ВОСКРЕСЕНЬЕ, 15 СЕНТЯБРЯ 2019 ГОДА
58367 12-03-2019, 14:51

Расовое своеобразие казахов: в нас столько всего намешано…


Откуда есть пошли казахи как народ, каков их вклад в мировую цивилизацию  - на этих и других извечных вопросах нашей истории еще раз заострила внимание статья Нурсултана Назарбаева «Семь граней Великой Степи». Поиск ответов на них предполагает углубленное изучение прошлого в свете новейших достижений мировой и отечественной  науки.

Загадки этногенеза

Какие  исторические процессы происходили на территории Казахстана 4-5 тыс. лет назад, каково соотношение индоевропейского/индоиранского/индоарийского, тюрко-монголоидного и славянского компонентов в нашей хаотичной этногенетической  истории? Когда и откуда индоевропейцы (индоиранцы и индоарии) появились на просторах Великой казахской равнины, какими были их антропогеноз и культурогенез, вклад в этноисторию казахов, след в их физическом облике?

Например, почему у казахов 70% монголоидных и 30% европеоидных черт? Дает ли это нам право считать себя потомками древнейших индоевропейцев, индоиранцев и индоариев? Почему северные казахи более европеоидны и менее монголоидны, а южные, наоборот, – более монголоидны и менее европеоидны ?

Любой народ, рассматриваемый в этнической динамике – структурно сложное образование, и выявление его составных частей является задачей чрезвычайной сложности, но необходимой для познания его прошлого. Поэтому фундаментальная проблема «Казахи: историческая эволюция и таксономия» имеет важное научно-теоретическое значение.

При этом неплохо бы поучиться у более развитых народов почитанию  своей истории. Например, в Европе создана единая этноисторическая база данных, где исследованы, подтверждены и задокументированы миграции, передвижения и расселение на территории Старого Света 891 этнической группы за последние 4 тысячи лет. Таким образом, европейцы – потомки отвратительных неандертальцев и малосимпатичных кроманьонцев, а также различных племен-мигрантов со всего света – имеют полную картину своего  далекого темного прошлого для строительства светлого будущего.

Неплохо бы и нам подсчитать и составить такую же таксономическую схему или таблицу с информацией обо всех племенах, народах и этносах, проживавших на современной территории Казахстана в течение 5 тысячи лет, чтобы получить подробную этногенетическую, антропологическую и лингвистическую картину. Вне сомнения, чтение этого увлекательного тезауруса было бы не менее интересным, чем таксономическая история европейцев, американцев или китайцев, а, может быть, более захватывающим и даже в чем-то интригующим.

История Казахстана на протяжении тысячелетий – это история обширной контактной зоны Большой Евразии, где происходили непрерывные миграции (в самых разных направлениях) многочисленных этнических групп, племен, народов с иными языками и культурами, носителями разнообразных антропологических типов. Все они приняли участие в формировании различных протогосударственных объединений, племенных союзов и ранних государств, в этногенезе протоказахов и современного  казахского этноса.

Поэтому было бы ошибочно рассматривать историю нашего народа лишь с момента образования Казахского ханства в 1465/1466 гг., когда за ним окончательно закрепился этноним «қазақ/казах» как обозначение свободных и вольных жителей степи.

Из глубины тысячелетий

Еще В.И.Левшин утверждал, что «древность имени казак восходит далее Рождества Христова», т.е. оно было известно еще до нашей эры. Он писал: «Не будем входить в разыскание, справедливо или несправедливо сие мнение, но скажем, что название казак принадлежит киргиз-кайсакским ордам с начала их существования, и что они себя доныне иначе не называют, как казаками (казак)». Обратим внимание на его дальнейшие рассуждения, которые представляют значительный интерес: «Итак, татарские казаки (т.е. тюркские – прим. авт.), почитаемые нами за первоначальных казаков, были только подражатели, и название их не татарское, а занятое у другого народа. Известие сие делает толкования и переводы слова «казак» излишними, но самое название их как имя собственное народа не подлежит ни переводам, ни этимологическим спорам».

Очень любопытное суждение А.И.Левшина наводит на глубокие размышления о древнейшем происхождении казахского народа. На наш взгляд, возникновение такого уникального явления, как «казакование», «казачествование» или «қазақлық», действительно уходит своими корнями в глубь тысячелетий, возможно, в самую раннюю индоевропейскую эпоху Великой степи, и тесно связано с зарождением кочевой культуры. Оно имеет индоиранские и индоарийские корни, возникает после приручения дикой лошади, изобретения повозок и колесниц, а окончательно складывается с формированием у восточно-иранских саков культуры верховой езды, т.е. всадничества.  

Эти положения требуют выяснения времени начала формирования на территории Казахстана арийского ираноязычного населения, реконструкции этногенетических процессов, начиная с эпохи энеолита в IV-III тыс. до н.э., бронзы в II-I тыс. до н.э. и эпохи ранних кочевников железного века в VIII-II вв. до н.э. Для чего необходимо обратиться к истории  древнейшего индоевропейского народа планеты.

Этническая и политическая история Казахстана разделяется на два крупных  периода. Первый – индоевропейский, индоиранский и индоарийский (условно IV- середина I тыс. до н.э.). Это история первых индоевропейцев на территории края, затем ираноязычных и индоарийских племен эпохи андроновской культуры, а позже их наследников в лице саков, сарматов, алан, массагетов, усуней и канглы. Второй – тюрко-монгольский (условно - с середины I тыс. до н.э. и до современности). Это история хунну/гуннов, которые были первым тюркоязычным народом планеты, затем многочисленных тюркских племен вплоть до образования нового этноса «казахи» на  восточно-кыпчакской этнической основе с активным участием пришлых центрально-азиатских номадов-монголоидов.

Если второй, тюркский,  период нашей истории изучен хорошо, то этого нельзя сказать о первом – энеолите и эпохе бронзы. Как представляется, в нашей историографии существует переоценка тюркского времени и тюрков, и, наоборот, недооценка индоевропейской эпохи,  индоиранцев и индоариев. Хотя именно в этот период на территории Казахстана появились многие инновации в жизни первых скотоводов: например, были изобретены колесо со спицами, колесный транспорт, седла, стремена, псалии и протоюрта. В итоге возникла знаменитая триада номадизма: «повозка-колесница-всадник», что создало предпосылки для возникновения казачества, т.е. свободного и вольного образа жизни жителей степи. Развивалась древняя металлургия,  появились новые элементы быта, одежды, еды и напитков, мифология, шаманизм и зороастризм, сформировались большие скотоводческие группы, а в эпоху раннего железа – племенные союзы и предгосударственные образования протоказахов саков, усуней и канглы. Наконец, возникло классическое кочевое скотоводство, просуществовавшее до трагических 1930-х годов.

Позднейшие тюрки переняли и развили достижения индоевропейцев-ариев, доведя   степную цивилизацию до высшей степени совершенства. И если древние индоиранцы и индоарии были  чистыми европеоидами средиземноморского типа, то в древнетюркскую эпоху и в средневековье стал формироваться современный монголоидный антропологический тип казахов.

Зарождение номадизма

Самый сложный и спорный вопрос историко-лингвистической науки –  прародина индоевропейцев и его составной части - индоиранских этносов, которые внесли огромный вклад в историю мировой цивилизации. Исследователи этой проблемы, основываясь на одних и тех же археологических, антропологических и лингвистических данных, часто приходят к противоположным выводам.

На протяжении последних 150 лет ученые помещают индоевропейскую прародину в самых разных  ареалах Евразии. Ни одна гипотеза не является абсолютно убедительной, тем не менее принято считать, что причерноморско-прикаспийская гипотеза их прародины является если и не наилучшей, то и не самой худшей среди других.

Сегодня большинство ученых считает колыбелью всех индоевропейских народов Ближний Восток и Переднюю Азию. Европейская же прародина индоевропейцев сформировалась между 4500-3500 годами до н.э. в степной зоне между реками Дунай и Волга. На это указывают индоиранские гидронимы и топонимы  в Центральной Европе и Северном Причерноморье, где выявлены как иранские, так и индийские топонимы: отождествление реки Ра с Волгой, Рипейских гор с Уральским хребтом, названия рек с иранским компонентом «дану» или «дон» (вода или река): Дунай, Днестр, Днепр, Дон, Донец, другие гидронимы и топонимы, а также названия флоры и фауны.

Великая Евразийская степь - уникальная экологическая система, с запада на восток она протянулась на 7500 км от Дуная до Великой Китайской стены. Составная ее часть - Каспийско-Причерноморская зона – это обширная степная полоса, природно-климатические особенности которой создавали идеальные условия для экстенсивного скотоводства. Степь располагала бескрайней кормовой базой для скота, обладала необходимым биологическим фоном (наличие диких лошадей, верблюдов и овец), открывала большие перспективы для освоения новых пространств, дальнейшего развития подвижных форм скотоводства, получения значительного и даже избыточного прибавочного продукта, а также выработки новых форм общественной жизни.

    И человек той далекой эпохи сумел найти достойный ответ на вызовы природы, по Арнольду Тойнби. Этот знаменитый британский историк говорил, что цивилизация существует благодаря постоянным усилиям самого человека, который, обитая в экстремальных природно-экологических условиях, смог превратить стимул «бесплодной земли» в стимул «новой земли».  Безводные просторы новой степной родины мог освоить не земледелец-охотник, а изобретательный пастух-скотовод, который должен был постоянно развивать навыки хозяйствования, вырабатывать особые нравственные и интеллектуальные качества. И скотоводство стало инновационным прорывом в социально-экономическом развитии общества, способствовало росту численности населения, появлению степных кочевников/«мореходов», необходимых для освоения гигантских  территорий Великого Евразийского сухопутного океана.

    Таким образом, во второй половине IV тыс. до н.э. – первой половине III тыс. до н.э. в степной полосе Восточной Европы, включая Волжско-Уральское междуречье, начал формироваться принципиально новый тип хозяйства – подвижное скотоводство. Наиболее приспособленное к экологической нише степей, оно породило экономику, развитие которой в дальнейшем привело к формированию номадизма. Номадизм, без сомнения, в данной экологической зоне был экономически более выгоден, чем примитивное земледелие.  Важнейшим прорывом стало приручение дикой лошади-тарпана, который в свете хромосомной теории рассматривается палеозоологами как наиболее вероятный предок домашней лошади.

Волжско-Уральское междуречье являлось своеобразной «географической осью» евразийской истории, природными воротами для миграций различных индоевропейских и индоиранских племен. Оно было одним из древнейших центров возникновения и развития  скотоводства (стационарного и подвижного), плацдармом для броска индоевропейцев на восток, распространения форм скотоводства по всей территории Евразии, прежде всего степного пояса Казахстана от Урала до Южной Сибири и Алтая.

От европеоидов к монголоидам

Сегодня окончательно утвердилась мнение ученых о восточно-европейской прародине индоевропейцев и степной прародине индоиранцев и индоариев. Бассейны рек Урал, Эмба, Иргиз, Нура, Есиль, Тобол, Торгай, Иртыш, горы Мугоджары и Улытау, просторы Сары-Арки стали этапными маршрутами продвижения индоевропейских племен к восходу солнца, в поисках новых пастбищ и рудников. Отсюда  индоевропейские и индоиранские племена расселились на занимаемых ныне их потомками территориях. Поэтому нет никаких сомнений в том, что далекие индоарийские предки казахов составляли часть большой индоевропейской общности.

Во 2-й половине III тыс. до н.э. единая индоевропейская общность стала на путь распада и территориального разобщения, когда образовались две большие новые общности, кардинально изменившие этническую карту Евразии.

Первая - среднеевропейская общность в составе будущих славян, балтов, германцев, кельтов, италиков. Она переместилась на территории Центральной Европы, Северо-Западного Причерноморья и Балкано-Дунайского региона, где возникли современные европейские народы.

Вторая – арийская общность в Юго-Восточной Европе. Примерно 2500 лет назад она распадается на две ветви - протоиндоиранскую и протоиндоарийскую, которые уходят на восток, за Волгу, постепенно заняв обширные степи Казахстана. Затем одна из этих групп,  индоарии, через Южный Казахстан и Среднюю Азию достигла Индии, где смешалась с древнейшими жителями цивилизаций Мохенджо-Даро и Хараппы, а часть индоариев переселилась в Восточный Иран и даже Шри-Ланку.

Общее самоназвание всех индоиранцев – Arya. Однако к собственно арийским племенам относятся лишь современные индийцы и иранцы/персы. Поэтому неверно распространять термин «арий» на всех носителей индоевропейских языков. Индоиранцы и индоарии были двумя ветвями одного народа, долгое время жили совместно после распада единой индоевропейской общности.

Термин «арий» означает «благородный», «хозяин», «человек этого народа».  Древние арии-скотоводы и земледельцы обладали исключительными когнитивными способностями и достигли высокой материальной и духовной культуры. Как известно, первые крупные достижения в естествознании принадлежали индийцам - были созданы индийцами и иранцами и проповедовались на арийских языках. Тогда как просвещенные древние греки и римляне не создали ни одной мировой религии.

    Замечательной иллюстрацией прогресса индоираноарийского мира в середине II тыс. до н.э. стала уникальная андроновская культурно-историческая общность, охватившая территорию Евразии от Урала до Енисея. Ее ярким памятником  является бегазы-дандыбаевская культура ариев Центрального Казахстана на этапе поздней бронзы в XII-IX вв. до н.э., открытая выдающимся ученым А.Х.Маргуланом. Этот регион длительное время был центром всего индоиранского мира, где господствовала  молодая и энергичная раса андроновцев-ариев. Они были чистыми европеоидами без какой-либо примеси монголоидных признаков, отличались высоким ростом, могучим телосложением и массивными черепами. В них можно увидеть черты древнейших индоариев, обитавших прежде на всей территории Казахстана. В позднейшую скифскую и гунно-сарматскую эпохи типичные европеоиды и классические монголоиды центрально-азиатского происхождения мирно сосуществовали друг с другом.

До эпохи Великого переселения народов в II-VII вв. н.э. физический тип протоказахов (усуней, канглы) был еще близок к европеоидному расовому типу. И лишь с началом древнетюркской  эпохи (середина VI в. н.э.) возникает явление, которое в науке называют антропологической диффузией: в физическом облике протоказахов-европеоидов растет чуждый им антропокомпонент, который впервые принесли орды азиатских гуннов. Антропогенез предков казахов начинает кардинально меняться, приобретая все более очевидные монголоидные расовые черты (прежде всего краниологические признаки и особенности строения туловища). Позже этому также способствовали завоевательные походы каракитаев (киданей) в XI-XII вв., возникновение государства Караханидов в X-XII вв., переселение найманов в конце XII- начале XIII вв., нашествие монголов Чингисхана в XIII-XIV вв. и агрессия джунгарских захватчиков в XVII-XVIII вв.  

Что будет завтра?

Таким образом, этногенез казахского народа с антропологической точки зрения представляет собой процесс автохтонного развития первоначально на индоевропейской расовой основе, начиная с эпохи энеолита и ранней бронзы, но сопровождавшийся затем мощной антропологической монголо-тюркоязычной диффузией с первых веков нашей эры.

И сегодня в физическом составе казахской нации присутствует редко встречающееся антропологическое своеобразие: 70% монголоидных признаков и лишь 30% прежних европеоидных отличий (возможно, даже меньше). В то же время у современных казахов встречаются как ярко выраженные монголоиды, так и европеоиды,  представители средиземноморской и даже экваториальной рас как итог смешения и метисации разных народов и этносов на протяжении веков и тысячелетий.

Антрополог О.И.Исмагулов называет современный расовый тип казахов «казахстанским вариантом тураноидной расы», отмечая, что у нынешних казахов в  историческом генофонде сохранилась лишь 1/3 часть древних предковых физических черт насельников андроновской культуры бронзового века. Он подчеркивает, что такие уникальные научные факты из области физической антропологии казахского народа должны способствовать объективному познанию его истории.  

В заключение отмечу, что  в исторической перспективе не приходится надеяться на кардинальную перестройку физических особенностей основной массы ярко выраженного монголоидного облика казахского народа. Можно лишь предполагать, что с дальнейшим развитием  урбанизации и переселением основной массы казахов в современные мегаполисы типа Астаны и Алматы культурогенез и морфология казахов будут постепенно изменяться. Особенно в центральных и северных регионах Казахстана, где это будет происходить под влиянием столичного мегаполиса.

В настоящее время среди 228 стран мира Казахстан по уровню урбанизации занимает 140-е место. Доля городского населения в РК составляет 57%, тогда как в развитых европейских странах она колеблется от 75% до 85%. По мере усиления урбанизации начнет формироваться неоказахская европеоидная группа: ее представители станут высокообразованными англоязычными интеллектуалами с европейским менталитетом, синтетической культурой и психологией, рослыми, светлокожими и кареглазыми, с мягкими шелковистыми волосами и отсутствием эпикантуса.

То есть, они будут напоминать представителей промежуточной австралоидной расы, станут носителями более европеоидной и менее монголоидной комбинации расовых признаков. Но при этом неоказахи, разумеется, не перестанут быть истинными казахами, поскольку многие вековые традиции и привычки сохранятся как реликт былой  эпохи. Как говорили древние, можно покорить кочевников, но невозможно изменить их.

Если же в перспективе, ближайшей или отдаленной, новая волна антропологической диффузии придет с востока (активное проникновение и заселение Казахстана ханьцами - потомками синантропов), то это может привести к сильному изменению физического облика наших потомков в сторону азиатов-монголоидов: вьетнамцев, малайцев, тибетцев,  филиппинцев, островитян Океании и других. В таком случае нельзя исключать и исчезновения казахов как этноса. Кому как нравится, но лично я хотел бы, чтобы наши потомки были больше похожи на европеоидных ариев-индоиранцев, чем на монголоидов-китайцев…

                                                                                                      

Мурат Абдиров, доктор исторических наук, профессор Университета международного бизнеса

                                                                              

                                                                            

                          

 

Комментарии