СУББОТА, 20 ЯНВАРЯ 2018 ГОДА
3276 1-06-2017, 07:50

ФНБ «Самрук-Казына»: трансформация «а ля Шукеев»

Национальное благосостояние, как и прежде, продолжает утекать сквозь пальцы менеджеров от государства, несмотря на многочисленные программы оптимизации, модернизации и трансформации. «Самрук-Казына» постоянно вертится у зеркала, примеряя на себя опыт успешных и эффективных суверенных фондов. Но, как говорится, не по Сеньке шапка. Наш  король по-прежнему голый. 

Операция «Трансформация», или Процесс облегчения

Скандалы, интриги, расследования  вновь стали верными попутчиками ФНБ «Самрук-Казына». Как ни старался глава фонда Умирзак Шукеев, прикрываясь мантрами о трансформации,  утаить шило в мешке, печальные подробности деятельности возглавляемой им структуры все равно регулярно становятся бельмом на глазу депутатского корпуса и экспертов.   Но сам Шукеев, похоже, уверен в том, что вопреки всему доиграет свою роль  суперменеджера до конца. Правда, пока непонятно, до какого.  Финал этой пьесы еще в процессе написания, и ее автор может не только с почестями перевести главного героя на новый фронт работ, как это произошло с предшественником Шукеева, но и сделать из него, простите уж за кабацкое выражение, «козла отпущения». Тем более что для этого есть веские основания.   

Умирзак Шукеев наконец-то закончил затеянную по поручению президента генеральную уборку вверенного ему хозяйства. Точнее сказать, пока только так называемого корпоративного центра. До многочисленных «дочек» и «внучек» фонда новая метла еще не добралась. Но, как уверяет сам Шукеев, все еще впереди. Впрочем, этот нюанс  ничуть не умаляет заслуг председателя правления фонда и его команды. Первый этап обещанной трансформации  состоялся, и Умирзак Естаевич, глядя на его результаты, сияет от удовольствия как медный пятак. И понять его можно. Ему удалось сделать то, что не получилось даже у  такого «гениального фокусника», как  Кайрат Келимбетов, который возглавлял фонд до пришествия Шукеева. А именно  - сбросить со своих плеч всю ответственность за махину под названием ФНБ «Самрук-Казына», и теперь он как дедушка Ленин может лишь махать рукой, указывая направление в светлое будущее. «Мы даем вам свободу, проявляйте инициативу, мы вам дали методику. Возьмите в свои руки, это ваша ответственность, мы будем вас только поддерживать», - заявил недавно Шукеев, обращаясь к руководителям портфельных компаний.

Есть ощущение, что это и было главной целью трансформации.  Конечно же, движение к ней сопровождалось массой шагов и шажков, причем  порой весьма успешных, которые в идеале должны были хотя бы ненамного приблизить наш фонд национального благосостояния к образцу для подражания - культовому сингапурскому «Темасеку». Но в целом, как отмечают эксперты, отталкивающиеся от отчетности фонда, получилось «неэффективно» и «малорезультативно». Пока руководство ФНБ «Самрук-Казына» рапортует об очередных успехах и добытых непосильным трудом  миллиардах тенге, хронические болячки на его теле только обостряются, грозя перерасти в натуральные язвы.

Каким ты был, таким ты и остался…

Достижения, о которых сегодня заявляет Умирзак Шукеев, можно смело делить на два, а то и на три. Тем более что даже эти цифры вообще ни о чем не говорят. Впрочем, обо всем по порядку.

ФНБ с момента его образования был прибежищем для, как выразился когда-то глава государства, «зайчиков и живчиков»,  что делало его мишенью для критики. И, похоже, ситуация с каждым годом лишь усугубляется, хотя менеджеры фонда регулярно продолжают вешать нам лапшу на уши.

Раздутые штаты, с которыми призывал бороться президент страны еще пять лет назад, несмотря на заявления руководства ФНБ,  вовсе не сдулись. Напротив, на протяжении двух с половиной лет, которые длился процесс трансформации, численность сотрудников росла как на дрожжах. В 2009 году, задолго до отделения от ФНБ «Самрук-Казына» институтов развития, которые были переведены в «Байтерек», и избавления фонда от непрофильных активов путем приватизации,  общая численность персонала в группе компаний ФНБ составляла 260 тысяч человек. В 2014-м под крышей фонда нашли приют свыше 320 тысяч работников. В 2015-м эта цифра увеличилась до 331,8 тысячи. А недавно  Умирзак Естаевич сообщил, что на текущий момент общая численность персонала по группе компаний составляет  уже 350 тысяч человек (!?).

 Так и хочется воскликнуть «Ай да трансформация»! Лавировали, лавировали, да почему-то невылавировали. Как сей факт вписывается в концепцию «компактной структуры», которая, по словам главы государства, должна делом заниматься, непонятно. Как непонятно и то, кого, когда и с какой целью обещали «оптимизировать» и сократить руководители ФНБ. Еще в феврале прошлого года они вещали о том, что штатная численность по группе компаний фонда будет сокращена на 20 процентов. В апреле все того же 2016-го член правления АО «Самрук-Казына» Улан Тажибаев, выступая на XI международной конференции по управлению человеческими ресурсами, и вовсе утверждал: «Численность сотрудников группы компаний АО «Самрук-Казына» за последние полтора года сократилась на 60 тысяч человек. На сегодняшний день оптимизация составляет 50 процентов на уровне руководства и 35 процентов среди рядовых сотрудников». Однако, как выясняется, все обстояло с точностью до наоборот. Но волнует ли эта несостыковка Умирзака Шукеева? Очень сомнительно. Он сейчас как дитя малое радуется тому, что на пути к становлению  «коммерческого стратегического холдинга» ФНБ омолодился чуть ли не до пеленок. Впрочем, имеет право. Главное – чтобы потом плакать не пришлось. Молодые «манагеры» в последнее время все чаще  демонстрируют свою «компетентность», например, в следственных органах…

Непомерный, а порой и просто неадекватный уровень доходов управленцев из ФНБ «Самрук-Казыны» так же, как и раздутые штаты, давно уже стал притчей во языцех. Но, как и в первом случае, воз и ныне там. Доходы, по крайней мере, топ-менеджеров из года в год продолжают расти. И все так же без привязки к  реальным индикаторам эффективности. Например, по итогам 2015-го вознаграждение ключевым  управленцам  составило 5,6 миллиарда тенге, по итогам 2016-го  – 7,2 миллиарда. Умирзак Естаевич даже разоткровенничался, сообщив, что средний ежемесячный доход  таких менеджеров в прошлом году равнялся половине стоимости «однушки» в Алматы или Астане – от 4 до 7 миллионов тенге.

Что же касается  привязки к эффективности, то тут не все так просто. Да, показатели в сравнении с предыдущим годом вроде бы выросли, но какова в этом роль тех самых ключевых управленцев? Ее, увы, нельзя не просчитать, не пощупать руками, в отличие от полученных ими миллиардов. И здесь трудно не согласиться с мнением, которое известный экономист Айдархан Кусаинов высказал в комментарии нашим коллегам: «Вполне возможно, что без корпоративного центра суммарные убытки были бы меньше, а доходность больше. При консолидированной отчётности непонятна роль корпоративного центра».

Эффективность менеджмента ФНБ «Самрук-Казына» - наверное,  главная заноза во всей этой истории. И команда Умирзака Шукеева никак не способствует ее извлечению. Нет,  на словах там все герои, а как доходит до дела, то выясняется, что до сих пор основой выручки фонда является продажа сырой нефти, хотя, как известно, главная задача ФНБ - поддержка модернизации национальной экономики через эффективное управление портфельными компаниями.

Но это, так сказать, ключевой момент. Замеры эффективности по другим направлениям тоже не внушают оптимизма. Взять хотя бы тот факт, что коэффициент рентабельности активов «Самрук-Казына»  за последние несколько лет снизился в 2,7 раза – с 7 процентов в 2012-м  до 2,6 процента в прошлом году. Аналогичная ситуация и с коэффициентом рентабельности собственного капитала.  Здесь произошло уменьшение в 2,8 раза – с 15 до 5,4 процента.

Красноречивым показателем вполне могут  служить также ежегодные убытки от обесценивания. По итогам прошлого года они превысили 68 миллиардов тенге, в 2015-м  – 290 миллиардов. Это как раз говорит о том, в какую сторону  трансформированный менеджмент компании машет ручкой и куда вкладывает средства. В прошлом году, например,  это были активы, размещенные в «Казинвестбанке» и  «Дельта банке»…  Кстати, когда депутаты поинтересовались у руководства фонда, куда оно смотрело, доверяя деньги ненадежным финансовым структурам, ответ прозвучал по-детски наивно: тогда же эти банки нормально работали…

В общем, просчитывать и анализировать – это, похоже, не для топ-менеджеров ФНБ «Самрук-Казына». Что регулярно подтверждают и выводы Счетного комитета. Последняя проверка опять выявила серьезные нарушения. «Аудитом в АО «Самрук-Казына» было охвачено 95,3 миллиарда  тенге, - говорится в сообщении.  - Выявлены финансовые нарушения на сумму 1,5 миллиарда тенге, неэффективно использованные средства на 1,4 миллиарда тенге, 16 процедурных нарушений на 86,1 миллиарда тенге».

На фоне всего этого как минимум странно выглядят озвученные руководством фонда ожидания того, что общие экономические выгоды от трансформации составят более 1 триллиона тенге…

Автор: Юлия Кисткина

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение