СУББОТА, 31 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА
13253 23-06-2020, 11:00

Вечный «ұят» против здравого смысла: почему COVID побеждает нас?


То, что сейчас происходит в Казахстане, можно назвать второй волной эпидемии коронавируса, а можно вторым всплеском первой волны – суть от этого не меняется. Факт то, что ситуация крайне осложнилась. И сколько бы мы ни критиковали власти, медиков, нужно честно признать:  главная причина – в нас, а, если конкретнее, в том, что принято называть менталитетом.  

Как бы не повторился итальянский сценарий…

…Особенно тревожит резкий рост числа погибших. Вот официальная статистика. После объявления в стране карантина и до конца мая, то есть за два с половиной месяца, от COVID-19 умерли 40 человек (средний суточный показатель составил около 0,5), а всего-то за три недели июня – 87 (четыре человека ежедневно). То есть, уровень смертности возрос сразу в восемь раз! И эти 87 человек – как раз-таки те, кто заразился уже после того, как в середине мая были сняты многие карантинные ограничения.  

Причем просматривается очевидная тенденция к тому, что негативная динамика будет нарастать. Об этом свидетельствуют и статистика (в последние дни ежедневно умирали уже по семь-восемь человек), и тревожные заявления руководителей региональных управлений здравоохранения. Например, главный медик южной столицы сообщил: «Ежедневно более 2 500 экстренных случаев по городу. Вопрос не только в свободных койках, но и в наличии врачебных бригад, готовых работать с ковидными пациентами. Соответственно, к сожалению, мы вынуждены избирательно подходить и госпитализировать пациентов исключительно со средней и тяжелой степенью тяжести». В Нур-Султане уже ощущается дефицит койко-мест, к аппаратам искусственной вентиляции легких (ИВЛ) подключены 50 человек. Не лучше положение во многих других регионах. Глава правительства вынужден был дать поручение закупить дополнительные аппараты ИВЛ. Хотя, по всем «законам жанра» и по мнению авторитетных специалистов, в Азии, как и Европе, вирус уже должен постепенно слабеть – терять свою вирулентность, то есть способность к дальнейшему распространению, и «поражающую силу» применительно к организму человека. 

Не хотелось бы накликать беду, но развитие событий в Казахстане по итальянскому сценарию сегодня вовсе не выглядит фантастикой. И если еще месяц назад многие утверждали, причем не без оснований, что наша республика противостоит эпидемии коронавируса более успешно, нежели хваленый Запад, то теперь вряд ли кто-то решится дать такую оценку. Впрочем, сторонники теорий заговора, которых у нас расплодилось немало, в наблюдаемом сегодня росте печальной статистики продолжают усматривать руку невидимого режиссера, якобы сознательно нагнетающего обстановку. 

То, что произошло в Италии, где в какой-то момент ситуация стала почти катастрофической, эксперты связывали в том числе с менталитетом жителей этой страны - они очень любят большие компании, живое общение, при встречах обязательно обнимаются и целуются, причем нередко даже с малознакомыми людьми. Хорошая в общем-то черта характера, но делающая итальянцев очень уязвимыми перед всевозможными заразами. А разве в менталитете нашего народа нет таких особенностей, которые усугубляют риск распространения инфекций?

«Ұят»  сильнее инстинкта самосохранения? 

Например, после смягчения режима карантина возобновилось проведение поминок по усопшим, чьи смерти в большинстве своем не связаны с COVID-19. Проводить человека в последний путь – святое дело. У нас такие проводы сопровождаются многократными трапезами: «қонақ асы» (обычно дважды – накануне похорон и после погребения), «бейсенбілік» (по четвергам), «қырық» (сороковины), «жүз» (сто дней), «жыл» (годовщина). На них собираются десятки, а то и сотни людей. Семья покойного считает  стыдным не проводить их, а другим родственникам, соседям, коллегам, знакомым стыдно не прийти. И даже те, кто боится заразиться, а затем принести инфекцию домой, в большинстве случаев не могут отказать приглашающим – пресловутый «ұят» сильнее даже инстинкта самосохранения.  

Мой приятель недавно оказался перед таким выбором. Устроители поминок решили заранее обзвонить потенциальных участников, чтобы определиться, кого включить в число 70 – таково максимально разрешенное количество людей, которые могут прийти на «ас» в ресторане или кафе. Так вот, когда он начал извиняющимся голосом говорить, что самоизолировался вместе с семьей, что опасается обязательных «көрісу» и особенно  часового сидения за столом рядом с людьми без медицинских масок (какие могут быть маски во время еды?), то услышал в голосе собеседника нескрываемую обиду, а заодно и контраргумент: мол, теперь-то ограничения сняты, а значит, можно собираться «за дастарханом». То есть, с точки зрения устроителя поминок карантин вводился не для того, чтобы обезопасить население, а с какой-то иной целью. И ведь так думают очень многие в нашей стране. А потому спокойно ходят на подобные трапезы.  

Приведу только два факта, имевшие место в июне. В Шетском районе Карагандинской области во время поминального обеда произошло заражение 21 человека. «Были инфицированы в основном пожилые люди», – сообщил глава региона Касым Женисбек. Жительница села Асубулак Восточно-Казахстанской области, подхватив вирус во время  поминок, проходивших в Усть-Каменогорске, по возвращении на родину уже сама заразила шестерых.  

И, напротив, пример ответственного отношения продемонстрировала семья безвременно ушедшего недавно из жизни известного казахского тележурналиста Бейсена Куранбека. Через социальные сети его близкие, извинившись, сообщили, что в связи со сложившейся в стране ситуацией и из опасений за здоровье других людей вынуждены отменить проведение сороковин. Но, к сожалению, подобных случаев гораздо меньше, чем таких, когда побеждает «ұят». 

А посмотрите, как проходят поминки, да и торжества (их тоже сейчас организуют, хотя и не особо афишируя) в глубинке. Обязательный в таких случаях бешбарамак едят из общих блюд, часто руками, поскольку пользование отдельными тарелками и вилками считается чуть ли не посягательством на вековые традиции. А ведь это самый быстрый путь распространения почти любой инфекции – коранавирусной или какой-то другой, возможно, даже более опасной.  

Еще тогда, когда действовал карантин, довелось посмотреть на одном из казахстанских телеканалов видеосюжет о буднях молодых воинов, дежуривших на блок-постах и патрулировавших улицы. Там был такой эпизод: в обеденное время четверо из них хлебают суп из одной кастрюли. И когда спустя несколько дней в СМИ появилась информация о том, что в Актобе коронавирусом заразились двадцать военнослужащих, я невольно вспомнил о том видеосюжете.   

Мир станет другим, но изменимся ли мы? 

Иначе говоря, многие из нас готовы принести в жертву традициям, привычкам, ложному (хотя, возможно, далеко не все согласятся со словом «ложный») пониманию стыда то, что именуется здравым смыслом и рациональным поведением – в данном случае заботу о собственном здоровье и о том, чтобы не подвергать риску свои семьи. Я уже не говорю о том, что мало кто из нас осознает необходимость коллективной, солидарной ответственности.  

Например, доказано: чем выше процент носящих маски, чем ниже вероятность распространения коронавируса. Однако наши люди находят кучу причин, чтобы не надевать их. Скажем, в ходу такое вроде бы убедительное оправдание: работающему человеку ежедневно нужно менять три-четыре одноразовые маски, а каждая из них стоит 110-140 тенге, значит, в месяц выходит более 10 тысяч, и многим это не по карману. Но тогда почему бы не купить многоразовые, которые можно стирать и гладить? В конце концов, их можно сшить самим – это не так сложно. 

Ладно, вам нет дела до окружающих в магазине или автобусе – подумайте хотя бы о себе. Да, маска не дает никакой гарантии, что вы не заразитесь. Но она способна сократить  количество вирусов, которые попадут в ваш организм при случайном контакте с инфицированным, – а чем их меньше, тем легче будет протекать болезнь. Во всяком случае, так утверждают эпидемиологи. А если еще и все вокруг в супермаркетах, в общественном транспорте и в других закрытых пространствах будут соблюдать эту меру предосторожности, то вероятность распространения инфекции резко снизится. Однако то ли наши медики не умеют доходчиво объяснить, то ли само население не хочет их слышать, но известный девиз «Моя маска защищает тебя, твоя маска защищает меня», следование которому позволило целому ряду стран относительно благополучно выйти из карантина, у нас в Казахстане большинством граждан игнорируется. Кстати, и здесь нередко дает о себе знать тот самый ««ұят»: мы стыдимся сделать замечание человеку без маски – ведь тем самым мы как бы выскажем ему свои подозрения, недоверие, обидим его… 

«Правильная» власть обязана знать и учитывать особенности менталитета того населения, которым управляет. Но наша, казахстанская, похоже, не знает. Либо знает, но смалодушничала и пошла на поводу у массовых настроений. Понятно, что она боялась окончательно подорвать экономику, получить рост социальной напряженности вследствие того, что немало людей лишатся источников доходов. Однако даже с учетом этого целый ряд ее решений, принятых при смягчении режима карантина, – снятие запретов на проведение поминальных трапез, на посещение прихожанами мечетей и церквей (здесь-то какая была экономическая необходимость?) и т.д. – выглядели, мягко говоря, недальновидными. Да, это сопровождалось требованиями соблюдать социальную дистанцию, носить маски, но мы-то знаем, как они выполняются. 

Сегодня часто можно услышать фразу, ставшую почти аксиомой: «После эпидемии коронавируса мир станет совершенно другим». Боюсь, к нам она не относится. Даже перед лицом самой серьезной угрозы мы предпочитаем жить согласно своим устоявшимся представлениям и привычкам, не желая меняться…   

Комментарии