ПЯТНИЦА, 17 ЯНВАРЯ 2020 ГОДА
6933 13-12-2019, 10:44

Казахстан и космос: откуда в нас неверие и неприятие всего нового?


С точки зрения формальной логики, Казахстан может считаться космической державой. Хотя бы потому, что на нашей территории находится крупнейший в мире космодром Байконур. Другое дело, что история его возникновения относится к достижениям страны, имевшей в своем названии аббревиатуру СССР. Впрочем, он постепенно отходит под юрисдикцию РК, и в этой связи встает вопрос: сможет ли  Казахстан воспользоваться выпавшим шансом и достойно войти в перспективные космические проекты?  

Судя по всему, немалая часть наших соотечественников настроена в этом плане  весьма скептически. Насколько оправдан такой скепсис? Чтобы получить ответ на этот вопрос, мы решили сопоставить точки зрения так называемого сетевого сообщества и профессионалов.  

Начнем с официоза

Сообщение от 13 ноября 2019 года: 

На Байконуре завершилось строительство сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов.

«Это большой шаг вперед для отечественной космической отрасли», - отметил министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев на международном форуме «Дни космоса в Казахстане: Байконур — колыбель мировой космонавтики» в Нур-Султане.

«В 2020 году мы планируем выйти на новый уровень и начать проектирование и производство собственных спутников, — цитирует Жумагалиева пресс-служба Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности. — Это начало большого пути Казахстана как полноправного участника мирового космического сообщества».

По данным министра, на сегодняшний день в республике функционируют два телекоммуникационных спутника.

Теперь взгляд из «Фейсбука»

Эльдар Кнар, 14 ноября:

ЗВЕЗДНЫЙ БАЛАГАН!

Убедительно прошу президента Касым-Жомарта Токаева дать распоряжение о полном прекращении космического балагана!

Хватить смешить мировое сообщество!

Какие "казахстанские спутники"?

Вся начинка там французская
Конструкция тоже французская!
Все электроника и прочее – китайские, японские и американские!

Ситуация будет та же самая, что и с "производством казахстанских автомобилей" - то есть сборкой корейских и китайских авто...

Скажите мне конкретно - что именно в этих спутниках будет казахстанское? Просто ради интереса!

Призываю прекратить этот цирк и балаган!

Прекращайте эти дикарские и туземные понты!

Даже гайку произвести не могут, а блеют о спутниках...

Безмозглые бараны со вселенскими понтами...

Ну реально - уже даже не смешно.

Все эти "казахстанские" планшеты, авто, поезда, спутники вызывают уже просто раздражение...

Мы можем производить простые механические устройства. Например, для сельского хозяйства или для инфраструктуры.

Это мы можем!

Но не больше!

Заканчивайте этот лживый "производственный" бред!

Я не хочу сказать, что мы ничего не можем. Но начинать надо с малого. Развивать технологическую культуру.

Давайте начнем с сеялок хотя бы, а не со спутников...».

Экспертное мнение

Нурлан Аселкан, главный редактор журнала «Космические исследования и технологии»

- Каково ваше видение возможностей Казахстана в плане производства космических спутников? 

- Видение простое - со сдачей в эксплуатацию Сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов (СБиК КА) под Нур-Султаном наша страна получила возможность разрабатывать, испытывать и строить спутники в кооперации с международными партнерами, теми, кто помогал создавать СБиК, и, прежде всего, с компанией Airbus Defence & Space. 

Что представляет собой новое производство? Это ряд объектов, непосредственно связанных между собой в непрерывно действующую технологическую цепочку, - совместное казахстанско-французское предприятие  «Ғалам»; специализированное конструкторско-технологическое бюро; производственные участки; испытательные камеры и стенды. Все это, вместе взятое, дает довольно широкие возможности. Мы можем создавать новые образцы космической техники, а также производить компоненты для электронной и медицинской отрасли. По заказу иностранных партнеров мы способны осуществлять весь цикл испытательных работ с их спутниками. 

Одним словом, появился уникальный объект, потенциал которого может дать серьезный импульс развитию не только собственно космической отрасли, но и других высокотехнологичных отраслей. 

Первая ласточка – это казахстанский технологический спутник KazSTSat, созданный нашими специалистами в сотрудничестве с британской SSTL и уже отработавший год в космосе. Позволю себе немного рассказать о нем 

Разработанная платформа спутника – инновационная. Она отличается небольшими габаритами, малым энергопотреблением, способна нести на себе оптические и другие полезные нагрузки массой до 50 килограммов. Помимо оптической камеры с разрешением 18 метров и полосой захвата 280 километров, спутник несет и другие  приборы, созданные казахстанскими инженерами.

Спутник позволяет делать снимки, востребованные на зарубежном и отечественном рынках. Уже заключен договор на распространение данных с концерном Airbus Defence & Space, планируется использование снимков для программы космического мониторинга Казахстана. 

Вот таков успешный дебют отечественного космического аппарата.

Что дальше? Сейчас стоит задача обновления имеющихся спутниковых группировок:  связи - KazSat и дистанционного зондирования Земли - KazEOSat. Рассматривая предложения конкурсантов, «Казкосмос» делает акцент на активном использовании своих мощностей, прежде всего СБиКа. Таково условие участия зарубежных компаний в процессе обновления наших орбитальных группировок, что вполне обоснованно.

- Гневный пост, который мы процитировали, принадлежит, судя по информации на страничке его автора в «Фейсбуке», не какому-то оголтелому ретрограду, а человеку, окончившему МГУ и имеющему ученую степень. Причем его аргументация выглядит достаточно веско: дескать, в этих спутниках нет никакого казахстанского содержания. Может, он все-таки в чем-то прав? А если неправ, то в чем?

- Гнев - не самое благородное чувство, иногда он ослепляет. Казахстанское содержание в проектируемых спутниках – это и ноу-хау, и ряд производимых компонентов, и сборка на собственных стапелях, и весь комплекс испытаний и тестов. У космической техники есть своя специфика  - она практически всегда малосерийна, порой даже уникальна. Строится из компонентов, производимых мировыми лидерами отрасли, - такова практика. Для информации: 80% компонентов, из которых собраны спутники российской навигационной системы "Глонасс", имеющей двойное предназначение, импортного происхождения. Что же говорить о нас? Но хочу обратить внимание на то, что собственно производственный цикл создания космической техники имеет подчиненное значение относительно всей программы испытаний и проверок новых аппаратов. Эти испытания идут порой годы, они сложны и затратны, а главное - требуют оснащения специальным оборудованием. Можно сказать, что состоятельность космической отрасли определяется наличием стендовой и испытательной базы. Камеры и стенды, установленные в СБиКе, - самые современные и производительные образцы такого оборудования. По ряду показателей они не имеют аналогов на постсоветском пространстве.    

- Но тогда откуда, на ваш взгляд, растут корни такого воинствующего неверия в возможности своей страны? Спрашиваю не для того, чтобы вы кого-то осудили, а с целью понять этот феномен. 

- Полагаю, это объясняется тем, что в данном случае мы имеем дело с редким (а значит, непривычным, вызывающим скепсис) исключением из тех правил, по которым живет наше большое народное хозяйство. Ведь отечественная экономика из года в год теряет свою технологичность, сложность, разнообразие. Мы замкнулись на сырьевом сценарии развития Казахстана. Ориентация на ускоренную и нехлопотливую прибыльность сыграла злую шутку с производственным комплексом страны, мы утратили большинство компетенций советского периода. 

Система образования стала плодить тех, кто обслуживает сырьевой сектор, от юристов до рестораторов. И делает это в условиях монополизма крайне скверно. Мы разучились производить. Возможно, это очень надолго, если не навсегда. Но даже в таких условиях остались отдельные островки высоких технологий. Это и бериллиевое производство на Ульбинском металлургическом заводе, и эксплуатация ядерных реакторов в Национальном ядерном центре, и организация воздушного движения в «Казаэронавигации». Таким же островком является и космическая отрасль. 

Видимо, надо отвыкать от того, что республика когда-то имела примерно равный уровень развития в региональном разрезе. Приведу один пример. В Кении есть центры приема спутниковой информации, причем там работают весьма компетентные специалисты. И заметьте: это на фоне подавляющей безграмотности населения и засилья различных традиционных культов. Похоже, мы идем по такому же пути. Редкие островки технологичности возвышаются над равниной патриархальности и застоя.

- А не подпитывается ли такое неверие аккумулированным негативным опытом? Ведь сколько было схожих громких проектов, которые впоследствии обернулись пшиком… 

- Негативный опыт «передовых, лидерских проектов», безусловно, сказывается. Сколько шума было в свое время вокруг якобы создания производств по выпуску планшетов, компьютеров, композиционных материалов, искусственного волокна! Безудержное бахвальство породило у нормальных людей скепсис. 

Это усугубилось проведением бесконечных и помпезных саммитов, симпозиумов, съездов. Та же выставка ЭКСПО с лозунгами  о возобновляемой энергии в стране, где на примитивной основе закрывается энергобаланс, где люди стоят в очередях у угольных тупиков, оставила горькое послевкусие. Возникло ощущение, что мы вообще ничего не можем, кроме как разглагольствовать и проводить саммиты-тои. 

Есть еще один фактор, о котором нельзя не сказать. Помимо разумного опасения, что мы можем не справиться с современными энергоисточниками, передовыми предприятиями, в казахстанском обществе возникает и набирает силу отторжение от современных технологий, стремление жить, не развиваясь, не ставя новые задачи, замыкаясь в своем доморощенном. Сверхактивная пропаганда против возможного строительства АЭС, против работы Байконура, против всего индустриального... Когда-то эта неприязнь объяснялась невключенностью казахстанцев, казахов в их работу. А сейчас она превращается в форму нового луддизма: мол, не нужно нам всего этого, надо жить традиционной праведной жизнью, соблюдать обряды и не сметь думать о чем-то за их рамками. Свое негативное добавляет и победное шествие религиозных культов, набирающих все большую силу в нашей стране.

Люди сами себя обрекают на инертность, неприязнь ко всему новому, на глухой консерватизм. Возможно, в этом и состоит главный вызов для нашей страны, который мы еще не осознали.

- И все же, давайте еще раз рассмотрим перспективы Казахстана в международной кооперации в сфере космических технологий. Насколько они реальны? 

- Реализуемо все, что будет разумно обосновано и к чему будет приложена воля. Это надо всегда помнить, когда заявляют о том, что якобы что-то нам не под силу. Сейчас перед казахстанской космонавтикой стоит неотложная задача спасения и развития космодрома Байконур. Его значение выходит далеко за рамки того, что сегодня стоит в повестке дня и в запросах нашего государства. Байконур – это беспрепятственный доступ в космос, и его сохранение является исторической ответственностью нашей страны и нашего народа перед всем миром. Здесь нужны нетрадиционные подходы и реальные действия – параллельно с теми, которые уже осуществляются тем же «Казкосмосом» и другими. Не стоит жить ожиданием неудач и заниматься посыпанием головы пеплом. У нас есть все возможности для реализации проектов на основе международной кооперации, и надо идти по этому пути. 

Интернационализация Байконура -  вот главная задача на ближайшие годы.

 

Комментарии