СРЕДА, 5 АВГУСТА 2020 ГОДА
2518 24-07-2020, 10:07

«Большие маневры» Нацбанка или привычка опаздывать?


Последние решения Национального банка были восприняты в экспертной среде неоднозначно. Если одни аплодируют его попыткам поучаствовать в операции по спасению отечественной экономики и сыграть роль героя в разворачивающемся на наших глазах театре боевых действий, то другие не без иронии констатируют, что главный банк страны вознамерился сражаться с ветряными мельницами и махать фанерной саблей.

Запоздалое па-де-де

На этой неделе Национальный банк Казахстана наконец-то последовал общемировому тренду и принял решение о снижении базовой ставки. «Сужение коридора продиктовано стабилизацией ситуации на финансовых рынках и постепенной адаптацией экономики к новым условиям», - говорится в распространенном им пресс-релизе. Как считает регулятор, «это решение позволит приблизить ставки денежного рынка к базовой ставке, обеспечит снижение волатильности ставок денежного рынка и будет способствовать формированию у участников рынка более устойчивых ожиданий». В Нацбанке уверяют, что «новый уровень базовой ставки позволит в определенной степени компенсировать возросшие кредитные риски, снизив стоимость кредитов. Текущее решение позволит сгладить влияние последствий мер по ужесточению карантина на казахстанскую экономику и поддержит процесс ее восстановления».    

Насколько своевременным является это решение и не слишком ли оптимистично настроен главный банк страны? Как говорится, большой вопрос. Особенно если вспомнить, что лидер партии «Ак жол» Азат Перуашев, глашатай интересов бизнеса в парламенте, начиная с марта текущего года, то есть с момента погружения экономики в полный локдаун, трижды обращался к руководству Нацбанка с соответствующим предложением. Правда, по его расчетам, для достижения тех самых целей, о которых так красиво написано в процитированном выше пресс-релизе, базовая ставка должна была быть снижена, как минимум, до 4-5 процентов. По словам Перуашева, именно это способно обеспечить доступное финансирование экономики. «Парадоксально, но факт: в условиях продолжающегося критического падения уровня жизни населения, плачевного положения малого и среднего бизнеса, огромных социальных расходов государства отказ главного банка от своевременного снижения базовой ставки вот уже четвертый месяц приводит к ускоренному вымыванию направленных на поддержку малого и среднего бизнеса средств бюджета, а также к неоправданно высокой кредитной нагрузке на граждан и бизнес. Казахстан остается в коротком списке экономик наряду с несколькими африканскими странами, такими, как Судан, центробанки которых в условиях мировой пандемии повысили ставку», - эмоционально заявил с парламентской трибуны депутат и привел в пример соседнюю Россию, которая, начиная с апреля, дважды снижала ключевую ставку, доведя ее до 4,5 процента.  

Надзорный орган дискутировать с разгорячившимся мажилисменом не стал, ясно дав понять, что и сам рисковать не намерен, и другим не даст - идея применить инструменты денежно-кредитной политики для разгона экономики Нацбанку показалась на тот момент экстравагантной. Мол, диверсифицируйте экономику, структурно ее перестраивайте, а «рот на чужой каравай не разевайте».

Впрочем, спустя месяц он все-таки «сдал позиции» и снизил ставку, но лишь на 0,5 процента. Способен ли такой шаг хоть что-то дать находящейся в ловушке кризиса экономике? Об этом наш разговор с аналитиком Wall Street Invest Partners Данияром Джумекеновым.

«Большие маневры» Нацбанка или привычка опаздывать?

Перезапуска не будет

- Национальный банк РК принял решение снизить базовую ставку до уровня 9 процентов годовых с сужением процентного коридора до +/- 1,5.  Шаг ожидаемый. Но окажет ли он реальное влияние на процесс восстановления экономики? Существует мнение, что базовая ставка, устанавливаемая Нацбанком на уровне, превышающем инфляцию, делает доступными кредиты и инвестиции только для субъектов внешнеэкономической деятельности и только с внешних финансовых рынков – тем самым обеспечивается вывоз не только природного сырья, но и доходов от внешнего инвестирования и кредитования…

- Следует понимать, что инструментарий любого центробанка крайне ограничен. Он, конечно, может снизить процентные ставки, увеличить эмиссию денежных средств или начать покупки проблемных активов, но все эти усилия могут в конечном итоге не отразиться на экономике. За примерами далеко ходить не надо - опыт Японии давно служит страшилкой для финансистов: вот уже 20 лет правительство этой страны безрезультатно пытается перезапустить двигатель экономики путем низких, а в последнее время и вовсе отрицательных ставок. При ставках ниже нуля хранить деньги на банковских счетах становится невыгодно, вследствие чего объемы инвестирования в экономику должны расти. По крайней мере, в теории. Но в случае с Японией эта стратегия не сработала: инфляция там остается на низком уровне, а курс йены - завышенным по отношению к доллару, что серьезно мешает развитию экономики.

После кризиса ФРС и ЕЦБ тоже приняли решение стимулировать рост с помощью низких ставок. О результатах говорить пока рано, но ставка порядка 3-х процентов (без учета льготных программ) в США выглядит вполне привлекательной для бизнеса. Если же вести речь о крупных корпорациях, то она еще ниже: например, Amazon привлек 10 миллиардов долларов на кредитном рынке под 0,4 процента годовых. Впрочем, еще до введения стимулов в 2020 году займы что в США, что в ЕС были дешевыми благодаря низким процентным ставкам: 1,75 и 0 процентов соответственно. Так что каких-то кардинальных изменений не произошло.

- Будет ли в нашем случае овчинка стоить выделки? Снижение базовой ставки, возможно, приведет к некоторому оживлению деловой активности и покупательского спроса, в некотором смысле может быть перезапущен рынок кредитования. С другой стороны, как эти процессы скажутся на уровне инфляции и курсовой стабильности?

- После недавнего смягчения денежно-кредитной политики базовая ставка все еще находится на высоком уровне в 9 процентов. Причем в марте Нацбанк принял решение увеличить ее до 12 процентов, и это произошло в тот самый момент, когда регуляторы по всему миру решили в сложившихся условиях облегчить доступ к кредитам. Безусловно, сравнивать финансовую ситуацию в развитых странах и развивающихся не совсем корректно, но даже с учетом проблем с высокой инфляцией ставка в 9 процентов представляется чрезмерно завышенной.

По данным Нацбанка, юридические лица получают кредиты в среднем под 12,1 процента годовых, тогда как физлица - под 17,1 процента. В сравнении с началом года стоимость займа стала несколько меньше, но при этом все еще остается очень дорогой. Подобные условия кредитования неспособны реально мотивировать людей к тому, чтобы брать в долг, поскольку у них просто может не хватить денег для его обслуживания. Вследствие этого ожидать некоего «перезапуска» рынка кредитования явно не стоит. Чтобы такой «перезапуск» произошел, ставку следует опустить еще, как минимум, на 2-3 процента. В отличие от ФРС и ЕЦБ, у Нацбанка есть большой простор для маневров и реальная возможность расшевелить экономическую активность. Разница между фондированием в тенге и долларах/евро просто колоссальная – и, разумеется, все кто может позволить себе займы на внешних рынках, будут игнорировать предложения внутри страны.

Кто не успел, тот опоздал

- Как в целом вы оцениваете монетарную и денежно-кредитную политику Нацбанка в условиях пандемии?

- К сожалению, Нацбанк несколько опоздал. Даже не в том плане, что начать снижение базовой ставки надо было еще в конце 2019-го, когда на рынках царила стабильность на фоне позитивных ожиданий по торговой сделке между США и КНР. Необходимо было действовать одновременно с другими странами, причем смело, не ограничиваясь скромными 0,5 процента. И тогда негативное влияние на курс и инфляцию могло оказаться совсем незначительным. По крайней мере, так было в странах, чьи экономики в той или иной мере схожи с нашей. После некоторого периода спокойствия интерес участников рынка к безопасным активам вновь начал расти в связи с ростом напряженности между Вашингтоном и Пекином, а также затянувшейся борьбой с коронавирусом. Тогда как эффект от массивных вливаний ликвидности со стороны крупнейших центробанков постепенно угасает.

- Как, по-вашему, скажется на ожиданиях, связанных со снижением базовой ставки, ситуация на внешних рынках?  Например, в Нацбанке считают, что одним из существенных рисков для курса тенге в перспективе может стать динамика курса рубля в России. Также ряд экспертов прогнозирует ухудшение экономических условий в странах, являющихся торговыми партнерами Казахстана. По их данным, экономика РФ в нынешнем году сократится на 5,2 процента, ЕС – на 8,4, а рост в Китае составит лишь 1,4 процента.

- Мировая экономика восстанавливается довольно медленно: по некоторым оценкам, вернуться к уровню прошлого года Евросоюзу и США удастся не ранее 2021-го. Ситуация в КНР складывается более благоприятно, но поводы для беспокойства все же имеются и там. Наибольшие опасения вызывает слабый внутренний спрос: ВВП страны восстанавливается за счет наращивания объемов промышленного производства, тогда как население не спешит увеличивать свои расходы. В июне розничные продажи сократились на 1,8 процента в годовом выражении, а по итогам первого полугодия 2020-го они оказались ниже на 11,4 процента. Если подобная динамика сохранится, а американцы введут очередные торговые ограничения на китайский экспорт, то экономика страны может «встать». От этого пострадают все партнеры КНР – Казахстан, ЕС, Россия и прочие.

Вероятность такого сценария должна мотивировать наше правительство к тому, чтобы уделить больше внимания стимулированию внутреннего спроса в Казахстане. Это необходимо для смягчения возможного внешнего негатива. Хотя, если учесть чересчур консервативную политику Нацбанка, то данный фон, скорее, приведет к прекращению каких-либо операций, связанных со ставкой, до тех пор, пока ситуация не станет более позитивной.

Что касается рубля, то, безусловно, его динамика оказывает влияние на курс тенге, но каких-либо предпосылок для ощутимого падения стоимости российской валюты пока нет. Нефтяной рынок восстанавливается, а американцы слишком заняты своими проблемами, вследствие чего санкционная риторика сошла на нет.

- Кстати, о нефти. Будут ли скорректированы ожидания и потенциальные риски в связи с недавним прогнозом ОПЕК о повышении ее стоимости до 100-150 долларов за баррель?

- В Нацбанке сидят специалисты с большим опытом, и они должны понимать, что в ближайшие годы нефтяные цены будут расти довольно медленно. А, значит, осторожная политика регулятора сохранится. Рост котировок может привести к возобновлению буровой активности в США и нарушить хрупкое равновесие на рынке, которого удалось достичь в последние месяцы. В качестве наиболее оптимистичного варианта развития событий мы рассматриваем уровень в 50 долларов за баррель.

Комментарии