ВОСКРЕСЕНЬЕ, 21 ИЮЛЯ 2019 ГОДА
16-09-2011, 08:04

Язык мой - враг твой?


Ауэзхан Кодар: "Национализм - это дорога, ведущая к катастрофе"

В последние недели перед казахстанским обществом остро встала языковая проблема. Письмо, под которым подписались 138 известных политических, общественных, культурных и бизнес-деятелей страны, вызвало нешуточный резонанс. Фактически авторы обращения потребовали отнять у русского языка статус официального,  которым он наделен согласно Конституции республики. Об актуальности этого вопроса мы беседуем с известным казахским поэтом, прозаиком, переводчиком Ауэзханом Кодаром.

Языковые манипуляции

- Ауэзхан-ага, как вы думаете, что стало первопричиной возникновения этого ставшего уже скандальным письма?

- К большому сожалению, казахский язык давно превратился в средство политических манипуляций, и ситуация каждый раз обостряется в связи с наступлением каких-то больших политических событий. В частности, я говорю о парламентских выборах. Политическая составляющая всегда играет здесь важнейшую роль, но часто она просто гротескно выпирает. Вместе с тем в обществе действительно чувствуется большая потребность в казахском языке. Но, несмотря на это, все лозунги, призывы, демонстрации и выделяемые бюджетные средства не приносят должного эффекта. Я думаю, это происходит потому, что казахский язык как живой организм должен пройти путь эволюции. Не стоит забывать, что наше государство - все еще транзитное, и внедрять казахский язык радикальными методами, в том числе и путем требований изменить Конституцию, на мой взгляд, не стоит. Я не вижу в этом острой необходимости. Тем более что это часто идет вразрез с законностью. Допустим, телеканал "Казахстан" полностью перешел на казахо­язычное вещание, хотя по закону оно должно быть пятидесятипроцентным, то есть вещание должно быть наполовину на казахском языке, наполовину - на русском. Я привел этот пример, чтобы показать перегибы, которые иногда случаются. Ведь качество программ от этого в лучшую сторону не меняется, и казах­ский язык от этого много не выигрывает. То есть нужно "подтянуть" законодательство, а потом уже решать подобные глобальные проблемы.

- Другими словами, люди, поднимающие проблему казахского языка, политически ангажированы?

- Разговор ведь идет о том, что этот вопрос кому-то действительно выгодно педалировать. Не нужно забывать, что русскоязычное население составляет большую часть нашего общества, и не считаться с этой массой было бы очень не­осмотрительно. У нас много патриотов-интеллигентов, но я считаю, что в основном все подобные процессы спровоцированы теми людьми (из власти в том числе), которым это выгодно. А большинство попросту становится жертвой политических интриг.

- Насколько остро на  самом деле стоит проблема казахского языка?

- Многие давно говорят о том, что главная проблема на самом деле не в языке, а в том, что не решаются социальные вопросы. У нас ведь система образования работает исправно, ежегодно тысячи специалистов с высшим образованием выходят на рынок вакансий. И им говорят: учите казахский язык, и перед вами откроются новые возможности. Но ребята выходят и либо остаются безработными, либо работают в аутсайдерском поле, где нет не то что преференций, но даже достойной работы и заработка. Получается, что в итоге лозунги остаются лозунгами, а ничего реального не предпринимается. Мы знаем, что аульная молодежь рвется в город, где высочайшая конкуренция, но при этом все решают деньги. И лишенная шансов молодежь ударяется в крайности: криминал, проституцию, скатывание по социальной лестнице… И если у нас действительно есть национал-патриоты, сочувствующие обездоленному казахскому населению, им стоит добиваться принятия законов, которые бы работали на благо их соотечественников, и в первую очередь молодого поколения. Нужно задействовать молодежь, дать ей профессию и работу. Соответственно и проблема казахского языка во многом является надуманной.

 

Обаяние казахского

- Как же заинтересовать русскоязычную часть общества в изучении государственного языка?

- Интерес к казахскому языку должен развиваться не с помощью государственной машины, а посредством его собственного обаяния, которого ему не занимать. Ведь если на казахском языке будет написана великая книга или будет снят какой-то колоссальный фильм, то его, язык, начнут изучать хотя бы для того, чтобы прочитать и посмотреть эти творения в оригинале. Но ничего подобного нет. Идет сплошная казахизация международной терминологической базы, даже таких слов, как "философия", "метафизика", "субстанция", которые не переводятся на любой другой язык мира. Получается новояз, причем весьма сомнительного происхождения. Я многие подобные вещи не воспринимаю, хотя мне говорят: "Это потому, что вы русскоязычный".

- А как на самом деле?

- На самом деле я чуть ли не единственный казахский поэт, который пишет и на русском, и на казахском. А ведь многие мои коллеги-казахи пишут только на русском. Я пишу и перевожу - например, два тома философ­ской классики, современной и древней, я перевел на казахский язык. И я не чувствую никаких ограничений в том смысле, чтобы писать и говорить на родном языке, - я вообще не вижу здесь проблемы. Но я чувствую другое: когда я пишу на казахском языке, так сказать, "сложно", то есть когда для восприятия  моих произведений нужно напрягаться, то в таких случаях мои соотечественники меня не понимают - или делают вид, что не понимают.

- Каковы ваши рецепты расширения сферы применения казахского языка?

- Казахстан - суверенное государство, мы имеем собственный язык, который имеет право на господствующее сосуществование с другими языками. Но многие не понимают, что в условиях рынка все решается в конкурентной среде. И здесь попытки жестко навязать казахский язык, или же, наоборот, отечески, но силой его навязать - не самый действенный метод. Этого никто не воспримет. Не стоит спешить - нужно дать возможность языку самому эволюционировать и адаптироваться.

 

Путь в никуда

- Как вы относитесь к тому, что национал-патриотические силы в настоящее время жестко политизируются?

- Не хочу никого обидеть, но скажу, что я радикально против политизации подобных движений. Я вижу, что некоторые люди хотят создать на такой взрывоопасной теме политический капитал. Мы переступили грань: теперь разумными доводами удержать подобные идеи не получается. Происходит, говоря словами классика, "вертикальное вторжение варварства". Происходит своеобразное "восстание масс", которое та же Испания пережила в начале прошлого века. А в процессе этого кто-то становится вождем и пожинает плоды революции. На самом деле, я считаю, это - дорога, ведущая к катастрофе. Поймите, что ничего нельзя повернуть вспять. Вспомните, что произошло в тех же самых арабских республиках...

- Насколько национал-патриоты значимы для Казахстана?

- Идея национал-патриотизма на сегодняшний день вообще себя изжила. Мы называем это явление патриотизмом, национализмом, но на самом деле это симулякры - то есть символы без содержания, которые нежизнеспособны. Если кто-то считает, что на основе идеи превосходства одного народа или языка над другими можно что-то выиграть - он глубоко ошибается. Я считаю, что сейчас, наоборот, настало время взаимозависимости, толерантности, понимания. Мир глобализирован, и жить в некой, даже культурной, изоляции невозможно. Через изоляцию проявлять свою "казахскость" - глупо.

- Но ведь сейчас речь идет о так называемом "просвещенном национализме", где между терминами "нация" и "государство" ставится знак равенства…

- Я знаю, что подобные случаи были в истории разных государств. При Союзе для  мирового сообщества мы все были русскими, так же, как в США все американцы. Поймите, я тоже казах, и я не против того, чтобы все назывались казахами - при условии, что это не навредит, а принесет пользу. Но мне кажется, что в этом смысле у нас не все благополучно.

- Как вы думаете, насколько напряженной стала межнациональная атмосфера в нашей республике в последнее время?

- Мы пытаемся сохранять стабильность, но вы же сами прекрасно видели, какую реакцию вызвало "письмо 138" среди русскоязычного населения. Это чревато последствиями, и не нужно закрывать глаза на подобные процессы. Ведь если эту конкретную болезнь запустить, то и Россия будет вынуждена высказать свое мнение. Не стоит накалять обстановку, тем более без наличия обоснованных причин. Происходит попытка форсирования событий со стороны казахоязычной части общества. Открытых выступлений пока нет, но если продолжать в том же духе, открытого противостояния не избежать. Нужно думать об этом в первую очередь.

- То есть старый добрый принцип равенства и братства?

- Я уже говорил об обаянии казахского языка. Но к нему нужно еще и обаяние казахской культуры. Я многие годы перевожу казахскую классику на русский язык. Я это делаю фактически на голом энтузиазме. Именно так можно привить любовь и уважение к нашей культуре, истории, языку. И со стороны государства я не вижу подобной работы с населением. А ведь уважение ко всему этому богатству нужно прививать безболезненно и с самого детства. А решать проблему разом, одним ударом шашки - невозможно.

Беседовал

Игорь ХЕН

Комментарии