ПЯТНИЦА, 20 СЕНТЯБРЯ 2019 ГОДА
4887 26-03-2018, 10:55

Без дяди Сэма. Сможет ли Центральная Азия сама решать свои проблемы


Недавняя первая за долгие годы встреча в Астане лидеров стран Центральной Азии вызвала интерес не только в регионе, но и далеко за его пределами. За ней, судя по сообщениям СМИ и комментариям, следили и в России, и на Западе. Ведь это, по сути, первая целенаправленная попытка лидеров стран ЦА обсудить свои проблемы в узком кругу без посредников.

Как заметил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, для решения общих проблем в регионе не нужен третий лишний. Это заявление практически совпало со временем с ответом МИД РК на заявление главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова, что необходимо обсудить решение Астаны отменить визы для американцев в рамках ЕАЭС.

В комментарии было отмечено, что Евразийский экономический союз не является политическим объединением. В ходе работы над договором о союзе государства-члены осознанно отказались от его политизации и включения в компетенцию союза вопросов, затрагивающих национальный суверенитет.
Таким образом, у внешних наблюдателей может сложиться мнение, что в Центральной Азии складывается новая конфигурация сил, где основную роль играет не только и не столько мнение внешних игроков, сколько ориентация на внутренние силы и ресурсы.

«Мы говорили сугубо о наших делах и как их решать. Мы сказали, что мир и процветание наших народов зависит от добрых отношений. Сегодня наши страны активно сотрудничают, – отметил президент Казахстана и напомнил:  Буквально за прошедший год налажены вопросы, которые годами, десятилетиями не решались. Например, новый президент Узбекистана успел посетить все государства. Особенно между Таджикистаном и Узбекистаном десятками лет не решались очень серьезные вопросы, с Кыргызстаном тоже. Сейчас из-за доброй воли все эти вопросы решены. Если спецслужбы наших государств будут тесно сотрудничать, мы будем знать все о террористах, наркотрафике, исламистах религиозных и так далее. Все можно пресечь. Вот, например, мы, Казахстан, откуда-то завозим какие-то товары, которые вот у них есть. А они завозят, допустим, металл, для того чтобы строить ту же ГРЭС – Таджикистан, вон у нас Карагандинский металлургический комбинат производит сколько угодно той же арматуры, а они это возят из Европы. Даже овощи-фрукты, которые уже сейчас созрели, даже гранаты в Узбекистане, Таджикистане, а мы все равно клубнику возим из Израиля, видите ли. Это непростой вопрос – нам переломить чиновников, которые сели на этой торговле, и им выгодно возить оттуда, известными своими друзьями там общаться и что-то получать, чем вот рядом получать, это большой вопрос. Мы об этом говорили. Поэтому экспортно-импортные операции между нашими государствами мы обсудили очень подробно», - сообщил, подводя итоги встречи лидеров стран ЦА в Астане, президент РК Нурсултан Назарбаев.

Central Asia Monitor попросил экспертов оценить новую динамику отношений в Центральной Азии и определить, что означает заметное оживление и потепление связей в регионе.

Пока много вопросов

Политолог Айгуль Омарова заметила, что часть вопросов торгово-экономического сотрудничества страны Центральной Азии могут решать самостоятельно, и потому активизация региональной интеграции в этом плане окажется благотворной. В то же время утверждать, что ЦА может обойтись без посредников и сотрудничества с другими странами, было бы наивно, считает она. Во-первых, геополитическое расположение региона диктует необходимость такого сотрудничества. Во-вторых, есть проблемы национальной безопасности, что с учетом соседства с Афганистаном выдвигают вопрос сотрудничества с мировыми державами.

Что касается заявлений некоторых аналитиков о том, что саммит в Астане можно расценивать как намек внешним силам, то некоторая доля вероятности этого присутствует, подчеркнула политолог. Видимо, эти аналитики под внешними силами подразумевают Россию, Китай, прежде всего, и потом уже страны Европы и США, считает она.

«На мой взгляд, заявление МИД Казахстана о том, что страна сама будет решать, кто может въезжать в нашу республику без виз, сделано своевременно и правильно. Министр Лавров несколько забылся, сделав подобное заявление. Кстати, его можно расценивать не только как проявление имперского шовинизма, до сих пор не изжитого у части российского чиновничества, но и как непрофессионализм самого Сергея Лаврова, вроде бы кадрового дипломата, который по определению не имел права допускать подобных промахов. Другое дело, что устанавливать в одностороннем порядке безвизовый обмен с США не есть хорошо, ибо для этого государства Казахстан будет всегда одним из «станов», нечто типа Афганистана, как бы на словах не звучало обратное», - сказала Айгуль Омарова.

По ее словам, пока рано утверждать, что регион якобы «медленно, но уверенно высвобождается из российских объятий». Идет 27-й год суверенитета наших стран и считать, что они в подчинении кого-то, оскорбительно. Казахстан имеет самую большую протяженность границы с северным соседом, и уже одно это диктует необходимость добрососедских отношений, подчеркнула политолог.

По ее словам, возникает вопрос – что значит саммит в Астане, будет ли он иметь практическое значение или это чисто ритуальное действо, которое просто станет данью новой традиции, известно, что теперь принято в марте собираться каждый год в узком азиатском составе.

«Мне бы хотелось верить, что саммит глав государств Центральной Азии будет иметь практическое значение, поскольку у наших государств, помимо общих корней, общей истории, есть надобность в таких встречах для развития отношений во всех областях, включая торговлю, образование. Думается, что саммит в Астане положит начало активному сотрудничеству, поскольку нам нужен рынок сбыта. Собственно говоря, эта встреча закрепила то, что стихийно сложилось за эти годы. К примеру, из Кыргызстана и Узбекистана к нам везут плодоовощную продукцию, швейные изделия. От нас увозят цемент, уголь. Если же законодательно будут приняты меры по устранению таможенных барьеров, двойного налогообложения и прочее, развитие торговли, реализация совместных проектов пойдут быстрее. Так что можно считать, что президенты наших стран уловили чаяния граждан и решили взять инициативу в свои руки», - сказала Айгуль Омарова.

Она считает, что сильная Центральная Азия будет вызывать опасения. И, наверное, США и России это не понравится, впрочем, как и Китаю, хотя есть версия о том, что новая интеграция стран ЦА на руку как раз Китаю, который предоставил кредиты всем странам региона и развертывает строительство новых заводов и фабрик. Что касается России, то она будет искать новые форматы сотрудничества как с объединенной Центральной Азией, так и с каждой страной в отдельности.

«Любая интеграция эффективна, если приносит с собой развитие торговых, экономических отношений и рост жизненного уровня граждан. Если такого не будет, то можно сколько угодно кричать об интеграции, но пользы от нее не будет», - заметила Айгуль Омарова.

Формируется новая реальность

Научный сотрудник Института Экономики РАН Александр Караваев считает, что определенно можно говорить о новой реальности в Центральной Азии, после выхода на арену президента Узбекистана Шавката Мирзиеева. По его словам, многие эксперты ранее полагали, что «зрелая» конструкция региональной карты взаимодействия возникнет после смены власти в Узбекистане и постепенного открытия Ашхабада внешнему миру. Пока Туркмения остается в стороне от региональной динамики, но уже участвует в процессах. Центральная Азия пытается почувствовать самостоятельность. И это неизбежно. Эксперт убежден, что саммит определенно шаг навстречу к новому уровню регионального социально-экономического взаимодействия. Поэтому Россия должна держать этот процесс под вниманием, учитывая, что эти страны - существенная часть евразийского ядра, а в определенных сферах донор, например, в сфере трудовых ресурсов и агропромышленности, подчеркнул аналитик.

Он заметил, что собственно задача Москвы заключается в том, чтобы не сделать регион ареной противоречий с КНР. Ключевой вопрос - как в прикладном плане будет выстроено сопряжение российского и китайского интеграционных проектов, а пока такого понимания нет, заметил Александр Караваев.

Эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности Григорий Трофимчук заметил, что много было разных блоков на постсоветском пространстве, да мало в итоге выжило. Поэтому чем меньше беспокойства на этот счет, тем лучше. Если говорить конкретно о Казахстане, то надо понимать, что его всерьез беспокоит нарастание российско-американского напряжения, из чего может вытечь вывод, что надо как-то думать и о различных запасных способах смягчения последствий, считает аналитик. По его словам, заметно желание что-то сделать, но пока что не ясно, что именно. Москва, в той или иной степени, будет и дальше помогать странам региона. Но надо понимать, что в условиях длительного периода санкций прошло уже практически четыре полных года, ее возможности существенно сужены, и эта тенденция развивается дальше, констатировал политолог. Однако, по его словам, полностью отойти от дел региона она не сможет по самым разным причинам, включая военно-политические, угрозу для ЦА с юга. Много делается и в экономическом плане: например, списание огромного долга Кыргызстану, прокомментировал эксперт.

«Не думаю, что россияне сегодня бы отказались от миллиона на каждого. Но, тем не менее, Россия на это пошла, рассчитывая на усиление стабильности и в самом Кыргызстане, и регионе в целом. Но это максимум, на что можно рассчитывать со стороны РФ. При этом США, естественно, свою региональную формулу C5+1 будут только усиливать. Рано или поздно все эти формулы войдут в противоречие друг с другом, тем более, если учесть, что Вашингтон совсем недавно ввел здесь свою собственную – во второй половине 2015 года, в конце срока Обамы. Поэтому администрации Дональда Трампа ещё предстоит высказаться по этому важному вопросу. В любом случае, Центральная Азия стоит на «тектоническом» разломе мировой политики», - заметил Григорий Трофимчук.

Вполне хорошая практика

Координатор аналитических проектов «Самрау» Дмитрий Михайличенко считает, что закладываемая традиция встреч лидеров центрально-азиатских государств накануне важного для всех тюркских народов праздника Наурыз, является вполне хорошей практикой. По его словам  здесь необходимо учитывать общую историю и близость культур стран региона. Он также считает, что после прихода к власти Мирзиеева интеграционный потенциал Центральной Азии в значительной степени возрос, и стороны движутся поступательно к некоему режиму синергии, контуры которого прослеживаются вполне отчетливо. Однако перспектива перерастания выбранного формата в политический либо экономический союз пока представляется сомнительной, считает он. По его словам в экономической и политической  плоскости между странами региона существует множество «проблемных» тем, таких как водопользование, территориальные споры, решить которые на практике невозможно без «третейского суда».  

«Объективной реальностью экономической интеграции в регионе является Евразийский экономический союз, который, напомню, создан по инициативе Нурсултана Назарбаева. Несмотря на имеющиеся трудности, в целом ЕАЭС доказал свою эффективность в том числе и в качестве площадки для решения имеющихся проблемных вопросов.  Экономики всех пяти суверенных государств Центральной Азии по-прежнему тесно связаны с Россией. Масштабные международных проекты по развитию сухопутных транспортных маршрутов Китай-ЕС и Индия-ЕС в дальнейшем будут только актуализировать формат экономического взаимодействия «республики Центральной Азии + Россия». Полагаю, что сама жизнь, экономическая реальность, будет подталкивать Узбекистан к всё более тесному взаимодействию в этом формате, а, возможно, и к вступлению в ЕАЭС. Впрочем, здесь много будет завесить от параметров развития российской экономики и способности Владимира Путина проводить успешную, эффективную и, одновременно, неагрессивную внешнюю политику», - сказал Дмитрий Михайличенко.

Он заметил, что касается формата Ц5+1, то очевидно, что США как внерегиональное государство преследует в Центральной Азии главным образом геополитические интересы. Прогнозируемо, что Вашингтон будет стремиться представить любые контакты между странами Центральной Азии как зарождение центральноазиатского ГУАМ.

В тени нейтралитета

Более скептичен политолог Максим Крамаренко, который заметил, что консультативная встреча глав четырех центрально-азиатских республик и главы туркменского Меджлиса действительно создала определенный информационный шум, но что конкретно есть за ним непонятно. Говорить, что это начальный этап создания какого-то интеграционного союза пока слишком преждевременно, считает он, так как никто из глав государств региона не готов делиться частью своих суверенных прав, чтобы интегрировать хотя бы свои экономики.

Эксперт считает, что это подтверждается тем, что Нурсултан Назарбаев говорил на пятисторонней встрече только о развитии кооперации. Другие участники тоже не говорили о необходимости выработки плана или стратегии формирования такого союза. Не стоит ожидать, что Туркменистан в ближайшее время изменит свой подход во внешней политике, где каждый год на государственном уровне 12 декабря отмечается как День нейтралитета. И хотя концепция внешней политики этого государства не отрицает возможность многостороннего экономического сотрудничества, не стоит надеяться, что Гурбангулы Бердымухаммедов готов заключать  такие союзы, убежден эксперт.

Поэтому, по его словам, действительно имеет смысл говорить об этой встрече только как консультативной, на которой ее инициатор Шавкат Мирзиеев получил возможность услышать позицию своих коллег по вопросам повестки дня. Таким как взаимная торговля, водно-энергетическая сфера и борьба с терроризмом и экстремизмом. Эта встреча нужна была в первую очередь ему, как новому руководителю страны, имеющий потенциал стать региональной сверхдержавой. И для достижения этого Шавкат Мирзиеев сейчас активно выстраивает добрососедские отношения со своими ближними соседями, в том числе и путем проведения таких встреч, которые могут стать чем-то вроде организации центральноазиатского сотрудничества, предположил политолог.

Скорее географическое понятие

Максим Крамаренко считает, что заявления ряда экспертов о том, что первый Наурыз-саммит есть попытка вырваться из цепких объятий России, просто не состоятельны, так как ее объятия дружественны и добровольны. Участие во всех объединениях с северным соседом добровольное, и все помнят, что выход того же Узбекистана из ОДКБ не вызвал каких-то санкций со стороны РФ. Да, пошумели политики и эксперты, что надо ввести какие-то меры в ответ, например, ограничив въезд трудовых мигрантов из Узбекистана. Но ничего реально не было предпринято тогда, потому что это не в интересах России - пугать соседей недобровольностью объединений с ней, считает аналитик.

«Заявление Нурсултана Назарбаева о том, что страны региона могут решать свои проблемы сами, без третьей, также, думаю, не направлены в сторону России. Отсутствие Москвы на этой встрече тоже объяснимо. О встрече было заявлено в прошлом году, и именно в таком формате. Есть, конечно, определенные опасения, что этим форматом может воспользоваться третья сторона, попытавшись наполнить содержание таких встреч в будущем тенденциозным политическим содержанием, направив его против других внерегиональных игроков. Или, что более вероятно, для своей экономической экспансии. Но ничего не мешает той же России начать работать со всем регионом в своем формате С5+1, поддерживая суверенитет и интересы каждой из республик», - подчеркнул Максим Крамаренко.

Политолог Ислам Кураев считает, что на данный момент не стоит рассматривать ЦА как какое-то политически консолидирующее пространство, так как регион пока не имеет никаких интеграционных процессов и является всего лишь географическим понятием. На самом деле, по его словам, практически в ближайшие 10-20 лет  регион не имеет возможности сосуществовать как отдельный политико-экономический блок в противовес России или США.

«Прошедший саммит, прежде всего, носил ритуальный характер, так как пока нет особого повода для создания чего-то сверхъестественного, но, возможно, здесь и сейчас закладывается фундамент на будущее, все зависит от развития региона в целом. Сами же страны ЦА входят в ряд различных объединений и к тому же мало где представлены все страны региона. Следовательно, все вызовы решаются в соответствие с нормами таких союзных блоков как ШОС, ЕАЭС, ОДКБ. Фактически они взяли на себя функцию регулятивного органа решения стратегических вопросов региона, в том числе частично экономических. Также имеется момент, что Казахстану и не нужен какой-то единый союз, так как наша страна граничит со всеми, кроме как с Таджикистаном и решать те или иные вопросы может в двухстороннем порядке, то есть мы сегодня для себя не видим перспективы консолидации региона вокруг себя», - заключил он.

Комментарии