СРЕДА, 3 ИЮНЯ 2020 ГОДА
9851 3-04-2020, 15:47

Журналистика «трусливых зайчиков»: в чем проблема казахстанских СМИ?


Несколько лет назад один из депутатов нижней палаты парламента Казахстана назвал своих коллег «трусливыми зайчиками». И был на все сто прав. Но хотя тот созыв вскоре был распущен, депутатская «болячка» оказалась заразнее любого вируса: «трусливые зайчики» стали проявляться повсеместно – в чиновничьей среде, в гражданском обществе и, что особенно печально, в СМИ. 

Что сгубит отечественных «акул пера» - цензура или самоцензура?

Называются разные причины того, почему отечественных журналистов скосила эта «эпидемия». Одни бьют на то, что виной всему цензура. Разумеется, негласная. Другие кидают камни в систему государственного информационного заказа. Мол, это не столько реальный инструмент поддержки отечественных медиа, сколько самый что ни на есть натуральный капкан, в который журналисты попадают своим языком.  Сермяжная правда, в этом, может быть, и есть, но, как кажется, та ситуация, в которой сегодня пребывает большинство казахстанских СМИ, не столь однозначна.

Известный политолог Досым Сатпаев как-то сказал, что нашим властям надо наступить на горло собственной песне и понять, что стране нужна свобода слова, что нужно создавать условия для появления конкурентоспособных негосударственных СМИ, которые должны бороться за аудиторию, а не за государственный заказ. С одной стороны, такое мнение вроде бы является вполне адекватным, но, с другой, так ли уж выполнение госзаказа противоречит борьбе за читателя? Да, участвуя в тендерах, СМИ берут на себя обязательства освещать деятельность госорганов исключительно в положительном ключе. Но, во-первых, а почему бы и нет, если есть соответствующие поводы? Во-вторых, кто и почему решил, что деньги от государства чем-то хуже спонсорских вливаний и что получать их должно быть «стыдно»? Кто платит, тот всегда заказывает музыку - будь то государство, какая-нибудь олигархическая группа или тот же фонд Сороса со своими грантами. Свободы это не добавляет ни тем, кто обслуживает первых, ни тем, кто служит вторым, ни тем, кто прислуживает третьим. И не надо разводить антимонии о независимых СМИ. Чтобы они были действительно независимыми, они должны быть самоокупаемыми, а этот абсолют недоступен не только нам, но и америкам с европами вместе взятым. В-третьих, все зависит от того, как подходить к выполнению информационного заказа, получаемого от государства. Мы, например, знаем случаи, когда статьи, написанные в рамках госзаказа, собирали и по 30, и по 100 тысяч просмотров. Так что никакого противоречия на самом деле нет, и СМИ, работающие с госзаказами, вполне могут быть конкурентоспособными в борьбе за зрителя и читателя.

А есть, как нам кажется, совсем другое. Это то, в чем мы, журналисты, боимся себе признаться, а потому предпочитаем переводить стрелки на госзаказ и на цензуру, которые, дескать, мешают нам расправить крылья. Речь идет о самоцензуре, которая, по наблюдениям, в последнее время зашкаливает в сознании не только руководителей СМИ, но и самих журналистов. Последние нередко запрещают себе думать, иметь собственную позицию по многим вопросам без уважительных на то причин и держат рот на замке, стараясь избегать тем, способных вызвать широкий общественный резонанс.

Боятся лишиться доступа к госзаказам? Отговорки. Основным фактором при выигрыше тендера, как все прекрасно знают, является не лояльность, не безликость СМИ, а его ценовая политика. Уже давно сформировался кейс примеров, когда издания во всех смыслах «правильные», заботящиеся о своем реноме в глазах власти, не раз пролетали с госзаказами, потому что их обходили никому не известные, созданные на скорую руку СМИ, идущие на очевидный демпинг. И в противовес этому есть немало примеров, когда газеты и интернет-проекты, пользующиеся у читателей популярностью и не привыкшие «молчать в тряпочку», приходили к финишу победителями, что ничуть не мешало им, исполняя обязательства по тендерам, и дальше проводить привычную редакционную политику без каких-либо отступлений от нее.  

Боятся, что после громкой публикации окажутся на скамье подсудимых? Не исключено. В наших пенатах это не редкость. Но, с другой стороны, и никогда ею не было. Эта «неожиданность» уже запрограммирована в нашей профессии и вряд ли именно сейчас стала ключевым звеном в практически всеобщем «заговоре молчания».

Между тем, пока мы сами себе запрещаем думать, считая собственные мысли крамольными, не вписывающимися в нынешний мейнстрим, мы теряем доверие тех, ради кого, собственно, и работаем, без боя сдавая позиции блогерам, авторам телеграм-каналов и так называемым лидерам общественного мнения, оккупировавшим соцсети. Тех же из нас, кто еще осмеливается иметь собственную точку зрения, кто не заправляет в трусы свою гражданскую позицию, мы сразу же втаптываем в грязь. Оно и понятно – они одни плюют против ветра, а долетает-то до всех. Да и проще так оправдать отсутствие собственного «я». Мол, те, другие, отрабатывают чей-то заказ, планомерно разжигают против кого-то информационную войну, они насквозь продажные и заслуживают анафемы. При этом все прекрасно понимают, что время информационных войн посредством СМИ, уничтожения конкурентов при помощи профессиональных журналистов уже давно кануло в прошлое. Никто и никого в наших СМИ не «заказывает» и вряд ли будет «заказывать» в ближайшей перспективе. Это просто-напросто нерентабельно. Сегодня куда проще «замочить» неугодного с использованием сети так называемых независимых блогеров. Это и дешевле, и в разы эффективнее, поскольку они, в отличие от нас, могут не стесняться в выражениях.

Если информационные войны у нас и ведутся, то только между нами, журналистами. Больше никому мы не нужны – льстить себе не стоит. И поэтому, когда даже мы, сведущие в существующих правилах игры, дружно наезжаем друг на друга, это смахивает на попытку втихаря нагадить на коврик под дверью соседа по лестничной площадке, а потом, ехидно ухмыляясь, наблюдать в глазок за его реакцией. Не более того.

Впрочем, может, только нам кажется, что современная казахстанская журналистика сама загнала себя в угол и что перед ней не стоят так остро вопросы самоцензуры, отсутствия доверия со стороны общества? Посмотрим, что думают об этом наши коллеги.

Мирас Нурмуханбетов, независимый журналист:

«Трудно запретить думать тому, кто этого не хочет делать»

- Начну с того, что никто сам себя добровольно в угол не загонял. Все шло к тому, чтобы казахстанская журналистика оказалась в нынешнем положении, а точнее, власти вели к этому. В итоге даже профильный министр удивляется и упрекает СМИ в том, что в стране нет журналистских расследований. Другое дело, что кому-то из наших коллег намного уютнее и безопаснее находиться в таком углу – не дует, обзор хороший, и спонсоры всегда могут найти в определенном месте. В общем, если современную журналистику отделить от классической, от такой, какой она должна быть, то она совсем не против быть загнанной в угол.

Примерно то же самое можно сказать относительно цензуры. Но здесь все же существует реальный риск не просто произнести что-то из риторики оппонентов власти, но и оказаться втянутым в разборки между кланами. Вообще, не стоит обвинять зайцев в том, что они не выходят на поляну, где волки с лисами устроили пикник. А тот, у кого есть собственная позиция, всегда найдет способ ее высказать. Поэтому трудно запретить думать тому, кто не хочет этого делать.

Что касается госзаказа, то это одно главных зол для журналистики. Открою вам секрет: никто не вынуждает вас участвовать в госзаказах. Можно было бы привести много разных сравнений типа золотой клетки или придворных музыкантов, но скажу по этому поводу только одно: если ты чувствуешь себя конкурентоспособным, знаешь, что выдаваемый тобой контент будет интересен читателю и зрителю, то никакие госзаказы тебе не нужны – ни два раза в год, ни раз в месяц. Госзаказ – это и есть та самая цензура и самоцензура. Если ты получил его однажды и тебе это понравилось, то будешь помалкивать, опасаясь того, что в следующий раз тебе не перепадет с барского стола. И «ценовая политика» здесь совершенно не главное – вы это должны прекрасно понимать. Практически все конкурсы и тендеры в этой стране проводятся по единым схемам, а что касается идеологии, то внимание режима здесь особое. Мало быть лояльным – нужно еще быть «своим».

По поводу того, что некоторые наши коллеги ревниво относятся к тем, кто смеет говорить правду и быть независимым, – здесь вы абсолютно правы. На эту тему можно написать целую диссертацию по социально-общественным трендам или психологии человека при тоталитарном строе. Так было всегда, и не только в журналистике. Я называю это эффектом краба. Когда этих ракообразных ловят в прибрежных водах, их просто закидывают по одному в ведро или бак, не прикрывая крышкой, поскольку в этом нет необходимости: если кто-то захочет вылезти, то другой обязательно потащит его обратно. Да и анекдотов по этому поводу с обыгрыванием особенностей нашего национального характера немало. В отношении же информационных войн с участием СМИ, полагаю, вы неправы. Они успешно ведутся, и вскоре вы в этом убедитесь. Хотя и блогеры без спецпайка тоже не останутся – тем более что они ведут обстрел с более безопасного расстояния, чем «классические» журналисты.

А доверие  вернуть очень сложно. Намного легче его потерять. Даже один необдуманный или навязанный сверху материал может отрицательно настроить против автора значительную часть аудитории. Впрочем, здесь дело не только в журналистах, главредах или их хозяевах-спонсорах. Потребители контента тоже должны перенастроить себя, научиться читать не только заголовки, но и сами статьи. И не только читать, но и думать – домысливать, а не тупо глотать тщательно пережеванный и готовый материал. Но это опять-таки невыгодно власти – не нужен ей думающий народ.

Впрочем, есть один вариант. Нужно просто писать правду, не гонясь за сенсацией, хайпом или госзаказом. В принципе, писать правду легко. Даже приятнее, чем если это делать через анонимные телеграм-каналы. А соцсети, думаю, будут развиваться и существовать отдельно от классических СМИ. Если, конечно, вернуть доверие к СМИ.

Назира Даримбет, независимый журналист:

«Волков бояться – в лес не ходить»

- Тема госзаказа постоянно поднимается на различных мероприятиях – конференциях, «круглых столах» и прочих, где обсуждается пресловутая свобода слова в Казахстане. И каждый раз мы говорим одно и то же: госзаказ – это своего рода капкан, в который попадает СМИ. Даже тем, кому удается выбраться из него живым, все равно еще долго приходится зализывать раны, а значит, быть уязвимым. Но чаще всего, однажды подсев на иглу госзаказа, СМИ с нее уже не соскакивают. Будут все новые и новые тендеры, и если какой-то медиа-ресурс продемонстрирует «неблагонадежность», то вряд ли получит госзаказ в будущем. И тут все однозначно: либо никогда не участвовать в госзакупках, либо уж играть по правилам.

Не думаю, что можно категорично утверждать, будто вся казахстанская журналистика «загнала себя в угол». Есть издания и авторы, не запятнанные госзаказом, свободные от  самоцензуры. Примеры навскидку - «Уральская неделя», медиапроект «Республика»… Они показывают, что можно жить и без госзаказа.  С другой стороны, мы знаем, что журналисты и коллективы во главе с редакторами действительно вынуждены отсекать многие темы на своем уровне, считая их опасными. Но такого рода самоцензура обычно основана на собственном печальном опыте.

Буквально на днях в редакцию одного известного интернет-ресурса обратились медики 4-й горбольницы Алматы. Они написали анонимное письмо, рассказав о таких проблемах, как, например, отсутствие масок, которые они вынуждены либо шить самостоятельно, либо покупать на собственные деньги. Но интернет-издание не смогло опубликовать его, потому что:

а) письмо анонимное (авторы боятся увольнений), и если на СМИ подадут иск за «клевету», то, конечно, шансов выиграть в суде не будет; 

б) существует опасение не получить госзаказ.

А вот другое издание опубликовало письмо на свой страх и риск. И что же вы думаете? Реакция последовала в тот же день. Представители местного управления общественного здоровья разместили на всех своих страницах в соцсетях «опровержение», приложив даже фотографии, и пригрозили, что «имеют право подать в суд за публикацию недостоверных данных». Но никто в суд на СМИ не подал, а это письмо потом перепечатали другие издания.

Приведенный пример четко демонстрирует, что, оказывается, «мы зря боялись», и что  самоцензура работает вовсю. Но также он показывает, что страхи журналистов могут быть напрасными, в результате они теряют доверие читателей и, что тут скрывать, хорошие трафики. Ведь то письмо дало большое количество просмотров, публикация была  подхвачена и расшарена сотнями пользователей. А главное – был результат: соответствующие органы отреагировали, причем на удивление оперативно.

Обвинения в адрес коллег, которые оказались смелее других, звучат всегда. Мол, если вы не отрабатываете госзаказ, то «отрабатываете» другой заказ. Это сложившийся стереотип по типу «сам дурак». Но тут, как говорится, собаки лают, а караван идет. Доказать, что ты не выполнял заказы каких-то групп из политической элиты или бизнеса, можно только делом. Просто надо продолжать работать честно и открыто.

Что же касается конкуренции со стороны соцсетей, то традиционным СМИ ее пока не стоит бояться. Хотя бы в силу того, что люди не доверяют им полностью, а используют их в качестве дополнительных источников информации, требующих перепроверки. А вот шанс укрепить доверие есть. Думаю, именно сейчас, в  «эпоху коронавируса», наступил решающий момент, чтобы сделать это – посредством публикации не только официальных данных, но и информации, которая оказалась за их рамками и была добыта собственными усилиями.  

Я не склонна думать, что во всех бедах отечественной журналистики виновата только власть, делающая все для того, чтобы загнать ее в стойло. Как говорится, «волков бояться -  в лес не ходить». Мы же иногда излишне перестраховываемся, пытаясь избавиться  от «волков» в своих собственных головах. Но время покажет, да и читатели, в конце концов, сами поймут, кому следует доверять, а кто этого доверия не заслуживает.

 

Комментарии