ПЯТНИЦА, 26 АПРЕЛЯ 2019 ГОДА
4416 20-03-2019, 13:26

«Базарком» Руслан Даленов как олицетворение казахстанской экономики


Стиль поведения нового министра национальной экономики РК Руслана Даленова,  мягко говоря, озадачивает. Он настолько увлекся мониторингом стоимости огурцов и помидоров на столичных рынках, что начинаешь беспокоиться: а дойдут ли у него когда-нибудь руки до других, куда более значимых в государственном масштабе дел? Народная молва уже окрестила его «базаркомом» и «тепличным министром». Но смешного в сложившейся ситуации мало, так как на повестке дня стоит вопрос серьезнее некуда: куда ведет нашу экономику Даленов?

С одной стороны, благодаря повышению  (а в кресло министра он, напомним, перебрался с поста заместителя) Руслан Ерболатович сразу же взял быка за рога. Что ни говори, а ему все-таки удалось заставить «покраснеть» цены на овощи в Астане.  Спустя неделю после активной беготни по рынкам он подвел итог своей бурной деятельности. «Если вы обратили внимание, цены не выросли по Астане, а в некоторых торговых точках даже  понизились. Там, где цена огурцов была 1400 тенге, стала 1200, где была 1000 — стала 800. Важен сам факт, что тренд не стал восходящим», - заявил он.

Но, с другой стороны, то, что министр выиграл первое сражение, еще не говорит о его способности выиграть всю войну. Возможно, первым  успехам руководителя главного экономического ведомства страны и стоило бы порадоваться, если бы, во-первых, он боролся не со следствием, а с причинами неадекватного ценообразования, и, во-вторых, если бы этими своими в общем-то безобидными действиями он не иллюстрировал намерение и дальше  двигаться в довольно опасном русле, вламываясь в храм рыночной экономики (которую мы вроде бы все еще продолжаем строить?) с грациозностью слона в посудной лавке.  Но обо всем по порядку.

После негативных оценок, которые глава государства дал теперь уже бывшему составу правительства, от нового министра экономики все ожидали, как минимум, нового взгляда на пути решения застарелых, если не сказать хронических, проблем. Однако Руслан Ерболатович не спешит раскрывать карты, ограничиваясь лишь общими фразами и обозначением потенциальных направлений.

Пока что отечественная экономика, согласно сценарию Даленова, делает явный крен в сторону поддержки социума, что с учетом ее нынешнего состояния и существующей структуры выглядит весьма и весьма неоднозначно. 

Общаясь в конце февраля с журналистами, министр назвал стоящие перед его ведомством первоочередные задачи. «Первое - это повышение качества роста экономики. Если будет качественный рост экономики, то будет качественный рост благосостояния. Это наша конечная цель. Для этого у нас имеются все инструменты. У нас есть уникальная возможность, поскольку мы можем скоординировать таможенную, бюджетную, налоговую, инвестиционную политику для усиления и улучшения качества экономического роста».  

Что конкретно подразумевается под «инструментами», министр скрывать не стал. Это все тот же арсенал заржавевших отмычек, которыми пытались орудовать его предшественники, так и не сумевшие выточить по четко заданным лекалам «ключи от кризиса». А если конкретно, то это внедрение социальных стандартов, увеличение доходной части бюджета преимущественно за счет изменения (в нашей ситуации ужесточения) налогового законодательства, снижение уровня теневой экономики, стимулирование безналичного денежного оборота и более эффективное расходование бюджетных средств.  Словом, ничего нового. Только вот интересно: если, как выразился министр, и инструменты у нас есть, и возможности их использовать имеются, то почему качественный экономический рывок не был сделан раньше? Что мешало Руслану  Даленову подсказать своему бывшему шефу, в каких закромах следовало бы поискать резервы для роста? Стеснялся?

Увы, несмотря на всю значимость и ответственность занимаемой Русланом Ерболатовичем должности, его умозаключения пока выглядят голыми фантазиями, если не сказать жестче – попахивают банальным популизмом. Складывается ощущение, что программа-максимум нового министра ограничивается намерением «тянуть резину», жонглируя привычным набором терминов, перечисление которых ласкает слух, но в сумме дает нулевой эффект. В доказательство такого утверждения можно привести опыт отправленного недавно в отставку правительства, чью работу отличал формальный подход. Пока даже сложно предположить, что в обозримой перспективе с уст Даленова будут слетать такие слова, как «диверсификация», «импортозамещение», «свободный рынок». Хотя именно отсутствие даже мало-мальских достижений на этих направлениях и  не позволяет отечественной экономике адекватно развиваться.

Впрочем, несмотря на очевидную попытку обойти острые углы, Руслану Даленову, скорее всего, вряд ли позволят двигаться по инерции и носиться целыми днями по столичным рынкам, уговаривая продавцов снизить цены. Премьер-министр Аскар Мамин уже дал понять, что готов осложнить ему жизнь. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что глава правительства поставил задачу добиться по итогам года роста ВВП в 5 процентов, тогда как в презентованных на прошлой неделе Русланом Ерболатовичем прогнозах макроэкономического развития фигурирует цифра в 3,8 процента…

Рост на 5 процентов, конечно, выглядит малореальным. Тем более что повышения  средней цены на нефть аналитики в этом году не прогнозируют. Но Казахстан – страна больших возможностей, а значит, самое невероятное у нас вполне  может стать очевидным. Поэтому следует ожидать того, что для решения столь амбициозной задачи  правительство все чаще будет прибегать к режиму так называемого ручного управления экономикой. Такой вариант развития событий, по мнению ряда экспертов, весьма реалистичен, тем более что использование административного ресурса в ответ на давление рынка стало для нас уже обычной практикой. Вспомните беспрецедентные социальные инициативы, которые были озвучены на недавно прошедшем съезде партии «Нур Отан» и на реализацию которых привлекаются средства из Нацфонда; снижение фактически по указке главы государства тарифов на коммунальные услуги… Да и министр Даленов явно не зря «тренируется на кошках», вернее, на огурцах и помидорах – похоже, отрабатывает меры административного воздействия.

Но позволит ли усиление роли государства в экономике достичь желаемого позитивного  эффекта, который, как сказал Даленов, выразится в росте благосостояния казахстанцев?  С формальной точки зрения, возможно, да: «Нацфонд нам строить и жить помогает». Однако добиться именно реального экономического эффекта без структурных и институциональных преобразований весьма сомнительно – банальная раздача дешевых денег еще ни одну страну не приводила к качественному экономическому росту.

- Главным тормозом на пути к росту благосостояния, будь то США, Швеция, Казахстан или любая другая страна, является вмешательство государства в рынок, - считает экономит Саян Комбаров. -  Такое вмешательство является формой центрального планирования и произвольного перераспределения капитала и производительных сил общества, что не позволяет ему достичь оптимальной аллокации ресурсов и максимально полного и своевременного удовлетворения текущих запросов потребителей, не подвергая угрозе будущее.

И с этим мнением трудно не согласиться. Если в своем глазу не видно соринки, то уж бревна, образованного вследствие таких же подходов в России и Беларуси, не заметить просто невозможно. Это непоследовательность экономической политики, снижение инвестиционной привлекательности по причине ее неясности и непредсказуемости в целом для потенциальных инвесторов, снижение конкуренции и много других неприятных сюрпризов, бьющих не только по репутации государства, но и по карманам  потребителей. Фактически это тупик. Как выразился один из белорусских экономистов, ручное управление экономикой «не позволяет создать никакого страхующего слоя в виде частного сектора с его механизмом прибылей и убытков,  личной заинтересованностью в снижении затрат и внедрении энергосберегающих технологий. Население  же и госпредприятия разбалованы тотальной субсидиарностью, дотациями и тем, что «государство в беде не оставит».

- Экономическая эффективность требует точной и своевременной рыночной информации о спросе и предложении, которая выражается в ценовых сигналах, передающих производителям и инвесторам данные о запросах потребителей. От степени точности и быстроты удовлетворения этих запросов зависит прибыль. Таким образом, прибыль является результатом качественного и эффективного обслуживания массового потребителя. Прибыль, заработанная созданием потребительской стоимости без помощи и субсидий государства, позволяет обществу быть социально ответственным, - констатирует Саян Комбаров и уточняет. -  Прибыль производителей позволяет не только удовлетворять потребности общества, платить зарплату, оплачивать услуги и продукцию поставщиков, займы и проценты кредиторам, дивиденды акционерам, налоги и пенсионные отчисления. Прибыль позволяет зарабатывать всем участникам и партнерам бизнеса.

- Важно помнить, - добавляет он, -  что государственное перераспределение не создает ничего из воздуха. Чтобы кому-то дать, государство должно сначала откуда-то это взять. Субсидирование не должно угнетать прибыльность и ответственность собственников за результаты своего труда, производства и использования имущества и капитала.

Что касается условий для реального роста благосостояния казахстанцев, то, как считает эксперт, они должны проистекать из прибыльности, свободного рынка и капитала. Но, по его словам, государство сегодня в принципе неспособно решить эти проблемы.

Аналогичного мнения придерживается и экономист Рустем Жансеитов:  «Рыночные отношения у нас как бы присутствуют, пусть и со своими особенностями, о которых можно долго говорить. Все остальное - чистой воды популизм, направленный на снижение социального градуса».
- Все прекрасно видят, как раздаётся множество обещаний, большая часть которых не выполняется, а если и выполняется, то сугубо формально и не так, как ожидалось, - говорит эксперт. - Наша экономика сохраняет многие черты ещё той плановой социалистической - спускаются планы, требуется их выполнение. Но исполнение и контроль далеко не идеальны. Плюс коррупция в огромных масштабах.  Так что политика правительства напоминает затыкание дыр, а не системную работу. Это говорит об отсутствии внятной стратегии и перспектив, связанных  с оздоровлением экономики и, прежде всего, финансового сектора. Галопирующая инфляция уже напоминает нигерийский вариант…

Рустем Жансеитов считает, что Казахстану необходимо полное переформатирование системы:

- Экономика слабая, мало кто понимает, куда мы идём, планы и цели размытые, а исполнение страдает от неэффективного менеджмента и отсутствия тотального жёсткого контроля, - полагает он. 

В итоге мы имеем пресловутый, пусть и искусственно созданный замкнутый круг, разорвать который Руслану Даленову, несмотря на его знания, опыт и жажду деятельности, вряд ли будет под силу. Конечно, от реальных проблем он всегда может спрятаться за маской базаркома, но и у него рано или поздно сядут батарейки. Когда же это произойдет, останется только одно – чистой воды популизм. А эта болячка куда более опасна, чем опыты по сращиванию рынка с диктатом государства, о чем говорит и Саян Комбаров: «Любое, даже самое богатое ресурсами общество может быть разорено безответственным популистским неприбыльным распределением благ, социализацией убытков и неэффективности».

 

 

 

 

Комментарии