ВТОРНИК, 22 ЯНВАРЯ 2019 ГОДА
6002 8-01-2019, 14:00

Пенсии: чиновники продолжают верить только в то, что сами же и придумают


Любая реформа в социальной сфере - процесс весьма болезненный. Причем не только для населения, но и для самих авторов этих реформ. Вспомните, сколько «горячих голов» слетело с высоких постов за последние двадцать лет, сколько министерских тел было отправлено либо в отставку, либо на принудительный «отдых». Но, видимо, столь печальный опыт ничему не научил чиновников. Они по-прежнему витают в эмпиреях, а внедряемые ими новшества, как и прежде, зачастую «берутся с потолка» и не имеют под собой реальных обоснований. 

Трансформация или мутация? 

В качестве иллюстрации можно привести деятельность Министерства труда и социальной защиты населения. Хотя его возглавляет «свежий» министр, прежде не работавшая ни в самом этом ведомстве, ни в подчиненных ему структурах (а, значит, обязанная четко просчитывать каждый свой шаг, чтобы не опростоволоситься), складывается ощущение, что Мадина Абылкасымова оказалась в плену многолетних «традиций», сложившихся в этой сфере.

Пенсии: чиновники продолжают верить только в то, что сами же и придумают

Поэтому можно предположить, что она будет наступать на те же грабли, о которые разбили свои лбы многие ее предшественники и предшественницы. 

Менее чем за год ее руководства министерство успело допустить уже несколько «проколов», число которых множится и которые все чаще становятся поводом для разбирательств на самом высоком уровне. Главная причина видится в том, что команда Абылкасымовой явно недооценивает важность аналитического сопровождения продвигаемых реформ. Складывается ощущение, что в этом ведомстве чтут не экспертное мнение, а творчество Макса Фрая и живут исключительно по написанному им «уставу»: «Делай вид, будто у тебя все в порядке. Ты удивишься, когда поймешь, насколько это эффективный метод. После того, как сумеешь обмануть себя, тебе вообще все на свете будет по плечу». 

«По плечу» команде Абылкасымовой оказалось, например, свернуть такую гору, как методика исчисления базовой пенсии, о необходимости пересмотра которой на протяжении долгих лет говорили как специалисты, так и парламентарии. В июле прошлого года изменения наконец-то стали реальностью. Как обещалось, они приведут к «торжеству социальной справедливости». Но это, похоже, тот самый случай, когда гладко было на бумаге, да забыли про овраги. 

Напомним вкратце суть новшества. Раньше размер базовой пенсии был единым для всех пенсионеров и не зависел от трудового стажа, а теперь этот самый стаж учитывается. Если он меньше десяти лет либо вовсе отсутствует, то размер базовой пенсии составляет 54 процента от величины прожиточного минимума (ВПМ). За каждый год сверх десятилетнего стажа прибавляются два процента. Соответственно, у тех, чей стаж равен 33 годам, эта самая базовая часть сравнялась с ВПМ. В прошлом году данная цифра составляла 28284, а в начавшемся – 29698 тенге. 

Если верить тому, что написано в Концепции модернизации пенсионной системы, предлагаемые преобразования направлены не только на снижение уровня бедности среди тех, кто уже вышел на заслуженный отдых, но и на усиление трудовой мотивации и формализацию трудовых отношений будущих пенсионеров. Да и озвученные чиновниками цифры вселяли оптимизм. В частности, сама Абылкасымова летом прошлого года говорила, что «базовая пенсия в среднем увеличится на 67 процентов», что «более миллиона казахстанцев пенсионного возраста получат базовую пенсию в максимальном размере», а еще «для 930 тысяч человек повышение составит от 37 до 81 процента». Но в наступление пенсионного рая не позволили поверить эксперты. 

Они почти сразу же - еще тогда, когда идея только обсуждалась - восприняли ее в штыки. Так, в интервью нашей газете общественный деятель Людмила Жуланова, в прошлом занимавшая должности заместителя генерального директора Государственного центра по выплате пенсий и вице-министра труда и социальной защиты населения, недвусмысленно дала понять, что реформа в таком виде продиктована чем угодно, но только не социальной справедливостью. 

По ее словам, смысл выплачиваемого ранее базового пособия по возрасту  состоял в том, что в случае грядущего прекращения выплаты солидарной пенсии оно имело бы особую актуальность в части поддержки пенсионеров государством. Особенно важно это было для тех, кто в силу различных причин не мог работать и потому не имеет пенсионных накоплений. К примеру, для не работавших многодетных матерей. С трансформацией же пособия в базовую пенсию на этой идее был поставлен жирный крест. «На мой взгляд, базовое пособие по возрасту следовало сохранить - патерналистская политика государства предполагает одинаковое отношение ко всем своим гражданам. Пусть каждый в старости получит то, что накопил, но государственная поддержка не должна быть дискриминационной», - делала вывод Людмила Жуланова. 

Ее поддерживали многие другие эксперты, но министерство рвалось вперед, не обращая ни на кого внимания и будто ставя перед собой цель, напороться днищем реформ на как можно большее количество подводных камней. Кстати, для справки: только в первый месяц внедрения пенсионного новшества за разъяснениями в органы социального обеспечения и представительства «Корпорации для граждан» обратились свыше двадцати тысяч казахстанцев, недовольных изменениями. Но остановиться, подумать, внести коррективы в стартовавший процесс, похоже, было некому и некогда. В этой связи вспоминается покойный Виктор Черномырдин с его поистине гениальной фразой: «Они вынуждены продолжать то, что уже наделано». 

Работа над ошибками 

Не исключено, что преподносимая как нечто социально-прорывное трансформация базовой пенсии так бы и продолжила мутировать, все больше раздражая население своей «конгениальностью», если бы осенью депутатский корпус не попытался подложить взрывчатку под рельсы уже стартовавшей реформы. В частности, на пленарном заседании нижней палаты парламента Артур Платонов озвучил запрос на имя премьер-министра Бакытжана Сагинтаева, отметив, что многие состоявшиеся пенсионеры и выходящие на пенсию госслужащие, представители частных структур, работники предприятий в форме ТОО, ИП не согласны с существующей методикой расчета базовой пенсии.

Пенсии: чиновники продолжают верить только в то, что сами же и придумают

Свой запрос мажилисмен сопроводил фактами, которые камня на камне не оставляют от нарисованной министром идиллической картины: «При оформлении базовой пенсии в органах социальной защиты, а также при ее перерасчете указанная категория людей сталкивается со следующей проблемой – стаж в трудовой книжке не соответствует стажу, учитываемому органами соцзащиты, по причине того, что органы соцзащиты включают в стаж только те месяцы, когда поступили обязательные пенсионные взносы. Как выяснилось, до 1 января 2018 года предприятия, работающие по упрощенной форме налогообложения, могли оплачивать налоги, в том числе и обязательные пенсионные взносы, социальные отчисления, раз в полгода, есть случаи и в конце года, одной платежкой. Это не возбранялось правилами, согласно которым обязательные профессиональные пенсионные взносы за работников исчислялись не позднее 25-го числа второго месяца, следующего за отчетным налоговым периодом. Что и делала основная масса ТОО и ИП, так как это экономило время и средства. ИП, ЧП, по упрощенке делают отчисления раз в квартал, и при начислении пенсий в расчет берутся начисления по дате оплаты налогов. В результате четыре года трудового стажа превращаются в один год и два месяца. То есть работодатель делает перечисления за квартал, а четвертый квартал вообще оплачивается в первом квартале следующего года, и за год учитываются всего три месяца». 

В результате депутат приходит к следующему выводу: «Возникает парадокс. В трудовой книжке стоит запись, подтверждающая факт работы, но при начислении обязательных пенсионных взносов, согласно новой методике расчета базовой пенсии, получается: если перечисление пенсионных взносов в один месяц осуществлено сразу за несколько месяцев, то период участия в накопительной пенсионной системе составит только как один месяц. Работники социальных служб, опираясь на это положение, предлагают указанной категории пенсионеров доказывать свой стаж через судебные инстанции».

Надо отдать должное премьер-министру – он решил разобраться в ситуации. Как стало известно в прошлую пятницу, Бакытжан Сагинтаев поручил Министерству труда и социальной защиты населения провести ревизию назначенной базовой пенсии на предмет корректности учета стажа. 

Будет ли толк? 

За комментарием мы обратились к Сарсенбаю Жумашеву, полковнику в отставке, который собаку съел на вопросах пенсионного обеспечения. Больших надежд в связи с предстоящим «разбором полетов» он не питает, так как не видит конструктивного подхода к решению проблем ни со стороны Министерства труда и социальной защиты, ни со стороны депутатского корпуса. 

Пенсии: чиновники продолжают верить только в то, что сами же и придумают

- Смею предположить, что не с методикой расчета не согласен депутат, а с размерами выплат за период трудовой деятельности гражданина, подтвержденный фактическим стажем или выслугой, которые, согласно Трудовому кодексу, устанавливаются по трудовой книжке или по послужному списку в личном деле, - говорит Сарсенбай Алдиярович. - То, что стаж, указанный в трудовой книжке, не совпадает с периодом перечисления обязательных пенсионных взносов, - это уже совсем другое дело. При добросовестном исполнении Закона «О пенсионном обеспечении» и постоянном перечислении работодателем пенсионных взносов согласно трудовому договору, заключенному с работником, никаких расхождений с действительностью быть не может. А то, что работники территориальных органов ГЦВП и МРЦСВ Минтруда и соцзащиты населения не включают в стаж годы работы (службы) подтверждаемые документами, так это проблема некомпетентности данных работников. Виноват ли гражданин в том, что ТОО или ИП не отправляло своевременно платежку в пенсионный фонд, а социальные работники четыре года трудового стажа превращают в 1,2 года? Здесь не методика виновата, здесь налицо никуда негодная работа органов контроля и надзора за исполнением законов. И тут попытка заставить людей доказывать наличие того или иного стажа через судебные инстанции не пройдет. Это все равно, что обязать верблюда доказывать, что он верблюд. К тому же это потребует времени, здоровья, оплаты адвокатских услуг. В итоге себе дороже выйдет. 

По мнению Сарсенбая Жумашева, раз и навсегда решить основную массу «пенсионных» проблем могло бы изменение законодательства. 

 - Я бы предложил исключить из Закона «О пенсионном обеспечении» слова «назначать», «назначается», - говорит он, - и внести следующую норму: «Право на пенсию (пособия) оформляется расчетным путем, исходя из норм, размеров и установленного законами порядка на основании справки о доходах и выписки из трудовой книжки (послужного списка). Форма расчета пенсии (пособия) устанавливается Правительством РК. Один экземпляр расчета выдается организацией при увольнении работника по наступлению пенсионного случая, второй экземпляр расчета направляется территориальным органам социального обеспечения для вынесения решения по установлению вида, размера (%) и суммы (тенге) пенсионных выплат». И все. Тогда Министерству труда и соцзащиты не придется корпеть над какими-то специальными методиками исчислений, депутатам не нужно будет закидывать премьер-министра запросами, а главе кабмина как-то на них реагировать…

Но, конечно же, Сарсенбай Жумашев прекрасно отдает себе отчет в том, что высказываемые им, равно как и другими экспертами, идеи не очень высоко ценят «наверху» - там предпочитают симбиоз из обрывков международного опыта. А потому он с сожалением констатирует, что и на этот раз грядущий ветер перемен вряд ли окажется попутным. Даже несмотря на то, что поднят он самим премьер-министром…

 

 

Комментарии