ЧЕТВЕРГ, 19 СЕНТЯБРЯ 2019 ГОДА
2514 10-12-2018, 14:19

Зачем казахстанской армии нужен профессиональный футбол?


Возможно, в Казахстане одной профессиональной футбольной командой станет меньше – под вопросом оказалось будущее алматинского ЦСКА. Для руководителей   спортивного клуба Министерства обороны РК он, похоже, как чемодан без ручки: и тащить тяжело, и бросать жалко. К тому же если они все-таки решат отказаться от содержания команды, то некоторые специалисты и болельщики могут назвать их  могильщиками армейского футбола в стране.

Красная армия всех сильней…

Чтобы разобраться в вопросе, надо совершить небольшой экскурс в историю, посмотреть на то, что случилось с подобными клубами в других странах, оценить состояние и результаты алматинского ЦСКА в последние годы, а также понять, что и как должно финансировать государство (и Министерство обороны в частности), когда речь заходит о спорте.

…В разных лигах футбольного чемпионата СССР в разные годы выступали более десятка армейских команд. Большинство их имели в своем названии аббревиатуру из трех букв СКА (спортивный клуб армии), но могли именоваться и иначе – например, как в случае со смоленской «Искрой». А на вершине этой пирамиды располагался московский ЦСКА, неоднократный победитель союзных первенств. Во всех этих командах играли фактически профессиональные футболисты: конечно, они числились военнослужащими, имели звания, часто офицерские, но получали зарплаты – очень высокие по меркам того времени – именно за то, что выступали в чемпионате страны.

Такие же клубы существовали и в других странах социалистического лагеря: в Румынии – «Стяуа», в Болгарии – «ЦСКА Септемврийско знаме», в Чехословакии – «Дукла», в Венгрии – «Гонвед», в Польше – «Легия», в Югославии и Албании – «Партизан». Причем все они были одними из сильнейших в своих национальных первенствах. Мало того, на базе «Гонведа» была создана «золотая» сборная Венгрии первой половины 1950-х, которая в ту пору громила всех, а «Стяуа» из Бухареста в 1986-м завоевала самый престижный клубный трофей – Кубок европейских чемпионов. Если говорить, по-современному, выиграла Лигу чемпионов УЕФА.

Но вернемся в СССР. Свои, как их тогда называли, команды мастеров были во многих военных округах. Взять Украину, где они появились и в Киевском, и в Одесском, и в Прикарпатском, то есть во всех трех, находившихся на территории республики. Причем киевляне однажды добрались до полуфинала Кубка СССР, одесситы пробивались даже в высшую лигу, а команда Львова (центр ПрикВО) долго играла в первой. Кстати, в  киевском СКА одно время числился знаменитый воспитанник «Кайрата» Александр Хапсалис.

Нашу же Казахскую ССР, входившую территориально в состав сначала Туркестанского (до 1969-го, со штабом в Ташкенте), а потом Среднеазиатского (1969-1989, со штабом в Алма-Ате) военных округов, это поветрие обошло. Армейские футбольные команды  здесь были только любительские: они состояли из солдат-срочников и кадровых офицеров, которым начальство давало некоторые послабления по службе, чтобы они могли тренироваться и ездить на соревнования.

Команды эти были очень даже неплохие. Например, в небольшом райцентре Аральске их насчитывалось несколько: они представляли разные воинские части и подразделения, дислоцировавшиеся  вокруг города и обслуживавшие секретный остров Возрождения. Причем имели «говорящие» названия: «Зенит» (противовоздушная оборона), «Чайка» (военная авиация), «Строитель» (стройбат), «Ольха» (радиолокационная служба). Объединившись в одну команду, они почти на равных бились с приехавшим на товарищеские матчи «Локомотивом» (Челябинск), который выступал во втором союзном дивизионе, и уступили ему лишь с минимальным счетом. Тогда как «Бумажник», чемпион областного центра (Кызылорды) среди коллективов физкультуры, спустя пару дней пропустил от «Локомотива» то ли шесть, то ли семь безответных мячей. Правда, было это почти полвека назад.    

Осталось одно название…

После развала СССР в уже независимом Казахстане вдруг появился свой футбольный ЦСКА – алматинский. Он был заявлен на самый первый чемпионат страны-1992 и занял по его итогам  последнее место, набрав за весь сезон всего-то четыре очка. Затем о нем мало что было слышно, пока в 1998-м тогдашний руководитель спортивного клуба Министерства обороны РК генерал Павел Новиков не взял под «военное крыло» самую известную казахстанскую команду, которая стала называться «ЦСКА-Кайрат». (И тогда же бизнесмен Булат Абилов создал как бы альтернативный СОПФК «Кайрат»). В таком виде армейский футбольный клуб просуществовал три года, играя в высшем дивизионе, после чего произошло объединение двух «Кайратов» под эгидой СОПФК, а ЦСКА стал выступать в первой лиге. Впрочем, сезон 2002-го стал для него последним перед долгим перерывом, затянувшимся на восемь лет – до 2010-го.

А теперь посмотрим на то, что за эти же два десятилетия после распада СССР произошло с армейским футболом в других постсоветских странах.  

Еще в 1994-м Министерство обороны РФ как владелец клуба ЦСКА (Москва) продало 49 процентов его акций частной структуре. К началу «нулевых» годов доля МО сократилась до четверти, а в 2012-м она и вовсе обнулилась, и единственным владельцем клуба отныне стала компания Bluecastle Enterprises Limited, которая имеет британскую прописку и за которой стоит Евгений Гинер. То есть нынешний футбольный ЦСКА с армией уже не связывает ничего, кроме бренда. И когда его игроков кто-то продолжает называть армейцами, это не больше, чем дань традиции.

То же самое относится к двум российским клубам, сохранившим название СКА, – хабаровскому  и ростовскому. Дальневосточники год назад выступали в премьер-лиге, а сейчас играют в ФНЛ, втором по рангу дивизионе. Финансируют команду краевой бюджет и привлекаемые спонсоры. Имеющий куда более богатую и славную историю ростовский СКА (серебряный призер союзного чемпионата 1966-го, обладатель Кубка СССР 1981-го) сегодня обретается в одной из зон ПФЛ – третьего дивизиона. Он тоже не имеет отношения к армии.  

В Украине уже давно нет ни львовского, ни одесского СКА, а киевский, получивший после обретения независимости название ЦСКА, просуществовал под патронажем Министерства обороны до 2001 года. После этого он передал свои права на участие в чемпионате страны «Арсеналу» - тот был поначалу муниципальным футбольным клубом, а потом стал частным. В Чехии пражская «Дукла» тоже передала права, но на название (бренд), одной из любительских команд, которая сегодня является середнячком высшего дивизиона. «Стяуа» в Румынии, «Гонвед» в Венгрии, «Легия» в Польше» по-прежнему входят в число ведущих клубов своих стран, но являются частными.

Иначе говоря, армейских профессиональных клубов почти нигде в мире не осталось. Кроме Казахстана.  Ну и, может, они есть еще в каких-нибудь африканских странах с авторитарно-военными режимами.

Бесцельное существование

А что происходило с алматинским ЦСКА в последнее десятилетие? В 2010-2013 годах он, выступая в первой лиге (втором по статусу дивизионе казахстанского футбола), занимал либо последнее, либо предпоследнее места. Чуть лучше были результаты в двух следующих сезонах, но после этого команду расформировали в связи с нехваткой финансовых средств. В начале нынешнего 2018-го года ее возродили, чтобы заявить в первенство второй лиги (третьего дивизиона), в котором она стала 6-й.  

Кто играет в третьем дивизионе? Преимущественно дублирующие, или молодежные, составы футбольных клубов казахстанской премьер-лиги (КПЛ), которые, согласно регламенту, просто обязаны иметь такие команды. Плюс ближайший резерв отдельных клубов первой лиги, ставящих перед собой задачу пробиться либо сейчас, либо в обозримой перспективе в КПЛ и нуждающихся в том, чтобы их молодые футболисты  получали постоянную игровую практику. У ЦСКА такой надобности нет.

Вряд ли он ставит перед собой и задачу подняться во второй дивизион, поскольку для этого надо иметь куда более солидное финансирование: чтобы не проигрывать там всем подряд – хотя бы 150 миллионов (вдвое больше, чем сейчас), а чтобы решать максимальные турнирные задачи  – до миллиарда тенге в год. Может ли спортклуб Министерства обороны позволить себе такие расходы? Сомневаюсь.

Тогда в чем смысл существования команды? Возможно, ее нужно сохранить для болельщиков? Несколько лет назад автор этих строк ходил на стадион ЦСКА. Команда тогда выступала в первой лиге и принимала лидера первенства – кызылординский «Кайсар». Посмотреть игру  пришли несколько десятков человек. Не изменилась ситуация и в нынешнем сезоне: согласно протоколам, в которых цифры обычно округляются в сторону увеличения, на матчи приходили 100 – от силы 150 зрителей (видимо, родственники и друзья самих футболистов). Иначе говоря, болельщиков у команды практически нет.

Кроме того, в составе ЦСКА числились сплошь люди, не имеющие никакого отношения к армии. То есть не являющиеся (хотя бы формально, как, скажем, Ольга Рыпакова, получившая звание майора Вооруженных сил РК) ни офицерами, ни солдатами. Скорее всего, игры за армейский клуб были для них некой подработкой: им платили по 60-80 тысяч тенге в месяц. Причем среди этих футболистов были и такие, кому исполнилось 25-26 и даже 30 лет. Они уже вышли из разряда перспективных и тем более не имеют никаких клубных привязанностей: сегодня такие игроки могут выступать за ЦСКА, а завтра – за какую-нибудь другую команду.

Подобный принцип комплектования, как и формирование сборных для участия в летних и зимних Универсиадах из числа профессиональных атлетов (чем тоже увлекаются наши спортивные функционеры),  – это пережиток советского прошлого, от которого уже давно следовало бы отказаться. На мой взгляд, да так и принято в цивилизованном мире, студенческие соревнования должны быть только для студентов-очников, во всемирных играх полицейских должны участвовать настоящие, а не подставные стражи порядка, за армейские команды должны играть именно офицеры и солдаты…

Кстати, если бы цвета ЦСКА защищали военнослужащие, то болельщиков у клуба стало бы намного больше – за счет тех, кто несет службу рядом с ними. Но тут есть одна загвоздка. Согласно регламентам Профессиональной футбольной лиги Казахстана (ПФЛК), к участию в чемпионатах во всех трех дивизионах «допускаются только игроки, имеющие статус профессионала», а под «профессионалом» подразумевается «игрок, заключивший с клубом трудовой договор и получающий оплату за свою футбольную деятельность». В то время как военнослужащий, согласно законодательству РК, не вправе «заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой,  не препятствующей исполнению обязанностей воинской службы». Словом, он не может иметь статус футболиста-профессионала и соответственно играть ни в одной из лиг.

Вместо резюме

Итак, выходит, что армия и профи-футбол – две вещи, как писал поэт, несовместные. Да и если говорить в целом, надо уже отходить от финансирования профессиональных клубов государственными структурами – Министерством обороны, как в нашем случае, или областными акиматами, как в случае с подавляющим большинством других команд, участвующих в чемпионате Казахстана. Футбол во всем мире стал более чем самодостаточной и самоокупаемой индустрией, и нам тоже пора вступать на этот путь. Причем чем раньше, тем лучше. А еще надо иметь в виду, что в тех же Вооруженных силах есть немало других видов спорта (это прежде всего военно-прикладные, стрелковые, единоборства, легкая атлетика и т.д.), которые являются для армии первоочередными и которые нуждаются в более серьезной финансовой поддержке…  

Комментарии