ВОСКРЕСЕНЬЕ, 22 ОКТЯБРЯ 2017 ГОДА
2251 9-10-2017, 11:42

Как генсек Федерации футбола РК сам себя высек

Ровно неделю назад на сайте Central Asia Monitor была опубликована статья «Казахстанский футбол: рыба гниет с головы». А спустя четыре дня, 6 октября, генеральный секретарь и фактически главный сейчас человек в ФФК Каныш Аубакиров дал известному порталу Nur.kz пространное интервью.

 

В огороде бузина…

В нем не упоминаются ни наше издание, ни сама статья, ни ее автор, но круг вопросов, на которые попытался ответить Аубакиров, не оставляет сомнений в том, что послужило поводом для интервью. Эти вопросы точь-в-точь совпадают с теми, которые были подняты в Central Asia Monitor (далее «Монитор») – генсек Федерации футбола Казахстана прошелся по всем пунктам, почти ничего не пропустил. Ну и добавил кое-что, чтобы опровергнуть обвинения в бездеятельности и бесполезности нынешнего руководства ФФК, а заодно «пнуть» своего предшественника.

Думаю, ни для кого не секрет, как готовятся подобные интервью. Вопросы распределяются по профильным департаментам (а в ФФК их более десяти), подготовленные ими ответы затем сводятся воедино, после чего готовый текст размещается в СМИ. Судя по тому, как построено интервью Аубакирова, в данном случае использовалась та же схема. Поэтому его следует воспринимать как плод коллективных усилий аппарата федерации. А, значит, по нему можно делать выводы об уровне компетентности и аналитических способностях всей нынешней команды ФФК. Ну и, разумеется, о степени адекватности самого генсека, именем которого освящена эта публикация.

Начнем с национальной сборной, поскольку именно ее результаты вызывают наибольшие претензии к сегодняшнему руководству федерации. Автор этих строк в своей статье в «Мониторе» писал о важности товарищеских матчей, в которых тренерский штаб должен просматривать кандидатов в команду, отрабатывать тактические варианты, и о том, что за весь нынешний год ФФК смогла организовать лишь один такой матч. В свое оправдание Аубакиров ссылается на отсутствие «окон» в календаре ФИФА. Но такие ситуации возникают во все нечетные годы, и тем не менее в 2013-м и 2015-м при прежних руководителях федерации наша команда провела по три товарищеские встречи (маловато, конечно, но все-таки), причем с неслабыми соперниками. В конце концов, можно было что-то придумать: например, организовать матч сборной Казахстана со сборной легионеров казахстанской же премьер-лиги, как это было несколько лет назад. Или хотя бы договориться с соседями-кыргызами.

И уж вовсе удивила фраза, которой Аубакиров попытался объяснить неудачи главной команды страны: «Надо принять во внимание, что на сегодняшний день за этот год сборная Казахстана провела всего три учебно-тренировочных сбора. При этом в сентябре, к примеру, команда собралась на УТС за 2 дня до матча. Что можно успеть за 2 дня?». Вы кому жалуетесь или кому предъявляете претензии, Каныш Кайдарович? Ведь календарь на сезон утверждала сама ФФК под вашим руководством. Кто мешал вам предусмотреть в нем «окна» для проведения необходимых – с точки зрения и количества, и продолжительности – УТС? А если причина в плотном графике национального чемпионата, то кто как не вы, придя в федерацию, изменил его формат? Не кажется ли вам, что в данной ситуации вы, как та героиня «Ревизора», сами себя высекли?

А реакция на вопрос безвестного интервьюера о том, почему вместо Талгата Байсуфинова главным тренером сборной был назначен Александр Бородюк, получилась из разряда «в огороде бузина, а в Киеве дядька». То есть вопрос касался причин такой рокировки, а Аубакиров стал рассуждать о том, каким хорошим футболистом был Бородюк, перечислять его титулы (будто сильный игрок априори должен стать сильным тренером) и тех, у кого он ходил в помощниках. Разумеется, о печальном опыте пребывания россиянина в «Кайрате» генсек промолчал. Зато выдал за свое ноу-хау введение должности ассистента главного тренера из числа казахстанских специалистов. Но ведь подобное практиковалось и раньше (достаточно назвать хотя бы Григория Бабаяна) – неужели в ФФК не осталось людей, помнящих то, что было еще совсем недавно?

 

Несвоевременная кампания

Что касается национального первенства, то Аубакиров явно не согласен с оценкой вашего покорного слуги. Напомню ее: «абсолютно скомканный (в том числе по причине массовых переносов матчей из-за внезапно нагрянувшей в разгар сезона инспекции стадионов) и, пожалуй, самый неинтересный в 21-м веке чемпионат Казахстана». Тогда как генсек ФФК, напротив, утверждает, что он стал «намного интереснее».

Но давайте сравним. Все последние годы за «золото» борются только «Астана» и «Кайрат». Сейчас, после 30-го тура, их разделяют семь очков, если считать потерянные (вообще-то это нонсенс, когда одному из претендентов на титул осталось провести три матча, а другому – аж шесть). В прошлом году разрыв между ними составлял на этот момент примерно столько же (шесть очков), причем если бы алматинская команда не провалила по вине упомянутого Бородюка старт сезона, то на финише мы бы наверняка увидели захватывающую борьбу двух лидеров. Такую, как в 2015-м, когда «битва двух столиц» получилась очень интригующей и активно освещалась в СМИ.

В общем, уже сегодня очевидно, кто станет чемпионом, а кому достанется «серебро». По большому счету, это было ясно еще месяц назад. Как давно известен и бронзовый призер. А вот в 2015-м и в 2016-м судьба 3-го места решилась только в последних турах. Сейчас борьба идет фактически лишь за 4-ю позицию и за сохранение прописки в премьер-лиге. И это называется «чемпионат стал намного интереснее»?

Впрочем, речь в публикации «Монитора» шла больше о другом – об инспекции, которая началась уже в ходе первенства и результаты которой вынудили клубы переносить матчи на более поздний срок, принимать соперников на маленьких стадиончиках, а то и вовсе в других городах. Все это крайне негативно сказалось и на турнирной интриге, и на посещаемости игр. В своем интервью Аубакиров подробно объясняет, зачем нужна была инспекция. Но и без его слов все понимают, что стадионы должны соответствовать определенным критериям. Другое дело – время, которое федерация выбрала для наведения порядка.

Например, 24 и 26 апреля (к тому моменту в премьер-лиге состоялось уже 8 туров) комиссия ФФК побывала на главных домашних аренах «Кайсара» и «Ордабасы». Кызылординский стадион она забраковала из-за неровностей футбольного поля, а шымкентский – по причине отсутствия прожекторного освещения. Очевидно, что эти проблемы можно было решить в месяцы, предшествовавшие старту чемпионата, тем более что они возникли не вдруг и были всем хорошо известны.

Здесь стоит напомнить, что нынешние руководители ФФК заступили на свои посты в ноябре прошлого года. И раз они решили взяться за благое дело, то им уже тогда следовало жестко поставить перед всеми участниками первенства вопросы, касающиеся состояния стадионов, и внести соответствующие требования (предусмотрев суровые санкции за их невыполнение) как в «Регламент проведения чемпионата», так и в «Правила сертификации футбольных клубов». Зачем надо было ждать начала сезона?

Приходилось слышать такую версию. Мол, если бы инспекции и работа по устранению недостатков проводились в межсезонье, то инициатива нового руководства ФФК осталась бы незамеченной. А если организовать такую кампанию в разгар чемпионата (с дисквалификацией стадионов, переносами матчей, обсуждением в СМИ), то широкий резонанс обеспечен: смотрите, как круто взялась федерация, насколько она принципиальна. Наверное, эта версия имеет право на существование, но полагаю, что на самом деле причина была более прозаичной: неумение (или нежелание) смотреть чуть-чуть вперед и просчитывать возможные последствия.

 

Миллиарды тенге на «игру миллионов»

В ответах Аубакирова не упоминается имя предыдущего руководителя федерации Ерлана Кожагапанова, но последний незримо присутствует в интервью – генсек ФФК часто напоминает о его решениях и действиях, рисуя их сплошь в негативном свете. В отличие от авторов одного известного спортивного сайта, которые по поводу и без воспевают Ерлана Тохтархановича и призывают вернуть его в наш футбол, я не считаю, что в ФФК он был на своем месте. Но как бы мы к нему ни относились, надо быть корректными. Нельзя приписывать человеку то, чего он не говорил и не делал.

В статье недельной давности, помимо прочих, были подняты и следующие вопросы: какова судьба стратегической программы «Футбол жолы 2026» (развитие детско-юношеского футбола), разработанной по инициативе Кожагапанова? Как нынешнее руководство ФФК собирается реагировать на изменения в законодательстве, предусматривающие кардинальный пересмотр системы финансирования спорта из местных бюджетов? И вот что отвечает Аубакиров: «В некоторых областях с учетом бюджетов профессиональных клубов объемы финансирования футбола даже превышают 50%. Но в программе предлагалось дополнительно выделять еще 20% (на развитие детско-юношеского футбола и создание футбольной инфраструктуры – прим. авт.) в ущерб другим видам спорта. Это уже абсолютный популизм».

Если Аубакиров обвиняет Кожагапанова в популизме, то его самого можно обвинить в передергивании фактов. Бывший президент ФФК вовсе не имел в виду дополнительное финансирование – речь шла о 20 процентах от общего спортивного бюджета регионов, в том числе за счет высвобождения на эти цели части тех средств, которые сегодня расходуются на содержание профессиональных футбольных клубов. А это, вы как понимаете, совсем другой коленкор.

Да, программа «Футбол жолы 2026» была декларативной, оторванной от жизни, но Кожагапанов хотя бы поднимал вопросы, касающиеся основы основ «игры миллионов». Тогда как Аубакиров, говоря в своем интервью о том, что «выделяемых финансовых средств на футбол в регионах сегодня вполне достаточно», даже не обмолвился о серьезных перекосах в их распределении. Ведь сегодня практически все миллиардные суммы, выделяемые акиматами на спорт №1, достаются профессиональным командам, а детско-юношеский футбол довольствуется крохами. Видимо, такое положение вещей устраивает генсека ФФК.

 

Секретная конференция

Попытался он ответить и на претензии по поводу закрытости федерации от футбольной общественности, но вышло это у него крайне неубедительно. Например, в публикации «Монитора» упоминался тот факт, что на официальном сайте ФФК отсутствует ее главный документ – Устав. Причины этого Аубакиров в своем интервью объяснил настолько путано и невнятно, что сформулировать вкратце его ответ просто невозможно. Но логика, мягко говоря, странная. Если спроецировать ее на законодательную сферу, то получается, что перед внесением изменений в тот или иной закон последний (все еще действующий!) следует спрятать от людских глаз – его как бы нет. А ведь в федерации есть целый юридический департамент. Как он пропустил такое?

Заодно из интервью генсека казахстанские любители футбола узнали, что совсем скоро состоится ежегодная отчетная конференция ФФК. Правда, точную дату он не назвал (по моим сведениям, 12 октября). Между тем, информация о дате и месте проведения конференции, ее повестке еще месяц назад должна была быть размещена на официальном сайте федерации (обязательно), причем на самом видном месте, и в СМИ (желательно). Во всяком случае, такая норма раньше была заложена и в Уставе, и в регламентах. Да и вообще, это общепринятая практика в цивилизованных странах. Футбольная публика вправе знать, какие вопросы будут обсуждаться, она должна иметь возможность высказать свои пожелания и предложения. Ведь ФФК, напомню, является общественной организацией.

Но предстоящая отчетная конференция, скорее всего, будет проведена келейно, в формате «тайной вечери», без приглашения журналистов и вообще без сторонних глаз и ушей. На этом фоне даже времена, когда федерацией руководил одиозный Рахат Алиев, кажутся эпохой разгула демократии и гласности в казахстанском футболе.

Женис Байхожа

Автор: Женис Байхожа

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение