СУББОТА, 30 МАЯ 2020 ГОДА
5208 26-02-2020, 17:49

Казахстан в моей судьбе


В минувший вторник в Алматы был презентован первый том хрестоматийного издания Института литературы и искусства имени Мухтара Ауэзова «Казахстан в моей судьбе». Он посвящен современным казахской, русской, уйгурской, корейской, немецкой, узбекской, курдской, татарской, белорусской поэзии и творчеству отдельных представителей турецкой, осетинской, чеченской, балкарской и дунганской литератур республики. Подробнее об этом издании мы попросили рассказать заведующую отделом аналитики и внешних литературных связей Института, члена Правления Союза писателей Казахстана, заместителя председателя Научно-экспертной группы Ассамблеи народа Казахстана Светлану Ананьеву.

- Современная казахстанская литература прочитывается и исследуется литературоведами и критиками через призму инонационального восприятия и имагологического дискурса в аспекте межкультурного взаимодействия, поисков духовной, национальной идентичности, формирования самосознания. Творческая индивидуальность писателя раскрывается «в контексте триады современной компаративистики: глобализация – интертекст – диалог культур» (И. Шайтанов).

Первый Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев проявляет особую заботу о том, чтобы история родной страны была понята с высоты современной науки, в которой пространственные и временные координаты национальной истории уточнены, обобщены и конкретизированы. Фактор времени и пространства имеет определяющую роль в исторических и цивилизационных процессах. Субъективное время, обладая своими основными свойствами, может развиваться с различной степенью интенсивности. Но прошлое гораздо ближе к нам. Беречь и трепетно относиться к своим истокам, истории Казахстана, «спокойно и объективно понять нашу роль в глобальной истории, опираясь на строгие научные факты», – призывает Н.А.Назарбаев. У молодого поколения казахстанцев необходимо воспитывать особое отношение к родной земле, ее культуре, обычаям, традициям.

Программу «Туған жер» Лидер нации Н.А.Назарбаев определяет какодно «из настоящих оснований нашего общенационального патриотизма. От малой родины начинается любовь к большой родине – своей стране (к Казахстану)».

Казахстан – родина для представителей многих этносов, получивших возможность реализовать свой научный, исследовательский потенциал, жить и работать во имя процветания суверенной страны, создавать произведения на родном языке. Современный литературный процесс Казахстана представлен творчеством писателей и поэтов многих национальностей, которые пишут как на родном языке (казахском, уйгурском, белорусском, татарском, узбекском, немецком, корейском, курдском), так и на казахском и русском языках. Творческая личность в современной литературе Казахстана, как и герои создаваемых ею художественных произведений, находятся на перекрестке культур, в едином духовном пространстве этнического и культурного взаимодействия. Важнейшая особенность творчества мастеров художественного слова республики и характерная его составляющая: принципиальный выход за рамки одной национальной культуры и литературы, обогащение традициями казахской литературы.

Мотивы Малой Родины, Великой степи – ключевые в поэзии современных казахских поэтов. Гордость за независимый Казахстан звучит в известном стихотворении Улугбека Есдаулета «Казахстан»:

 Шанырак твой – света поток,

А земля – святыни исток…

Ты кристально целебный глоток

Наших чаяний, славы, тревог.

Ты велик, Казахстан, и высок!

Современная поэзия Казахстана представлена яркими именами казахских поэтов, передающими национальные картины жизни своего народа, национальный дух, раскрывающими душу народа, начиная с потрясающих образов Олжаса Сулейменова, сделавшего казахскую историю, казахские реалии достоянием всего мира.

Кружись, айналайн, Земля моя!

Как никто, я сегодня тебя понимаю,

Все болезни твои на себя принимаю,

Я кочую, кружусь по дорогам твоим…

Всему миру поведал О. Сулейменов о первом полете человека в космос; о могиле Абая «вблизи Чингизских гор, исколотой желтыми цветами»; о последних мыслях воина-акына Махамбета перед смертью; об аргамаке в пустынях Мангистау и степном карагаче, зримом образе нашей вечной земли:

Смотри, на кургане, где ветер поет,

где слышится волчий плач,

вцепившись корнями в сердце мое,

шатаясь, стоит карагач.

Ломают бури, но он упрям –

маяк пустынных степей,

стоит, развернув навстречу ветрам

плечи черных ветвей.

Сохранение высокой духовности, национальной идентичности, родного языка, литературы видится казахскими поэтами как основополагающее условие сохранения и процветания родной земли. Куляш Ахметова провозглашает:

Реченья чистых рек я понимаю

И куст, который обращают в пламя.

Я всеми языками обладаю,

Но на казахском говорю я с вами,

На нем одном за землю отвечаю.

Бахыт Каирбеков пишет стихи лирико-философские, наполненные раздумьями и яркими художественными образами:

Родиться на свет – это только экзамен,

Фальстарт, репетиция, проба пера,

Но свет отыскать! –

В нем вспыхнуть, как знамя, –

Вот счастье рожденья, забвенье, игра!

В его творчестве все взаимосвязано: Небо и Земля, Человек и Природа, Жизнь и Искусство. Осознавая себя кочевником в Космосе Мироздания, поэт предвосхищает наш выход «на планетарное мышление», к идее Земли как общего дома. Поэт мечтает быть открытой книгой, «в которой есть, о чем вам рассказать». Пространственно-временные координаты его лирики безграничны: это и память сердца, и космическая даль, гармония начала и конца, бесконечное мгновенье.

Поэты и писатели разных национальностей, живущие в Казахстане, глубинными узами родства связаны с Великой степью, потому так естественно перетекание в их творчество казахской культуры: это и детали казахского быта, и песенная культура, и яркая образность, присущая казахской литературе, и ее неповторимый художественный колорит. Все это отображается в стиле, языке автора, архитектонике произведения.

«Друзей своих за искру вдохновенья» благодарит осетинская поэтесса Зара Бадоева. На вопрос: «Что значит для меня, дочери депортированного чеченца, Казахстан?» член Ассамблеи народа Казахстана, Союза журналистов и Союза писателей Казахстана, прозаик и поэт Зулпа Чумакова отвечает: «Мне край этот – с детства единственный рай»...

Лирический герой стихотворений русского поэта Валерия Михайлова любит землю, на которой родился («Я любил тот высокий пустынный закат…», «Я любил тот немыслимый воздух весны…»): «Я любил ту степную горячую пыль… Позабытую ту босоногую быль, где когда-то я был самым лучшим собой…».

Снежный вихрь февраля, седины ковыля, табуны оседланных коней, тюльпановый вечер и верблюжья лунка следов – таков топос степи в поэзии Татьяны Фроловской: «Это дом наш – казахская степь. Это долг наш великий и кровный…».

Новейшая поэзия говорит многими поэтическими голосами. Отличительной чертой хрестоматии «Казахстан в моей судьбе» и ее композиционным своеобразием является включение в первый том «Поэзия» стихотворений и отрывков из поэм известных поэтов Башкортостана, Беларуси, Германии, Кабардино-Балкарии, России, посвященных казахской тематике и проблематике. Лауреат Государственной премии Республики Беларусь Микола Метлицкий из Минска посвящает стихотворения великому Абаю, чью поэзию он перевел на белорусский язык, и О. Сулейменову. О Казахстане и казахской степи, целине пишет Михаил Поздняков.

Авторская картина мира независимо от страны проживания поэта включает топосы его родных мест, детские и юношеские воспоминания – родной дом, Отчизна.

На родину, в ковыльную и полынную степь, в горы, на берега рек и озер Казахстана возвращаются лирические герои поэтических произведений. Тема Родины, концепты дома, степи наполняются многими глубинными смыслами. Ольга Олгерт, родина которой – Целиноград (Нур-Султан), а город проживания – Кёльн, как и лирическая героиня ее стихотворений, мечтает видеть казахстанские поля, ищет на карте детства целиноградские мосты, взлетает ласточкой над полем, а степь в ее поэзии ковыльная, кочевая, полынноликая. Великая степь хранит прошлое:

Там пишет о прошлом притихший ковыль

И слышатся песни продрогшей полыни…

Владимир Шемшученко и Елена Зейферт родились в Караганде. Живут в России, в Санкт-Петербурге и Москве. Вечер в стихах В. Шемшученко «сыплет крупу антрацитовой пыли…» как память о Родине. Это и Карлаг, и «степь без конца и без края», утопающая в закате. Стихотворение «Родина» – программное для Е. Зейферт, перед которой «дастарханом раскинулась желтая степь». Казахские реалии: невиданный размах и «соль восточных глаз» родной Караганды, «снег с крупицами угля», «Аргамак – конь-гора, конь-долина, конь-ветер…», «златоподковый скакун» органично входят в ритмику и словесный ряд стиха.

Александр Шмидт в Берлине соединяет в своей поэзии готику чертополоха, арабскую вязь травы, силовые линии ковыля. Символичны названия стихотворений А. Шмидта «Дом на краю», «Родной угол», «Родство». В концепте «дом» ясно прослеживаются «дом – очаг», «дом – центр мира», «отчий дом», «дом – династия», «возвращение домой», «бездомность»:

Мы возвращаемся домой.

Волной ковыльною, седой

На дом наш Время набегает…

Архетипу «отчий дом» как ностальгия – свойственна ретроспективная модель развития, в которой одной из главных сюжетных основ стал мотив возвращения в отчий дом. Родовое гнездо, «тихая родина» – недалеко от железнодорожной станции Переезд. Поэтому родная степь, ковыльно-полынная, отливающая серебром, седой ковыль, вечная полынь, розовотёлые сосны, смола-живица, степное солнце, необыкновенной синевы небо, диковинные облака – атрибуты поэзии А. Шмидта.

Национальная картина мира современного поэта раскалывается надвое: «здесь» и «там». Так назван и сборник «Здесь и там». «Небо вообще в степи преобладает. Степь как бы приплюснута циклопическими небесами. И человек здесь всегда на фоне неба. Он больше небожитель, чем землянин. А так как исконным, древнейшим способом передвижения по степи был конь и человек естественным образом оказывался приподнятым над степью, он всегда был как бы окунут в небесную купель. А какие в степи облака!.. Местность, дорога, пейзаж… Линия леса на горизонте напоминает линию жизни на ладони…», – так поэтично о Великой степи, о родном крае. «Небо отчизны да ветер сквозной» сопровождают лирического героя стихотворений А. Шмидта постоянно.      Перемена места жительства творческой личности обостряет имагологический дискурс творчества. Взгляд из другой страны на родные места позволяет по-новому и под другим углом зрения раскрыть топос городов, образ страны, региона, континента. Образное восприятие страны, воплощенное на страницах художественных произведений, помогает понять художественную реальность и национальный характер.

Образ Казахстана ярко и неповторимо воссоздан в национальных литературах, является ведущим лейтмотивом в произведениях Валерия Михайлова, Надежды Черновой, Бахытжана Канапьянова, Татьяны Фроловской, Барие Бала, Гасана Алиева, Баве Назира, Станислава Ли, Александра Шмидта, Гульнар Аутовой, Патигуль Максатовой, Любови Шашковой, Фархата Тамендарова, Грифа Хайруллина, Эрназара Рузиматова, Абдирахима Пратова, Соатой Камаловой, Зулпы Чумаковой, Залихы Курбановой и многих, многих других.

Для Надежды Черновой стихотворение «Два языка» – программное. В песне, приходящей ниоткуда, она слышит и бег степного скакуна, и русской удали причуду, и темнохвойные боры, и ширь степи, и плач домбры. Как материнских две руки, два языка качали лирическую героиню:

И в слово русское мое

Вплелась густая речь аулов,

Еще – ковыльное былье,

Еще – тревога караулов,

Горячность диких скакунов

И горечь белого емшана

Вошло в дыханье русских слов

И с кровью русичей смешалось.

О преемственности поколений, жизненного опыта, национального уклада размышляет Станислав Ли, ведь даже кленовые листья, «багровые, желтые, алые», плывя по осенней реке и прощаясь с ветками голыми, «с полоской родимой земли» плывут молчаливо, и в этом молчании мне слышится просьба, чтоб память о них берегли…

«Жесткий диск памяти» – поэтический образ одного из стихотворений Юрия Серебрянского получает свое дальнейшее развитие в книге «Алтыншаш», состоящей из двух частей Fiction/NonFiction. Это художественно-документальное повествование о судьбе польского народа, польских семьях, депортированных в Казахстан. Тема Родины, концепты дома, степи наполняются многими глубинными смыслами. Лейтмотив произведения – благодарность казахскому народу за кров, хлеб, жизнь.

Казахстан, великая степь, природа многогранно отражены в поэзии и прозе многих мастеров художественного слова. Родной Казахстан воодушевляет на творчество поэтов и писателей разных национальностей, для которых концепт Родины неотрывен от концепта памяти. Казахстан входит в творчество и судьбу современных деятелей культуры и литературы всего мира, в сердца читателей разных стран и континентов.

Комментарии