ВОСКРЕСЕНЬЕ, 25 АВГУСТА 2019 ГОДА
11101 23-05-2018, 15:51

О стычках в соцсетях и реальных настроениях в казахстанском обществе. Часть 2


В прошлом номере Central Asia Monitor мы попытались разобраться в том, есть ли что-то общее у реальных настроений в обществе с регулярно разгорающимися на просторах Интернета жесткими стычками между казахстанцами по вопросам языка, исторического прошлого и межнациональных отношений. Сегодня предлагаем вашему вниманию продолжение разговора. Слово лидерам общественных организаций, социологам, блогерам, журналистам.

Айман Жусупова, социолог,  ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК: «По соцсетям нельзя судить о настроениях, царящих в обществе»

- Социальные медиа приобретают особую значимость в условиях «ручных» СМИ и тогда, когда власти реагируют  на те или иные события с опозданием, а то и вовсе игнорируют их. В таких случаях граждане все чаще обращаются к социальным сетям.

Можно ли по последним судить в целом о настроениях, царящих в Казахстане? На мой взгляд, нет. Соцсети дают некую картину того, как людьми воспринимаются те или иные факты и явления,  но они никак не отражают количественные показатели: по ним невозможно сделать вывод о том, какая часть общества придерживается той или иной позиции. Тем более что в сети много проплаченных комментариев, немало таких, кто сознательно и целенаправленно пытается сформировать определенное общественное мнение.

Степень политической активности в виртуальном пространстве значительно отличается от поведения в реальной жизни.  Достаточно поставить «лайк», поделиться материалом, подписаться на сайт или на конкретного блогера – и это может рассматриваться как форма политического участия в режиме он-лайн. Тогда как в реальности этот же человек может вести себя и даже говорить совершенно иначе.

В этом году мы в нашем институте проводили большое исследование, которое включало в себя и экспертный опрос, и опрос населения. Как показали его результаты, граждане Казахстана озабочены вопросами преимущественно практического характера, которые связаны с трудоустройством, в целом с качеством жизни. А вот вопросы, бурно обсуждаемые в социальных сетях, их волнуют в гораздо меньшей степени. И этот тренд характерен не только для казахстанского общества, но и для всего современного мира, где уровень политического и гражданского участия в целом снижается.

Айгуль Омарова, журналист, политолог: «Споры разжигаются искусственно»

- Лично мне кажется, что подобного рода споры разжигаются искусственно. А широким массам не до этого, им нужно выживать.

Возможно, подбрасывание дровишек в тлеющий (а точнее, угасающий) костер связано с тем, что необходимо отвлечь людей от по-настоящему злободневных тем. Таких, например, как введение налогов для самозанятых, которых в нашей стране более двух миллионов человек, рост цен на коммунальные услуги товары первой необходимости и т.д.

И да, это параллельные миры, поскольку в массовом общественном сознании закрепляется иное, а именно растёт протестное настроение. Конечно, есть люди, заточенные на тему казахского языка или истории, но таковых всё же меньше. А подавляющее большинство людей в стране занято борьбой за выживание.

Мурат Телибеков, мусульманский общественный деятель«Внутреннее напряжение в обществе достигло критического уровня»

- Массовые демонстрации в казахстанских городах по случаю Дня победы отражают весьма интересное явление. Я бы расценил это как некий социальный феномен, стратиграфический срез, наглядно демонстрирующий внутреннее состояние общества. Дело даже не в исторической памяти. Думаю, многие люди, принимавшие участие  в шествии «Бессмертного полка», не осознавали истинных причин, побудивших их выйти на улицы. Внутреннее напряжение в обществе достигло критического уровня, и как только представилась возможность выразить свои чаянья «в рамках закона», люди не преминули этим воспользоваться. Давайте будем откровенными: это был своеобразный демарш, протест против фальсификации истории и осквернения исторических святынь. А обвинения в русском шовинизме не выдерживают критики, ибо в одном ряду шли люди различных национальностей.

В последнее время я все чаще прихожу к выводу, что мы слишком уверовали во всесильность политтехнологий и могущество средств массовой информации. Конечно же, общественным сознанием можно манипулировать, направлять его в необходимое русло, но лишь в определенных пределах. Как только концентрация лжи и домыслов становится чрезмерной, а идеологические повороты слишком крутыми, - начинается реакция отторжения. В данном случае произошла интоксикация организма. И тогда на свет появился «Бессмертный полк», явление, которое можно расценить как рвотный рефлекс.

Больше всего в этой истории меня удручает разрыв между истинным общественным мнением и официальным. На поверку оказалось, что мнение общественных и государственных деятелей не всегда отражает мнение народа. Судите сами. На улицы Алматы вышли сотни тысяч людей, хотя многие уверяли нас, что прошлое народа похоронено окончательно и что  сознание людей коренным образом изменилось. Нет, господа! Дело обстоит иначе.

Многих политиков напугали масштабы майских демонстраций. Не случайно в прессе и в социальных сетях появились оскорбительные высказывания, упреки и обвинения. Кто-то усмотрел в этом коварную «руку Москвы». Никто не отрицает, что общественное движение «Бессмертный полк» зародилось в России и что, вполне возможно, оно преследует политические цели… Впрочем, это тема для другого разговора. Но надо признать, что идеологическое «ноу-хау», разработанное в стенах Кремля, оказалось весьма эффективным оружием и дало результат, превзошедший  все ожидания.

Почему я начал с празднования Дня победы?  Потому что все события, связанные со скандалом, который устроил «турецкий верноподданный», с языковыми проблемами  и с межнациональными отношениями, - звенья одной цепи. Древо недовольства приобретает весьма причудливую крону. Общество сублимирует свою протестную энергию в направления, допустимые законом. А корни этого древа лежат, прежде всего, в экономической плоскости – в снижении жизненного уровня, безудержном росте коррупции и ужасающих социальных контрастах. Сколько раз я говорил редакторам наших СМИ: «Ребята! Ради Аллаха, прекратите рекламировать богатство олигархов! Это не повод для гордости! Не злите народ! Нормальный человек никогда не будет кичиться своим богатством». Бесполезно! Что в лоб, что по лбу.  Или наши олигархи настолько отупели, что не понимают пагубных последствий подобного пиара?

Сегодня правительство пытается исправить положение, осуществляет какие-то реформы, многое делается в идеологической сфере, мздоимцев сажают в тюрьмы. Мы видим, как Кайрат Кожамжаров ведет яростную борьбу с коррупцией в органах прокуратуры, как Жакип Асанов показывает вороватым судьям, «где раки зимуют».  Но этого мало. Мы не поспеваем за временем. Спорадические благородные жесты не могут заменить собой принципиальные изменения в системе управления государством. А необходимость в этом становится все более очевидной.

Мои оппоненты могут возразить: «Вы, как всегда, все преувеличиваете! Наши дела не так уж плохи».

К чему я это говорю? Общество должно быть причастным к управлению государством. В противном случае скоро все наши тюрьмы будут переполнены проворовавшимися акимами и министрами. Кстати, не кажется ли вам, что по количеству разоблаченных преступников среди высокопоставленных чиновников на душу населения Россия и Казахстан занимают  ведущие места в мире? Все больше склоняюсь к этому мнению.

Подведу итоги сказанному. Нам не нужны уличные беспорядки. Это однозначно. Но для этого необходимо упреждать социальные катаклизмы, не дожидаясь, пока жареный петух клюнет.

Жанна Ильичева, блогер: «Пропасти между виртуальным и реальным миром нет»

- Раньше  мне казалось , что социальные сети и реальность существуют в параллельных мирах и не пересекаются. Ведь ежедневные дебаты на разные темы, будь то отношения Украины и России, 9 мая, Голодомор,  языковые скандалы и так далее, присутствуют в социальных сетях и практически отсутствуют в реальной жизни.

Но этому есть вполне логичное объяснение. Если у нас по этим темам не совпадают мысли с нашими друзьями или родственниками, мы не будем с ними спорить до посинения и тем более никогда не опустимся до оскорблений (правда, скорее всего, мы просто не станем обсуждать  с ними те темы, по которым нет шансов прийти к консенсусу). Намного проще спорить с виртуальными оппонентами, когда отсутствует возможность посмотреть человеку в глаза.

Вести дискуссии с коллегами  нет времени - на работе надо работать. Остаётся виртуальный мир, где люди и скрещивают шпаги в свободное от семьи, работы и друзей время.  

Есть и другой момент.  Считается, что в казахстанском сегменте Facebook зарегистрирована самая продвинутая аудитория - и в плане гражданского сознания, и в плане образованности. Скорее всего, именно поэтому пользователи этой соцсети и задаются вопросами, которые мало интересуют, например,  пользователей Instagram.

Все темы, которые поднимаются в Facebook, становятся хайповыми не на пустом месте. Например, если бы в Казахстане не было проблем с казахским языком, то визит Огуза Догана в отделение «Казкома» остался бы незамеченным. Если бы долгие годы тема Голодомора не замалчивалась, то мы бы сейчас не спорили об очевидных вещах.  

Если сообщество Facebook задаёт эти вопросы и ищет на них ответы, то это не значит, что остальное общество совсем не интересуется ими. Просто остальные не так активны в поисках истины. Поэтому я не вижу пропасти между виртуальным и реальным миром в Казахстане. Да, между ними есть различия, но с каждым годом, на мой взгляд,  их становится всё меньше. А это значит, что нам всем придётся искать ответы на вопросы, которые в социальных сетях принято называть хайповыми. И не стоит делать вид, что проблемы коммуникаций существуют только в интернете. Просто в интернете они более очевидны.

Розлана Таукина, общественный деятель, президент «Федерации равноправных журналистов»: «Параллельные линии иногда пересекаются»

- Соцсети сейчас действительно стали единственным  местом, где население выражает свое отношение к проблемам,  которые волнуют общество. У нас давно перестали интересоваться общественным мнением вообще, его уже не измеряют (не изучают) социологи и СМИ, оно никак не влияет на политику госорганов и на политику самого государства. И те, кто управляет государством, заинтересованы в том, чтобы общественное мнение не было четко сформулированным и артикулированным кем-то. Хаотичные настроения людей и отдельных активных групп населения выливаются в соцсети. Иногда народ втягивают в обсуждение вовсе не самого главного, но хотя бы просто обсуждаемого.

Вопросы о языке, историческом прошлом  являются постоянными раздражителями для обсуждения, но без компетентных комментариев подобные дискуссии иногда превращаются в дилетантские поверхностные суждения на уровне  примитивного национального патриотизма или оскорбления всех участников без разбора. Иногда это намеренные провокации, организованные «троллями», чтобы свести дискуссию к нулю. Но в любом случае люди продолжают искать место для высказывания своего личного суждения, а это уже свидетельствует о созревании гражданского сознания и о необходимости для определенной части населения заявить о себе как о силе, которая хочет действовать и влиять на управление государством. Также это свидетельствует о нарастающем недовольстве народа уровнем жизни и сужением возможностей для нормального и более-менее комфортного существования. Поэтому  с общественным мнением необходимо считаться.

Другое дело, что нет  площадок для дискуссий на политические темы, нет объективных  и компетентных ведущих, которые могли бы правильно резюмировать обсуждения. В Интернете эта культура еще не вызрела, но то, что очень много людей черпают в нем информацию и  предложения для обдумывания - факт. Кстати, именно поэтому Аблязову удалось легко найти аудиторию в сто тысяч человек. И другому политику это удастся, если он будет предлагать актуальные, а не отвлекающие темы для дискуссий.

Я думаю, что население  устало быть серой молчаливой и терпеливой массой, оно ищет себе пространство для формулирования и высказывания своих взглядов, и таким открытым пространством становится Интернет. Да, это пока параллельный мир, но во вселенной даже параллельные линии пересекаются.

 

Комментарии