ПЯТНИЦА, 14 АВГУСТА 2020 ГОДА
5887 17-03-2020, 14:45

Партийное строительство: практика и перспективы


Процесс партийного строительства в Казахстане отличается рядом специфических моментов, которые были обусловлены особенностями предшествующего исторического пути. 

Во-первых, политическая жизнь традиционного казахского общества строилась на основе патриархально-клановых принципов, и в нем никогда не было классической межпартийной конкуренции. Даже после вхождения в состав Российской империи ситуация изменилась не намного. В качестве иллюстрации можно вспомнить неудачную попытку Шокана Уалиханова быть избранным волостным управителем. Отчасти его фиаско было связано с тем, что он, скорее всего, рассчитывал на конкуренцию по классическим лекалам цивилизованной политической конкуренции, но явно просчитался. 

Второй момент связан с советским периодом истории Казахстана, когда политические права и свободы фактически отсутствовали и ни о каком партийном строительстве речи быть не могло. 

Понятно, что с приобретением суверенитета процесс партийного строительства был для нас явлением абсолютно нового порядка, и данное обстоятельство не могло не отразиться на его качестве. Именно поэтому практически на всех этапах это накладывало свой отпечаток. В этой связи, политические аналитики отмечали, что создаваемые в Казахстане партии во многом оказывались ориентированными не столько на выполнение типичных функций посредника между государством и гражданским обществом, сколько на поддержание межэлитных связей. 

Вышеуказанный фактор нашел отражение и в другом аспекте – отсутствии широкой социальной базы, что не могло не сказаться в электоральный период. В этом смысле, ни одна политическая партия, кроме «Нур Отана», похвастать ничем не может.  

Другой специфический момент связан с тем, что уровень узнаваемости той или иной партии у нас определяет личность партийного лидера. Например, когда Партией патриотов Казахстана руководил Гани Касымов, она была на слуху. Но как только он ушел из активной политики, ее популярность сразу же сошла на нет. 

Другим примером персонифицированного восприятия партии может считаться тот же «Нур Отан». В этой связи думается, никто не может отрицать фактора Нурсултана Назарбаева, с чьим именем неизменно связывается ведущая политическая партия страны.

Исходя из этого, можно утверждать, что казахстанские партии допустимо характеризовать как клиентелы, сорганизованные вокруг харизматичных политических лидеров, которые известны и популярны в обществе. То есть для наших политических реалий присуща ярко выраженная направленность интересов граждан на персону партийного лидера, имидж которого и репутация в общественном мнении может обеспечить уровень узнаваемости партии.   

Еще одним узким местом отечественного партийного строительства является то обстоятельство, что у нас еще очень слабы институты гражданского общества и очевидная стратификационная «размытость» структуры общества. Ведь основную социальную базу политический партий в цивилизованных обществах, как правило, составляет средний класс, который у нас, к сожалению, пока еще не может сформироваться. При этом некоторые аналитики настаивают, что само по себе партийное строительство происходило несколько быстрее процесса формирования социальной и идеологической базы для партий. Именно по этой причине все политические декларации партий, что они являются выразителями интересов среднего класса, в то время как он еще пока не сформировался и есть наглядное подтверждение забегания вперед. Говоря образно, получается так, что партийные функционеры ставят телегу впереди лошади. 

Еще один фактор связан с тем, что в казахстанском обществе еще не завершен процесс сегментирования экономических,а, следовательно и политических приоритетов общества. Такая ситуация приводит к тому, что на первый план выходят корпоративные интересы так называемых «групп влияния». Конечно, это не очень позитивный момент, но как нам представляется, он неизбежен в силу вполне объяснимых исторических причин и связанных с этим проблем роста. Чтобы ни говорили, но наше общество еще только в начале становления своей политической структуры, когда издержки подобного рода неизбежны. Поэтому зачастую апелляция наших политических партий к избирателю откровенно отдает душком популизма, когда после прохождения электорального периода ни одна из них не несет конкретной политической ответственности за невыполнение предвыборных обещаний. 

Основной целью любой политической партии является роль посредника между обществом и властью. Казахстанским партиям предстоит пройти очень длинный путь, чтобы достичь этой цели. Пока же ни одна из них, кроме «Нур Отана», не может похвастать ни массовостью, ни способностью отразить в своих программных установках интересы самых широких слоев общества. В этом смысле они больше смахивают на некие инструменты, посредством которых отдельные представители отечественного истеблишмента пытаются обеспечить себе социальную поддержку  и тем самым институционализировать через участие в выборном процессе свое присутствие в публичной политике. 

Непродолжительная история партийного строительства в Казахстане выявила еще один специфический момент этого процесса. Все наши партии создавались сверху, без опоры на гражданское общество или другие силы. Поэтому изначально они не отражали интересы широких слоев общества, а в основе своей представляли собой небольшие группы из числа представителей политической элиты. В этом еще одна причина того, что ни одна их них так и не смогла обеспечить себе массовой членской базы. 

На специфику партийной системы Казахстана заметное влияние оказала и природа отечественной политической власти. Имеется в виду сложившаяся у нас суперпрезидентская форма правления. Понятно, что ее формирование на рубеже 90-х-нулевых годов было обусловлено требованиями текущего политического момента. Она была востребована для более быстрого и эффективного строительства новой государственности и основ рыночной экономики. Но следует понимать, что у этой модели есть и обратная сторона, которая и отразилась на качестве партийно-политического процесса. Прежде всего, это отсутствие реального контроля парламента над правительством. С другой стороны, как отмечают некоторые западные исследователи, сильная президентская власть не может органично сочетаться с партийной структурой с более чем двумя партиями. По поводу возможности создания в Казахстане именно такой партийно-политической модели разговоры велись, но дальше этого дело не продвинулось. Скорее всего, для нашей действительности это пока еще отдаленная перспектива. Хотя категорически утверждать, что в Казахстане не предпринимались попытки диверсификации партийной системы «сверху» путем создания сильных альтернатив главной «партии власти» нельзя. Можно вспомнить попытку создания второй партии в проекте «Асар», хотя в итоге он был свернут, и в 2006 году эта партия официально влилась в ряды «Нур Отан». 

Для лучшего понимания имеющихся проблем в партийном строительстве, позволим привести цитату из Интернета, которая касается сути рассматриваемого вопроса. «Сложности партийного строительства, как правило, начинаются с нечёткости цели существования самой политической организации… казахстанским Центром внутренней политики Института мировой экономики и политики в 2007 году был проведен экспертный социологический опрос по проблемам партийного строительства в Казахстане. В опросе приняло участие 15 экспертов из данной сферы. Результаты показали, что большинство экспертов увязывают основные сложности партийного строительства с недостаточной прозрачностью выборов, низким уровнем работы партий с населением и неэффективностью законодательной системы». С нашей точки зрения, несмотря на весьма ощутимый временной разрыв между проведенным исследованием и днем сегодняшним, ситуация почти не изменилась и для преодоления существующих сложностей, и партиям, и власти требуется пройти непростой эволюционный путь. 

Это особенно касается современного этапа партстроительства, потому что важность и нерешенность проблемы когерентности выступает в качестве принципиальной проблемы углубления и расширения политического процесса в Казахстане. От этого зависит и другой, не менее важный вопрос - проблема значительного расширения социальной базы партий и создания механизмов взаимодействия партийной системы с гражданским обществом.

Для понимания специфики партийного строительства в Казахстане нельзя не отметить то обстоятельство, что учитывая слабость отечественных партий, определяющую роль в форматировании партийно-политической системы, видимо, по-прежнему ощутимую роль будет играть государство, а еще точнее исполнительная власть. В этом плане Казахстан не является каким-то особенным или исключительным, поскольку такой тренд является характерным почти для всех постсоветских стран. По мнению наблюдателей, в обозримой перспективе такая тенденция будет сохраняться, продолжая оказывать существенное влияние на весь ход партийного строительства. 

При всех имеющихся недостатках и критике существующей партийной системы Казахстана следует понимать, что она, несмотря ни на что, остается важным фактором внутриполитической жизни. По одной простой причине – в правовом смысле только партии как официально оформленные политические объединения имеют право на участие в политической жизни общества и на этой основе осуществлять социальное представительство в представительных органах государственной власти.

Сегодня казахстанские партии являются органичной частью политического пейзажа общества. Они конкурируют друг с другом, отражая идеологические установки различных страт общества. Но этого мало. Необходимо, чтобы они росли качественно, постепенно трансформируясь в реальные политические факторы. Только такой тренд будет способствовать наиболее эффективной работе политической системы общества и станет гарантией реализации политических интересов граждан Казахстана.    

Комментарии