «весовую категорию» должны иметь массу плюсов. Как для населения, чьи интересы представляют депутаты, так и для самих акул пера и звезд телевидения, которым выпадает судьбоносный шанс перерасти в фигуры государственного, а то и мирового масштаба (взять, к примеру, бывшего российского премьера Евгения Примакова). Но казахстанский опыт сращивания четвертой власти с первой, увы, так и не дал столь ярких фактов – за исключением, может быть, нынешнего спикера сената. И, даже напротив, складывается ощущение, что единственное, с чем хорошо справляются наши депутато-журналисты, – это грамотно «вписаться в контекст» парламента. Не более того.

За все годы независимости ни один из них не прослыл народным героем или хотя бы защитником интересов журналистской братии. Мало того, некоторые добровольно переходили на другую сторону «баррикад». Старожилы помнят, как бывший руководитель ТРК «Мир» Гадильбек Шалахметов, оказавшись в парламенте, буквально костьми лег, чтобы либеральные нормы в рассматриваемом тогда проекте первого Закона «О СМИ» не были приняты его коллегами. И с тех пор мало что изменилось.

Ладно, безумство храбрых – удел не каждого. Но ведь и «рутина» не позволяет рассмотреть в депутатах с журналистским прошлым, заседающих сегодня в парламенте, людей с активной гражданской позицией. Ни один из них не выступил в роли инициатора какого-либо законопроекта. И даже налаживание коммуникаций с населением, в чем они вроде бы должны быть успешными в силу своего профессионального опыта, их не очень-то заботит. Скорее, они демонстрируют чудеса мимикрии, быстро подстраиваясь под стиль поведения старожилов обеих палат.

Помнится, как в соседней с нами стране один из журналистов, получив мандат и попробовав его «на вкус», сказал, что, совмещая свои профессиональные обязанности с депутатскими, он получил конкурентные преимущества в обеих сферах. В отличие от других работников СМИ у него есть возможность напрямую обращаться к членам правительства с запросами, на которые те по закону обязаны давать конкретные ответы. Преимущество же перед другими депутатами заключается в том, что он имеет прямой выход к ресурсам, формирующим общественное мнение. А вот наши парламентарии, вышедшие из журналистского цеха, особо не стремятся воспользоваться возможностями, которые у них появились. Скажем, едва ли не самый активный из них, Артур Платонов, за весь нынешний год «расщедрился» аж на четыре депутатских запроса…

О защите интересов журналистского сообщества, о проблемах, существующих на информационном поле страны, они и вовсе почему-то «стесняются» говорить. Депутаты, пришедшие из бизнеса, системы образования, сельского хозяйства и т.д., регулярно поднимают с парламентской трибуны самые злободневные вопросы, касающиеся этих сфер. Вчерашние же медийщики не отваживаются и на такие шаги…

Между тем журналистов в парламенте достаточно. В мажилисе это уже упомянутый Артур Платонов, Сауытбек Абдрахманов, Фахриддин Каратаев, Бакытгуль Хаменова, Михаил Чирков, Карибай Мусырман. К сфере масс-медиа так или иначе имеет отношение и Мухтар Ерман. В сенат в апреле этого года пришла Айгуль Капбарова, а совсем недавно к ней добавились Нурторе Жусип и Дана Нуржигит…

Как можно оценить их работу, том числе с точки зрения защиты свободы СМИ? Чего ожидать от новых депутато-журналистов? Слово экспертам.

Тамара Калеева, президент ОФ «Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз»: «Они интегрируются в общую массу, голосующую по подсказке»

- У меня есть очень большие сомнения в том, что новые депутаты-журналисты каким-либо образом повлияют на ситуацию с правами их бывших коллег, средствами массовой информации и медийным законодательством.

В первую очередь нужно задаться вопросом, из каких СМИ они пришли. Однозначно – из провластных. Оказывались ли они перед сложным профессиональным выбором: сказать правду и быть подвергнутым риску всевозможных преследований или предпочесть «паркетные» сюжеты и благополучную жизнь? Стояли ли они перед угрозой ложного обвинения в клевете? Вряд ли. Ни телеканал «Казахстан», ни газета «Айкын» остротой передач и публикаций не отличались и не отличаются.

Из «старых» депутатов-журналистов запомнился Артур Платонов. Когда в 2017-м профильное министерство буквально протаскивало очередные поправки в Закон «О СМИ», он внес наши предложения от своего имени на стадии обсуждения в рабочей группе мажилиса. Но не смог их отстоять, после чего, по-моему, потерял к ним интерес, а потом вообще ушел в другой комитет.

По большому счету, в том, что касается законодательства, ни «ручной», ни отважный журналист-депутат не смогут как-то повлиять на ситуацию. Здесь нужно, в первую очередь, быть юристом, специализирующимся на вопросах медийного законодательства. Или очень тесно дружить с такими юристами.

Но дело не только в продвижении адекватных законов. Журналистов сегодня сажают за решетку. Возьмем недавний случай с Амангельды Батырбековым – кто-нибудь из депутатов-«медийщиков» выступил в его защиту? Который месяц волокитятся дела, связанные с нападением на журналистов 22 июля, но ни об одном депутатском запросе по этому поводу я не слышала. Хотя тут не надо особых юридических знаний – достаточно быть просто неравнодушным.

Так что, скорее всего, новые парламентарии из журналистского цеха какое-то время будут помнить о том, откуда вышли, а потом интегрируются в общую массу с депутатскими значками, которая голосует за законы по подсказкам советников и рекомендациям правительства.

Мирас Нурмуханбетов, независимый журналист: «Не для этого их взяли в депутаты»

- Начну с последнего вопроса. Чего ожидать? Боюсь разочаровать оптимистично настроенную публику, а в особенности коллег-журналистов, но полагаю, что абсолютно ничего не изменится. В нашем парламенте, в обеих его палатах немало педагогов по образованию, но есть ли кардинальные улучшения в сфере образования? Даже минимальных нет – это подтвердят абсолютно все, а не только учителя. Также можно обнаружить среди депутатов врачей, ученых, спортсменов и т.д., но и в их сферах ничего положительного не происходит. Тех же пенсионеров там добрая (или не очень добрая) половина, а как живут на пенсии рядовые казахстанцы, вы сами знаете.

Дело в том, что у нас, мягко говоря, не такой парламент, каким должен быть, а депутаты не выполняют те функции, которые, по идее, должны выполнять. Более того, они даже под закон о парламенте подпадают лишь номинально, поскольку знают только свои права и абсолютно забывают об обязанностях. Это касается и большинства госслужащих. Даже от пресловутого перераспределения полномочий, в результате которого значимость парламента во властной пирамиде немного возросла, толку для электората практически никакого.

Тот же Артур Платонов депутатствует уже более трех лет, но ситуация со СМИ и правами журналистов в Казахстане за это время только ухудшилась. Понятно, что лично его и его авторских программ она мало касается, да и сам он никогда не страдал от избытка корпоративной солидарности, но это показатель того, что и с другими будет так же. К сожалению.

Сауытбек Абдрахманов – это вообще показательный «продукт эпохи». Вспомните кратковременный период его работы министром: как раз в то время ведомство инициировало ряд исков в отношении независимых изданий. До и после этого он долго руководил главной официальной газетой страны. Весь его послужной список наводит на мысль о том, что вряд ли он станет заниматься отстаиванием прав журналистов. К тому же он, насколько помнится, прошел в парламент по списку Ассамблеи народа Казахстана, а значит, должен быть больше озабочен ее проблемами. Кстати, Платонов является в мажилисе членом комитета по экологии и природопользованию, что никак к информационной проблематике не относится.

А вот о том, что в парламенте заседает еще один бывший наш коллега Карибай Мусырман, представляющий региональную прессу, я, признаться, узнал от вас. Вполне возможно, я что-то пропустил, однако не помню, чтобы он занимался отстаиванием прав журналистов или защитой свободы слова. Хотя как член комитета мажилиса по социально-культурному развитию он мог бы хотя бы попытаться что-то предпринять. Но, видимо, не для этого его взяли в депутаты.

Кто бы и как бы ни относился к Дане Нуржигит и Нурторе Жусипу, испытывать оптимизма относительно того, что они что-то могут изменить, не приходится. В конце концов, это не Тамара Калеева и не Гульжан Ергалиева, которых уж точно никогда не назначат депутатами. А у нас именно назначают, и пока будет так, уповать на приход в парламент наших коллег, готовых защищать свободу СМИ, не стоит. Впрочем, если быть откровенными, то и большинство самих журналистов относится к этому индифферентно. Что уж тогда говорить об остальных?

Айгуль Омарова, журналист, политолог: «Журналисты – балласт в парламенте»

- Сам факт появления журналистов в парламенте или правительстве – явление не новое. Скажем, в Европе подобное происходит уже давно. Таких примеров много в Италии, да и в других странах. Последний случай – избрание мэром Лондона, а теперь уже и премьер-министром Великобритании Бориса Джонсона, начинавшего в Daily Telegraph, затем продолжившего карьеру журналиста на BBC и возглавлявшего редакцию старейшего журнала The Spectator.

Но если говорить о нас, о наших реалиях, то меня охватывает скептицизм. В Казахстане и раньше журналистов избирали депутатами, однако примеров того, чтобы они оказывали какое-то влияние, я что-то не припомню. Могу назвать только Алтыншаш Джаганову, чьи яркие выступления с трибуны Верховных Советов 12-го и 13-го созывов помнятся до сих пор.

Сегодня в парламенте заседают несколько журналистов. Но кто-нибудь слышал, чтобы, например, господин Платонов выступил с законодательной инициативой или внёс дельное предложение по совершенствованию какого-то из действующих законов? То же самое касается и других. Даже вопрос о декриминализации клеветы поднимают не депутаты, работавшие в СМИ, а адвокаты и медиа-организации. Поэтому в нашем случае журналисты – это лишь балласт в парламенте.

И вряд ситуация изменится. Ведь практически никто из них не выражал свою гражданскую позицию ни в телесюжетах (в лучшем случае они были лишь теми, кого коллеги называют «говорящими головами»), ни в публикациях. А депутат обязан не только обладать обширными знаниями, но и иметь свой взгляд на происходящее, не бояться высказывать свое мнение. И коль тем, о ком идет речь, это не присуще, то погоду в парламенте они не сделают. К тому же патронатно-клиентельные отношения, благодаря которым эти люди оказались в числе депутатов, дают им возможность спокойно и беспроблемно отсидеть свой срок.

Комментарии