ВОСКРЕСЕНЬЕ, 18 АВГУСТА 2019 ГОДА
2873 18-07-2019, 16:00

Сколько можно наступать на грабли имени Тамары Дуйсеновой?


Тамара Дуйсенова, бывший министр труда и социальной защиты населения, известна тем, что не смогла донести до населения суть пенсионной реформы, чем вызвала брожения в обществе и потому была отправлена «отдохнуть». С тех пор ее имя стало нарицательным – оно олицетворяет целую категорию чиновников, которые неспособны внятно объяснить не только личную позицию, но и суть реализуемых государством инициатив. И категория эта с каждым годом пополняется новыми «жертвами», которых чужие ошибки ничему не учат и которые расшибают свои лбы о те же самые грабли.

О Тамаре Босымбековне и граблях мы вспомнили не случайно. Аналогия родилась сама собой после того, как мы получили долгожданный ответ от Агентства по делам государственной службы. Но прежде чем перейти к сути вопроса, напомним его предысторию.

Больше месяца мы пытаемся найти то, чего нет. А именно взбудоражившую наше общество в начале года законодательную поправку, которая вроде бы закрепляет ответственность первых руководителей за коррупционные действия их подчиненных, что на практике означает самую страшную для чиновника кару - отставку. Появиться она должна была в законопроекте «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной службы и противодействия коррупции».

Почти год и чиновники, и депутаты в мельчайших подробностях рассказывали нам о ней с самых высоких трибун. Но в текст самого законопроекта, в рамках которого зачитывались эти «сказки», она почему-то так и не попала (с подробностями этой истории можно ознакомиться в публикациях «Правила вождения за нос: чиновники и депутаты целый год расхваливали то, чего нет?» и «Зачем команда Алика Шпекбаева занимается профанацией и показухой?» на нашем сайте). С вопросом, как такое могло случиться, мы обратились к депутатам, а также к руководителям двух агентств – по делам государственной службы и противодействию коррупции.

От главного действующего лица этой истории – главы антикоррупционной службы Алика Шпекбаева ответа мы так и не получили (хотя члены его команды все-таки вышли с нами на связь), и получим ли – вопрос, как говорится, на засыпку. А вот мажилисмены и Агентство по делам госслужбы отреагировали. Правда, их объяснения еще больше запутали ситуацию. Может, потому, что прозвучали в стиле уже упомянутой госпожи Дуйсеновой? Не верите? А зря. Вот что сообщает нам в недавно присланном ответе заместитель председателя Агентства по делам госслужбы Дархан Жазыкбаев (во избежание кривотолков приводим текст его письма полностью):

«Рассмотрев Ваше обращение по вопросу введения ответственности первых руководителей государственных органов за совершение коррупционных правонарушений подчиненными, сообщаем следующее.

Законопроект по вопросам государственной службы и противодействия коррупции, одобренный Мажилисом, разработан в порядке депутатской инициативы. То есть разработчиком являются депутаты Парламента.

При этом, Законом «О правовых актах» не предусмотрены требования по опубликованию на портале открытых НПА законопроектов, разработанных в порядке депутатской инициативы.

Законопроект, с которым Вы ознакомились в интернете – это проект, разработанный Агентством по делам государственной службы и противодействию коррупции в соответствии с Планом законопроектных работ Правительства на 2019 год.

В связи с реорганизацией АДГСПК сейчас определяется ответственный госорган по этому законопроекту.

Депутатским законопроектом предусмотрены нормы о введении дисциплинарной ответственности госслужащих, занимающих руководящие должности, в том числе первых руководителей государственных органов, за совершение их непосредственными подчиненными коррупционных правонарушений.

Также, в настоящее время прорабатывается вопрос законодательного закрепления подходов по отставке политических госслужащих, являющихся руководителями госорганов или акимами, в случае привлечения их непосредственных подчиненных к уголовной ответственности за совершение коррупционных преступлений.

Вопрос о принятии/непринятии отставки будет решаться лицами, имеющими право их назначения».

При прочтении этого письма кто-то, наверное, подумает, что мы подняли бурю в стакане воды. Не спорим, возможно, что и так. Но хотелось бы получить веские и обоснованные доказательства нашей ошибки. Как только это произойдет, мы от всей души принесем извинения за то, что по пустякам отрываем занятых людей от важных дел. Пока же концы с концами не сходятся, и, даже напротив, рождаются все новые и новые фантастические версии о том, почему никто из представителей общественности в глаза не видел зафиксированной на бумаге нормы об ответственности первых руководителей за воровство и взяточничество подчиненных, хотя «слуги народа» стерли об нее не один язык.

Если мы правильно складываем буквы в слова, то, судя по информации, предоставленной зампредом агентства, получается, что существуют два законопроекта с одинаковым названием, и оба предусматривают поправки, касающиеся государственной службы и противодействия коррупции. Один – правительственный вариант, разработанный еще недавно существовавшим Агентством по делам государственной службы и противодействию коррупции, другой – депутатская инициатива. Прецедент это или обычная практика, мы вряд ли когда-либо узнаем. Впрочем, куда интереснее другое – то, какой из двух вариантов ушел в сенат. Или же депутаты верхней палаты будут параллельно рассматривать оба? Или, может быть, текст одного законопроекта мягко влился в текст другого? А главное - почему и депутатов, и агентство чуть ли не одновременно приспичило разрабатывать законопроекты по одному и тому же поводу?

Возможно, этих вопросов и не возникло бы вовсе, если бы Дархан Жазыкбаев сразу расставил точки над i применительно к каждому из двух законопроектов. Или если бы ответивший нам ранее депутат Михаил Чирков прямо сказал, что речь идет о разработанном его коллегами законопроекте. Но он сообщил следующее: «данная норма не была размещена в свободном доступе по причине того, что она была внесена в ходе рассмотрения законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной службы и противодействия коррупции» в Мажилисе Парламента РК».

Некоторую ясность внес недавно опубликованный на сайте мажилиса документ, подводящий итоги работы VI созыва мажилиса. В нем черным по белому написано, что в сенат ушел депутатский вариант, инициированный в июне прошлого года. Вот что в нем сообщается касательно законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной службы и противодействия коррупции»:

«Инициаторы законопроекта: депутаты Парламента Республики Казахстан Исимбаева Г.И., Бектурганов Е.У., Абдиров Н.М., Аронова И.П., Бычкова С.Ф. Джарасов Ж.А., Громов С.Н., Бейсенбаев А., Ким Г.В.Руководитель рабочей группы: Чирков М.В.Члены рабочей группы: Жилкишиев Б., Жумадильдаева Н.В., Бычкова С.Ф., Оксикбаев О.Н., Мынбай Д.К., Нурумов Ш.У.Проведено 10 заседаний рабочей группы. Проект Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственной службы и противодействия коррупции» разработан в целях решения проблемных вопросов, коллизий, выявленных в ходе «круглого стола» по реализации Закона «О государственной службе в Республике Казахстан» и партийных слушаний по данному закону, а также реализации предложений партии «Nur Otan» по внедрению межрегиональной ротации государственных служащих и расширению перечня должностей, подлежащих ротации. В рамках законопроекта будут оптимизированы конкурсные процедуры, упрощен порядок прохождения гослужащими испытательного срока, уточнено понятие «вновь поступивший на госслужбу», усилены требования при внеконкурсном назначении на должности корпусов «А» и «Б».19 июня 2019 года законопроект рассмотрен во втором чтении, одобрен и направлен в Сенат Парламента».

Видимо, из природной скромности депутаты, расписав все те позитивные изменения, к которым способно привести принятие данного законопроекта, умолчали о том, что именно благодаря их усилиям министры и акимы в перспективе будут нести ответственность за коррупционные проказы своих подчиненных. Хотя это уже дело второстепенное, а главное – наконец-то дано объяснение тому, почему даже на сайте мажилиса нельзя ознакомиться с интересующей нас поправкой.

Но можно ли считать вопрос до конца исчерпанным? Как ни крути, а в вырисовывающийся сценарий все равно не вписывается многое. В частности, сыгранные заместителями Алика Шпекбаева (тогда еще председателя Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции) роли и произнесенные ими тексты.

Например, вот что говорил в сентябре прошлого года Олжас Бектенов: «Сейчас мы «зашли» в Парламент с поправками об установлении персональной ответственности руководителей, в случае привлечения за коррупцию его подчиненных. Если это касается политических государственных служащих, то речь идет о политической ответственности - обязанности подать в отставку. А если речь об административных служащих, если в непосредственном подчинении его находится сотрудник, совершивший коррупцию, то данный руководитель будет освобождаться от занимаемой должности. Я думаю, мы у депутатского корпуса поддержку найдем». Что имелось в виду? Что агентство «зашло» со своими поправками в депутатский законопроект? Но как такое вообще возможно, если уже из двух источников нам известно, что попытка закрепить такого рода ответственность – чисто депутатская инициатива, а никак не сотрудников агентства? Да и нельзя сбрасывать со счетов то, что свой законопроект Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции презентовало только в начале этого года. Выходит, есть еще один законопроект, о котором мы не знаем? Или сотрудники агентства вышли с инициативой в парламент какой-то другой страны? Если честно, мы уже ничему не удивимся.

Ну а если серьезно, то пока складывается ощущение, что либо депутаты внаглую стырили у АДГСПК идею наказывать министров и акимов за проворовавшихся чиновников, либо сотрудники агентства, воспользовавшись обсуждением в мажилисе депутатского законопроекта, устроили себе шикарную пиар-кампанию. Впрочем, без Алика Шпекбаева, как без пресловутой бутылки водки, в этой ситуации не разобраться. Хочется верить, что он наконец-то выйдет из тени и расставит точки над i.

Иллюстрация: cluber.com.ua

Комментарии