ВОСКРЕСЕНЬЕ, 18 АВГУСТА 2019 ГОДА
1841 17-07-2019, 13:59

Мирный прогресс


2018 год был весьма богатым на международные инициативы Казахстана, направленные на укрепление мира, диалога и стабильности как внутри страны, так и далеко за ее пределами. Вместе с экспертами Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Анастасией Решетняк, Темирланом Ескендиром и Кымбат Нургалиевой мы решили вспомнить самые яркие события того периода, какой вклад они внесли в глобальную безопасность и как отразились на репутации государства.

Непостоянный член Совета Безопасности ООН

Избрание Казахстана в непостоянные члены Совета безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) от Азиатско-Тихоокеанской группы государств на 2017-2018 годы стало важнейшим достижением страны и признанием значимой роли государства в урегулировании проблем мира и безопасности на международном уровне.

Казахстаном было определено несколько приоритетов на период своего членства в СБ ООН: построение мира, свободного от ядерного оружия; устранение угрозы глобальной войны и урегулирование региональных конфликтов; продвижение интересов Центральной Азии при одновременном укреплении региональной безопасности и сотрудничества; борьба с терроризмом; мир и безопасность в Африке; обеспечение неразрывной связи между безопасностью и устойчивым развитием; адаптация Совета Безопасности и всей системы ООН к угрозам и вызовам XXI века.

Только в январе 2018 года было проведено 30 заседаний, в том числе консультации, брифинги, дебаты. По итогам данных мероприятий приняты резолюции и соответствующие заявления. Особенно стоит отметить тематический брифинг высокого уровня на тему «Нераспространение оружия массового уничтожения: меры доверия» и министерские дебаты СБ ООН на тему «Построение регионального партнерства в Афганистане и Центральной Азии в качестве модели взаимозависимости безопасности и развития».

На площадке СБ ООН Казахстаном также были выдвинуты важные инициативы по ядерному нераспространению, борьбе с терроризмом и экстремизмом. В частности в январе 2018 года в штаб–квартире ООН был презентован инициированный Елбасы проект Кодекса поведения по достижению мира, свободного от терроризма. Главными целями этого стратегического документа являются создание широкой международной коалиции стран-партнеров по контртерроризму и достижение к столетию ООН в 2045 году мира, свободного от терроризма.

Кроме того, следует отметить казахстанскую инициативу о разработке дорожной карты денуклеаризации КНДР. Перспективным также представляется продолжение активной деятельности Казахстана в рамках СБ ООН в направлении оказания помощи и содействия в продвижении интересов Центральной Азии, Целей устойчивого развития, борьбе с глобальными вызовами и угрозами, и реформе ООН.

Астанинский процесс по Сирии

Немаловажным представляется вклад Казахстана как активного участника миротворческих процессов в укрепление механизмов безопасности на международном уровне. В этой связи следует отметить особую его роль в урегулировании сирийского кризиса. Астанинский процесс, являясь частью Женевского процесса, стал эффективной площадкой переговоров. Ключевым достижением встреч в казахстанской столице было создание четырех зон деэскалации - на юге Сирии, в Восточной Гуте, на севере провинции Хомс и в провинции Идлиб, которые способствовали сокращению масштабов военных действий и снижению уровня насилия в Сирии. В рамках десятого раунда переговоров по сирийскому вопросу в астанинском формате 30-31 июля 2018 года в Сочи были обсуждены вопросы продления перемирия в стране, конституционной комиссии и освобождения заключенных.

В настоящее время можно констатировать, что проведенные с января по декабрь 2017 года восемь раундов Астанинского процесса по сирийскому урегулированию кардинально изменили ход событий в Сирии и позволили добиться прекращения масштабных вооруженных действий между враждующими сторонами. В частности главным итогом первого раунда переговоров в январе 2017 года стало решение о создании странами-гарантами (Россией, Турцией и Ираном) трехстороннего механизма по мониторингу и обеспечению полного соблюдения режима прекращения огня, предотвращению провокаций и определению условий для присоединения вооруженных группировок к режиму прекращения.

Следующей важной вехой Астанинского процесса стал подписанный 4 мая 2017 года странами-гарантами Меморандум о создании в Сирии зон деэскалации, согласно которому в четырех зонах безопасности в провинциях Идлиб, Латакия, Хама, Алеппо, Хомс, Восточной Гуте пригорода Дамаска, а также южных провинциях Дераа и Эль-Кунейтра были полностью прекращены боевые действия. В их границах обеспечивался безопасный и беспрепятственный гуманитарный доступ, были созданы условия для оказания населению медицинской помощи и удовлетворения первоочередных нужд граждан, приняты меры по восстановлению объектов инфраструктуры, в первую очередь, водо- и энергоснабжения, созданы условия для безопасного, добровольного возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц.

На протяжении всех раундов переговоров параллельно военными экспертами велась работа по размежеванию вооруженной оппозиции от террористических группировок, которая в конечном итоге дала возможность странам-гарантам сфокусироваться на борьбе с международным терроризмом.

В ходе декабрьского раунда переговоров в Астане было подписано «Положение о рабочей группе по освобождению задержанных/заложников, обмену тел погибших и поиску пропавших без вести». Согласно договоренностям, создана рабочая группа, в состав которой помимо представителей стран-гарантов войдут сотрудники ООН. При этом страны-гаранты обязуются использовать свое влияние на стороны с тем, чтобы они гарантировали гуманное обращение с задержанными при любых обстоятельствах.

Наряду с этим 29-30 января текущего года в Сочи состоялся Конгресс сирийского национального диалога, решение о проведении которого было принято в ходе Астанинского процесса странами-гарантами в декабре 2017 года. Основным итогом Конгресса явилось создание Конституционной комиссии под руководством

Спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, которая должна приступить к работе над новой Конституцией страны. Как отмечалось участниками Конгресса, его проведение стало возможным благодаря переговорам в Астане.

На сегодняшний день все заинтересованные стороны едины во мнении о необходимости достижения окончательного политического решения сирийского кризиса. Однако вынуждены признать, что до сих пор отсутствие доверия между вовлеченными в конфликт сторонами является краеугольным камнем, угрожающим мирному процессу. Отсутствие доверия также не раз ставило под угрозу переговоры и на Астанинской площадке, особенно в период первых раундов встреч, когда стороны с трудом преодолевали противоречия. В результате, несмотря на то, что Казахстан не был напрямую вовлечен в переговорный процесс, страна вынуждена была прилагать значительные дипломатические усилия для того, чтобы снизить остроту противоречий между участниками переговоров.

Учитывая сложность сирийского кризиса, периодическую эскалацию напряженности в этой стране, Астанинский процесс по урегулированию военной ситуации в САР продолжит свою работу параллельно с Женевским процессом, нацеленным на решение политических вопросов сирийского урегулирования.

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря

Важнейшим событием в рамках V саммита глав прикаспийских государств 12 августа 2018 года в городе Актау стало принятие исторического документа – Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Этот базовый международный договор регулирует вопросы необходимых разграничений, режимов судоходства и рыболовства, военно-политического сотрудничества стран и устанавливает правила совместного использования Каспийского моря.

Процесс определения правового статуса Каспийского моря длился более двух десятилетий. Это существенный срок в масштабе других пограничных вопросов, в первую очередь, из-за уникальности самого водоема. Каспий, по географическим меркам, — это крупнейшее в мире соленое озеро, не имеющее связи с мировым океаном. Однако с

политической стороны вполне правомерно рассматривать его как внутреннее море, как это де-факто было в период, когда на Каспии было лишь два игрока: Иран (Персия) и Россия (Советский Союз). С тех пор многое изменилось: количество независимых государств на побережье Каспийского моря выросло до пяти, а ключевой проблемой стала добыча и транспортировка энергоресурсов, которая имела принципиальное значение именно для вновь появившихся на политической карте мира государств.

Концептуальная позиция Казахстана в течение всего переговорного процесса заключалась в том, чтобы делимитировать между каспийской пятеркой дно и недра моря. Это необходимо для того, чтобы каждое государство обладало национальной юрисдикцией и исключительными правами относительно разведки и разработки минеральных ресурсов, а также прокладки кабелей и трубопроводов в своей части. Каспийское море, согласно первоначальной казахстанской позиции, – это «замкнутое море». А это значит, что правовой режим на нем должен регулироваться Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года. Устойчивость подхода РК к каспийской проблематике, а также тот факт, что многие из предложений казахстанской стороны вошли в согласованный проект Конвенции, показывает, что такая позиция была взвешенной и принимала во внимание необходимость поиска баланса интересов всех сторон переговорного процесса.

Подписание Конвенции и последующая ее ратификация станут залогом предсказуемых взаимоотношений на Каспии. Главный документ устанавливает следующее:

- Каспий становится зоной мира, добрососедства и дружбы, и используется сторонами лишь в мирных целях;

- стороны уважают суверенитет и территориальную целостность друг друга;

- недопустимость присутствия на море вооруженных сил третьих стран;

- разграничение акватории на зоны с различными режимами;

- ширина территориальных вод (и одновременно государственная граница) - 15 морских миль, за ними - десятимильные рыболовные зоны, с исключительными правами на промысел для каждого государства;

- национальное квотирование объемов рыболовства по всей акватории;

- общее водное пространство и свободное мореплавание за границами рыболовных зон;

- свободу транзита к другим морям и Мировому океану;

- права на недропользование в границах суверенных секторов дна;

- возможность прокладки по дну магистральных трубопроводов и кабелей, при условии соблюдения экологических требований;

- механизм пятисторонних регулярных консультаций на уровне министерств иностранных дел.

Помимо Конвенции были приняты документы практического характера, регулирующие взаимодействие в таких областях, как борьба с терроризмом и организованной преступностью, предотвращение инцидентов, взаимодействие пограничных ведомств, торгово-экономическое и транспортное сотрудничество.

Несмотря на то, что результаты Актауского саммита оказались прорывными, перед государствами все еще стоят важные задачи, требующие серьезной проработки. В этой связи Нурсултан Назарбаев выдвинул на саммите несколько предложений:

- заключить пятистороннее соглашение по мерам доверия в области военной деятельности;

- в контексте дальнейшего развития инвестиционного взаимодействия и реализации проектов в энергетической и геологоразведочной сфере необходимо в полной мере использовать возможности Конвенции и подписываемых документов;

-  оптимизировать тарифную политику и улучшить условия транспортировки в странах-участницах Конвенции;

-  принять отдельный документ по борьбе с незаконным промыслом биологических ресурсов.

В целом Актауский саммит стал существенным этапом в процессе налаживания каспийских взаимоотношений. Каждое из государств пятерки ожидает получить значительные политические дивиденды от принятых решений. Есть все основания полагать, что новое прочтение получат логистические проекты, находившиеся ранее в законсервированном состоянии из-за высокого уровня неопределенности по каспийскому вопросу. Для Казахстана, на данный момент почти завершившего процесс делимитации морского дна с соседями, принципиальным моментом было решение в пользу свободы транзита внутренних стран к Мировому океану, что укладывается в общую стратегию повышения транзитного потенциала в нашей стране.

Комментарии