СРЕДА, 20 НОЯБРЯ 2019 ГОДА
25970 18-10-2019, 14:44

Уехать нельзя остаться: как Казахстану не попасть в ловушку урбанизации?


Все более усиливающийся в Казахстане процесс урбанизации имеет как позитивные, так и негативные последствия. Но судя по тому, что о нем с беспокойством начинают говорить уже на самом высоком уровне, минусов у столь масштабной внутренней миграции куда больше, чем плюсов от притока «свежей крови» в большие города.

Последние, по сути, превратились в своеобразную «миграционную воронку». Нагрузка на их жилищно-коммунальную и социальную инфраструктуру превысила все разумные пределы. Окраины мегаполисов превратились в зоны социально-экономической маргинализации, и государство теперь вынуждено тратить миллиарды тенге, чтобы хоть как-то сгладить возникшие диспропорции. Поскольку в городах не создается достаточного количества производств и соответственно новых рабочих мест, многие выходцы из села, не найдя себе применения и не сумев адаптироваться к иным условиям жизни, пополняют ряды криминала, что ведет к неприятию их со стороны коренных горожан – а отсюда недалеко и до серьезных социальных конфликтов. Кроме того, как констатируют исследователи, концентрация экономического и человеческого потенциала в одном-двух мегаполисах отрицательно сказывается на положении дел в других регионах и на развитии страны в целом.

Есть ли выход из ситуации? Об этом мы беседуем с Айман Жусуповой, экспертом Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК - Елбасы.

Естественный процесс

- Недавно глава государства поручил усилить контроль над внутренними миграционными процессами, заявив, что большое население городов – это уже не предмет гордости, а проблема, которую нужно решать. С ним трудно не согласиться. Вместе с тем, казахстанские власти в последние годы выступали пусть и за «мягкую», но все же урбанизацию, предлагая в том числе государственные программы, имевшие целью переток населения из сел в города. Достаточно вспомнить появление на карте страны еще одного города-«миллионника», ликвидацию сотен бесперспективных сел. Словом, налицо противоречие. Мы сами себя загнали в угол и теперь будем искать выход из искусственно созданной ловушки?

- Внутренняя миграция в последние годы действительно приобрела масштабный характер, но в этом нет никаких противоречий. Для начала давайте посмотрим на цифры. Процесс перетока населения внутри регионов и из региона в регион условно можно разделить на два этапа. На первом, в период с 1991-го по 2014-й, внутренняя миграция варьировалась в пределах от 81600 до 177298 человек ежегодно. На втором этапе, начиная с 2015 года, наблюдалось превышение «порогового» значения этого показателя (200 тысяч), и в 2018-м он достиг 386484 человек. То есть всего за четыре года уровень внутренней миграции вырос в 2,1 раза. Причин столь значительного роста много, их можно долго перечислять и анализировать, но трудно не согласиться с Нурсултаном Назарбаевым, который в своем интервью 11 октября отметил, что они носят объективный и естественный процесс.

Во-первых, аграрный сектор уже не может создать такой высокий уровень спроса на рабочую силу, который был бы пропорционален численности населения на селе, где сегодня проживает более 40 процентов казахстанцев.

Во-вторых, существенную роль в усилении миграционных потоков внутри страны играет дифференциация регионов в экономическом и социальном плане, что напрямую сказывается на уровне доходов и занятости населения. Жители тех мест, где этот уровень ниже, вынуждены заняться поисками постоянной и достойно оплачиваемой работы, а также всего того, что входит в понятие «лучшая доля», в других регионах.

В-третьих, важным фактором (а для многих переселенцев и главной движущей силой) является желание жить в городах. Оно подпитывается жаждой самореализации, а в этом плане мегаполисы и крупные города имеют неоспоримые преимущества: жизнь там позволяет человеку наиболее полно раскрыть свой потенциал, дает возможность общения, обмена культурным опытом.

В поисках «золотой середины»

- Понятно, что для переселенцев из сел это шанс на улучшение условий и повышение качества жизни. Но что дает городам столь массовый приток мигрантов? Риски и угрозы, связанные с потенциальными социальными конфликтами, снижением уровня комфортности проживания, опасностью превращения в большие деревни?

- Конечно, внутренняя миграция не всегда носит позитивный характер. Но в целом тот факт, что люди сгруппированно начинают жить в городах, напрямую влияет на развитие экономики, ее диверсификацию. И влияние это со знаком плюс. Сегодня все чаще звучит точка зрения, что будущее за индустрией услуг. В этом контексте города традиционно выигрывают за счет близости к покупателям, густонаселенности. И в целом исследователи в самых разных странах все чаще прогнозируют, что в будущем эпоха государств сменится эпохой городов, которые станут основными хабами политической и экономической жизни.

- Действительно, мировой опыт доказывает, что чем более урбанизирован регион, тем выше в нем уровень жизни. Но наши мегаполисы пока не готовы стать гаванью для всех желающих. С другой стороны, понятно, что люди устремляются в большие города не от хорошей жизни. В итоге опять противоречие. Разрешимо ли оно в ближайшей перспективе? Удастся ли обойтись «малой кровью»? Где искать пресловутую «золотую середину»? В хорошо забытом опыте советской власти, которая довольно жестко регулировала миграцию населения в большие города? Или, может быть, снять остроту проблемы позволят новые программы развития и поддержки сел?

- Что касается «малой крови» или «золотой середины», то скажу так: граждане должны иметь возможность выбирать для себя место жительства без каких-либо ограничений со стороны государственных органов. Это является неотъемлемым правом любого человека. При этом необходимо развивать села, чтобы выбор, который делает население, носил объективный характер. То есть нужно создавать одинаковые условия для развития человеческого потенциала, обеспечивать одинаковую комфортность и перспективность проживания людей как в городах, так и в сельской местности. И с этой точки зрения очень важной и своевременной, на мой взгляд, является программа «Ауыл – ел бесігі» («Село – колыбель страны»). В ее рамках предусматривается осуществить, согласно современным стандартам качества жизни, модернизацию социально-экономической инфраструктуры сельских территорий, на которых проживает не менее 80 процентов сельского населения Казахстана. Речь идет о конкретных инфраструктурных проектах, рассчитанных на конкретные результаты.

Но проблема в том, что многие жители, ради которых все это затевается, не осведомлены о том, где и какие конкретно проекты планируется реализовать. Соответственно они не могут объективно взвесить все «за» и «против», чтобы оценить дальнейшие перспективы, принять для себя решение - остаться в родном селе или перебраться в город. Поэтому необходимо максимально полно их информировать о том, какие объекты и когда появятся, кто является ответственным за их строительство. При этом, коль скоро мы на самом высоком уровне говорим о необходимости вовлечения граждан в процессы управления государством, о важности налаживания диалога между населением и властью, стоило бы узнать, чего хотят сами местные жители, что им нужно в первую, а что во вторую очередь, как использовать выделяемые бюджетные средства, чтобы получить максимальный эффект. Ведь они лучше, чем кто бы то ни было, знают, что требуется их населенным пунктам, что должно быть в приоритете. К тому же такой подход позволил бы привлечь местную молодежь (ту самую, которая, главным образом, и уезжает в города в поисках работы) к строительству объектов, что тоже способствовало бы сокращению ее оттока из села.

Исследователи, изучающие процессы, связанные с внутренней миграцией, давно обращают внимание на то, что серьезной проблемой в больших селах является земельный вопрос. В них острее, чем в населенных пунктах, ощущается нехватка как земель сельскохозяйственного назначения, так и участков для жилищного строительства. Нередко это приводит к серьезной социальной напряженности. А снять ее можно было бы путем строительства в таких селах многоэтажных квартирных домов.

Большое значение в плане развития сельских территорий и особенно создания опорных сел имеют дороги, поскольку там наблюдается высокая степень пространственной мобильности населения, или так называемой маятниковой миграции. Этот аспект тоже учтен в программе «Ауыл – ел бесігі» и, что обнадеживает, выделен в отдельную задачу. Теперь необходимо обеспечить контроль за ее выполнением.

Конечно же, многое зависит от того, насколько эффективно будут решаться вопросы, касающиеся занятости населения, создания новых рабочих мест, - они тоже нашли отражение в программе. Ну и важно правильно подойти к ее реализации в целом. Более крупные села потребуют отдельного подхода – и речь здесь идет не только о социальной инфраструктуре, но и о системе управления, которая должна учитывать более сложную структуру таких населенных пунктов и соответствовать численности их населения.

Фото: https://kstnews.kz

Комментарии